Среда, 13.12.2017, 23:52                                                 

                                                                                                                               

Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Форум » Зал теории и практики » Психология » Гнев
Гнев
НадеждаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:21 | Сообщение # 1
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Администраторы
Сообщений: 10726
Статус: в медитации
Гнев, ярость, агрессия, раздражение - столь частые явления нашей жизни, отравляющие жизнь и мешающие продуктивно работать, строить взаимоотношения, любовь, семью, приносящие немало горя, а иногда разрушающие не только ментально, но и физически.
В то же время гнев - очень нужная нам эмоция, гнев помогает отстаивать свою территорию, выживать и защищать себя. Главное научиться его правильно выражать.

Каждого из нас можно рассматривать как существо "четырёхмерное", существующее одновременно в четырёх измерениях: физическом, эмоциональном, интеллектуальном и духовном. Согласно данной теории, в каждой из этих "ипостасей" мы получаем информацию о нас самих и об окружающем мире, а в соединении они делают нашу жизнь насыщенной, многогранной и гармоничной.
Учёные пришли к согласию в том, что существуют четыре основных эмоции: гнев, страх, печаль и радость. И все нюансы наших чувств можно привязать к ним. Например, ужас - крайняя степень страха, отчаяние - печали, ликование - радости, а раздражение - это оттенок гнева.
У каждой из четырёх эмоций есть своё значение, каждая имеет право на существование и каждой присуща своя особая красота.
Эмоцию можно определить как внезапную реакцию на что-то всего человеческого организма, поскольку она включает физиологические компоненты (реакция нашего тела), познавательные (реакции нашего духа и интеллекта) и поведенческие (внешнее проявление реакции).

Если эмоция не угасает в течение долгого времени, правильнее было бы говорить о чувстве или настроении.
Культура нашего времени, та цивилизация, к которой мы принадлежим, настроена на борьбу с эмоциями. Современное общество в целом не слишком ценит отношения, в которые каждый из нас вступает со своими эмоциями, ему неинтересны ни распознавание эмоций, ни тем более способы их выражения.
И так почти в любой области. Господствующая культура более или менее явным образом постоянно побуждает нас выбирать поведение, которое позволило бы избежать проявления эмоций или, по крайней мере, сильно ограничить любую форму их выражения.


 
НадеждаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:25 | Сообщение # 2
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Администраторы
Сообщений: 10726
Статус: в медитации
Эмоции не бывают "хорошими" или "плохими".
Одна из самых больших трудностей в управлении эмоциями возникает, когда смешиваются два уровня - эмоциональный и рациональный. Часто при виде человека, открыто выражающего свои чувства, другие, искренне считая себя его доброжелателями, говорят: "Ну до чего же неразумно он себя растрачивает! Сколько эмоций тут совершенно ни к чему!".
Несовпадение эмоционального и рационального уровней часто приводит к фрустрации и страданиям тех, кто находится на эмоциональном. Выслушивать рациональные доводы в ответ на искренние эмоции бывает весьма и весьма неприятно.
Можно рассуждать со знанием дела, уместно ли при тех или иных обстоятельствах рассердиться, заплакать или испугаться, но с эмоциональной точки зрения такое обсуждение не имеет никакого смысла.

На наш взгляд, в делении эмоций на "хорошие" и "плохие" смысла ничуть не больше, оно неоправданно, и мы предлагаем читателю на всё то время, которое он проведёт с нашей книжкой, забыть о таком делении. А главное, хотя это и намного труднее, не делать различий между гневом "праведным", то есть справедливым, и несправедливым, "неправедным". Потому что любой гнев оправдан эмоционально!
Как можно не одобрять гнев! Ведь гнев - эмоция, а значит, справедливо будет напомнить, что печаль, радость и страх, которые тоже являются эмоциями, отнюдь не вызывают такого сильного неодобрения. Попробуем разобраться, почему именно к гневу "придираются", почему его осуждают? Мы видим здесь как минимум три причины.

Три причины, по которым не одобряют гнев.
Первая причина: заблуждение людей, которые путают гнев с яростью.
Вторая причина: предрассудок, в соответствии с которым считается, будто любовь и гнев - две вещи несовместные.
Третья причина: гнев - один из семи смертных грехов.

Первая причина всеобщей "нелюбви" к гневу - она же и основная, а потому мы будем часто к ней возвращаться: люди везде и почти всегда путают гнев с яростью, которая обычно сопровождается насилием.
Большинству из нас попросту трудно себе представить, как может выглядеть гнев без ярости, без насилия. Учтите: когда мы говорим о насилии, то включаем в это понятие не только самую нетерпимую его форму - физическое насилие, рукоприкладство, но ясно и недвусмысленно присоединяем сюда же и насилие вербальное - оскорбления, угрозы, обидные, унижающие слова.
С того мгновения, как "гнев" сопровождается такими или похожими выкриками: "Ты сволочь!", "Сам сволочь", "Подонок!", "Ты никогда не изменишься!", "В гробу я тебя видел!", "От тебя уже крыша едет!" - мы покидаем область гнева и входим в область насилия. Пусть и вербального.
Может быть, вы спросите: что же это за гнев, если сказать ничего нельзя? Его же никак иначе не выразишь! Что останется от гнева, если лишить его этой составляющей?
Останется подход, требующий больших усилий, но как показывает опыт, эти усилия оправдывающий, и заключается он в том, что человек полностью берёт на себя ответственность за эмоциональное состояние, в котором по той или иной причине находится.
Лучший способ этого достичь - заменить "ТЫ" на "Я".
Предложение не новое и не оригинальное, но для этой цели, которую мы перед собой поставили, в нём и заключено самое главное.
Если вы кажете "я злюсь" вместо "ты сволочь", это изменит всё.
Мы отлично сознаём, что наше главное предложение совсем нелегко применить на практике. И прекрасно понимаем, как трудно решить раз и навсегда: "Я беру на себя ответственность за свои эмоции, потому что это мои эмоции, и я говорю не "ТЫ", а "Я", говорю от первого лица". Но это единственный способ не дать гневу с насильственной составляющей победить.

Попытайтесь вспомнить самые ранние воспоминания о том, какими были в гневе ваши близкие: отец. мать, братья или сёстры. Очень может быть, вам придут на ум примеры гнева с применением насилия, хотя бы вербального. Возможно, ваши разгневанные близкие не брали на себя ответственность за свои эмоции, они порицали, упрекали собеседника, поводы и слова были разные, но по сути все имели ввиду одно и то же: "Ты не такой, каким бы мне хотелось тебя видеть, и это приводит меня в ярость".
Вряд ли кому-нибудь из нас - во всяком случае, подавляющему большинству. - удастся вспомнить примеры гнева, выраженного без всякого насилия, а если кто-то и вспомнит, такие случаи окажутся, как это ни печально, редчайшим исключением.
И поскольку мы - первое поколение, которое хочет научиться выражать свой гнев именно БЕЗ насилия, это потребует от нас немалых творческих усилий. Причём, сознательных.

Вторая причина, по которой не одобряют гнев.
Предрассудок, в соответствии с которым считается, будто любовь и гнев - две вещи несовместные.
Вторая причина, по которой гнев так сурово осуждают, состоит в том, что чрезвычайно широко распространено мнение, будто гнев и любовь не способны ужиться.
Якобы гневу не место там, где царит любовь.
Эту мысль, как правило, нам стараются внушить родители. Вот два примера:
"Когда ты злишься, папа тебя не любит".
"Ты выглядишь глупо, когда вот так орёшь; если хочешь, чтобы я тебя любила, будь хорошей девочкой, послушной, тише воды, ниже травы".
Отметим мимоходом бессмысленность этой классической формулировки. Этимология возводит слово "эмоция" к латинскому глаголу "movere" - "двигаться". Двигаться "тише воды, ниже травы" трудно, практически невозможно. Стало быть, если довести предложение до логического конца, девочке, которой велено быть "тише воды, ниже травы", лучше вовсе не двигаться. Ну а если не двигаться, значит, и не испытывать никаких эмоций!
Поскольку потребность в любви - одна из самых насущных наших нужд, в глубине нашей души и нашего сознания быстро запечатлевается "аксиома": в настоящей любви гневу нет места! По существу - это заблуждение, но оно распространяется всё шире и шире.
Поэтому любое проявление гнева становится для поверивших в подобную "истину" знАком того, что любовь или дружба в опасности; что чувства либо недостаточно сильны, либо не истинны.
Такое неправомерное и весьма прискорбное сближение понятий является, на наш взгляд, результатом всё той же путаницы: гнев неправомерно отождествляют с насилием.
И мы абсолютно убеждены, что гнев без насилия и любовь уживаются, и уживаются прекрасно. Более того - гнев не только не вредит любви или дружбе, но позволяет сохранить их живыми, очистить от "камней за пазухой", от недовольства и озлобления, которые накапливаясь, мешают продолжению отношений.

Примирение любви и гнева всегда требует времени.
Но чем раньше мы научимся выражать свой собственный гнев и принимать гнев окружающих, тем скорее избавимся от потребности проявлять насилие. Может быть, это кажется парадоксальным, однако насилие возникает тогда, когда гнев подавляется слишком долго или когда другой не понимает тебя, твоего гнева и его причин.
Под словами "понимать гнев" подразумевается только одно: желание и умение признать, что данная эмоция существует. "Я понимаю твой гнев" = "Я вижу, что ты сердишься". Когда нет признания испытываемой человеком эмоции, у него часто нет иного выбора, кроме как взорваться, применить насилие.
Выражение гнева без приступов ярости, без насилия представляется нам особенно действенной формой предупреждения насилия.

Причина третья: гнев - один из семи смертных грехов
Не имеет значения - религиозны мы или атеисты, не имеет значения, к какой конфессии принадлежим: так или иначе, живём мы в цивилизованном культурном обществе. И в течение тысячелетий гнев для нас остаётся не просто грехом, но одним из семи смертных грехов.
Несмотря на то, что в наши дни всё реже и реже встречаются люди, верящие, что за гневливость им уготовано гореть "в геенне огненной", когда веками из поколения в поколение передаётся вера в то, что гнев - смертный грех, следы этого верования надолго запечатлеваются в коллективном бессознательном.
И этим подтверждается наше суждение о том, что восстановить гнев в правах непросто и на это требуется время...


 
НадеждаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:29 | Сообщение # 3
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Администраторы
Сообщений: 10726
Статус: в медитации
ГНЕВ

* Функции
Итак, мы знаем, что гнев - это эмоция. Как у всех эмоций, у гнева две функции: подготовка к действию и общение.
Функция подготовки к действию в данном случае означает подготовку к сражению, а в процессе общения тот, кого охватил гнев, пытается запугать другого. "Берегись! То, что ты делаешь, меня не устраивает, и я предупреждаю: если станешь продолжать в том же духе, я вызову тебя на поединок. И вообще погляди, какой я сильный и грозный".
Этот стиль поведения не слишком отличается от кошачьего: кошка всегда шипит и ставит дыбом шерсть, когда хочет испугать противника.
Как определяет Энциклопедический словарь Ларусса, "гнев в инстинктивной, спонтанной форме - это чувственная реакция страдающего существа на того, кто заставил его страдать, и такая форма гнева роднит человека с животным".
Назначение нашего гнева - показать другому, что, если он будет упорствовать в своём поведении, мы "пойдём дальше" и станем воинственны, то есть способны применить насилие. Показывая свою "мощь", мы стремимся испугать своего "противника": хватит, прекрати, меня совершенно не устраивает твоё поведение, и если ты не перестанешь быть для меня опасным, тебе же хуже.
Гнев внезапно вспыхивает и так же резко гаснет, когда другого удаётся устрашить и остановить.

НАСИЛИЕ
*Определения
Petit Robert (1990): "Проявление врождённой склонности к грубому выражению чувств".
Lexis (1977): "Совершить насилие - принудить к чему-то, используя силу или запугивание".
Если мы обратимся к старинным источникам, то увидим, что в те времена определения меньше соотносились с моралью:
"То, что осуществляется с применением силы" (Littre, 1866). Или "Выплёскивание доведённой до крайности физической энергии, действие, которое невозможно сдержать" (Larousse Encyclopedique, 1907).
* Функции
Мы уже знаем, что гнев - это форма устрашения, цель при этом состоит в том, чтобы сообщить другому: "Если ты сейчас же не перестанешь так себя вести, тебе грозит нападение с моей стороны!".
Если другой тут же не идёт на попятную или, по крайней мере, не прекращает вести себя, с точки зрения гневающегося, агрессивно, тот, как уже было сказано, мгновенно бросается в атаку, иными словами - переходит к насилию. У которого есть несколько уровней: насилие вербальное (сначала критика поведения, затем критика личности, а напоследок самое страшное оружие - угроза порвать отношения) и, если оно не действует, насилие физическое.

Разбираясь в том, что такое насилие, на наш взгляд, прежде всего надо понять следующее: в любом насилии проявляется одна из составляющих личности каждого из нас - теневая сторона. Конечно, все мы - существа, сотканные из света и достоинств, но не секрет, что при том мы не лишены ни тёмных пятен, ни недостатков. Наша жестокость - часть нашей теневой стороны.
Когда мы осознаём, что это часть нашего существа, нашей личности, мы тем самым создаём для себя условия, при которых насилие перестаёт быть активным и делается менее опасным.
Если что-то и может роднить гнев с любыми проявлениями насилия, это - необходимость понять и принять их, не осуждая: то и другое - человеческие проявления, свойственные подавляющему большинству людей.
Но...
Принимая гнев, мы принимаем и необходимость выражать его без насилия.
Принимая насилие, мы принимаем только необходимость не осуждать его, но не принимаем применять его на практике.
Гнев без насилия - это наилучший способ профилактики насилия.

В связи с недавними событиями в Норвегии, вижу очевидную важность профилактики насилия, о которой было сказано выше.

АГРЕССИВНОСТЬ

*Определения
Агрессивность в определениях характеризуется в основном беспричинностью нападения.
"Неожиданное и ничем не спровоцированное нападение" (Larousse Encyclopedique, 1907).
"Яростное нападение, неоправданное необходимостью самозащиты" (Littre, 1866).
Более современные толковые словари, не избежавшие влияния психоанализа, дополняют эти определения, используя принятые в психологии представления и термины:
"Один из основных инстинктов живого существа, связанный, по мнению некоторых исследователей, с разрушением, а по мнению других - с самоутверждением" (Petit Robert, 1990).
"Основная тенденция психики; проявление инстинкта агрессии, способного в случае психической неуравновешенности выражаться в постоянной враждебности по отношению к окружающим" (Lexis, 1977).

*Функции
Агрессивность, в отличие от гнева, чувство постоянное, и возникает оно от того, что человек страдает от соприкосновения с окружающим миром, который воспринимается им как опасный, враждебный, готовый в любую минуту на него напасть.
Агрессивный человек живёт в состоянии непрерывного стресса, опасаясь всех и каждого. Он выбирает для себя агрессивное поведение, он постоянно всех задевает, донимает, а то и оскорбляет, чтобы защититься от возможного нападения, угроза которого сильно преувеличена, если вообще не выдумана: это защитная агрессивность. К несчастью, результатом такого поведения нередко и впрямь становится враждебность со стороны окружающих, и это только укрепляет веру агрессора в то, что мир опасен. Так получается порочный круг.

НЕНАВИСТЬ
* Определения
"Сильное чувство, которое заставляет человека, его испытывающего, желать кому-то зла и радоваться, когда тому плохо" (Pettit Robert, 1990).
"Неистовое чувство вражды" (Lexis, 1977).
"Ненависть - это не утихающий гнев, который может вылиться в действия. Ненависть отличается от гнева тем, что включает в себя больше рефлексии. Она может хладнокровно сделать то, что гнев совершает в порыве страсти" (Larousse Encyclopedique, 1907).
* Функции
Какие могут быть сомнения в том, что ненависть - чувство очень сильное! В противоположность гневу, чувству, всегда связанному с определённым конфликтом между конкретными людьми, енависть способна идти куда дальше и быть направленной на саму природу вещей.
Обычно ненависть берёт начало из детства, она зарождается в тот момент, когда человеку не дали возможность выразить свой гнев. Подавлявшие ребёнка события и обстоятельства давно ушли в прошлое, забыты, но гнев всё ещё живёт в нём, выросшем, постепенно превращаясь в ненависть, которая потребует выхода - только уже не в форме гнева, а в форме мести. И тогда человек начнёт мстить прошлому в лице тех людей, которые ему это прошлое или об этом прошлом напомнят.
Нам кажется, что научиться выражать ненависть или мстить без насилия можно лишь строго индивидуально - в книжке рецептов не дашь. Стало быть, в этом случае стоит работать вместе с компетентным специалистом, только с ним можно точно определить место, где берёт начало фрустрация. И тогда снова лекарем станет сознание. Как только ненависть будет признана, принята, получит имя, появится возможность выражать гнев в приемлемой для других и себя самого форме.

Биология гнева
Первое, что нам хотелось бы подчеркнуть: с точки зрения биологии эмоций - мы все не одинаковы. Бывают люди физиологически более эмоциональные, чем другие.
Что происходит с организмом и в организме, когда человека охватывает гнев? Мы только что пришли к выводу, что эмоция - это реакция на события и подготовка к действию. Ну и как при этом проявляет себя мозг?
Процесс, о котором мы собираемся говорить, очень древний, именно благодаря ему человечество выжило и существует уже тысячи лет.
Представьте себе пикник в лесу. Стемнело, все собрались вокруг костра. Внезапно слышится какой-то шум. Врага ждать или друга?
Эмоциональная составляющая мозга - будем коротко называть её эмоциональный мозг, - восприняв шум как опасность, немедленно пошлёт телу сигнал тревоги. И только потом рациональная составляющая истолкует происходящее, чтобы принять правильное решение: бежать, драться или встречать гостя.
Если рациональный мозг поймёт, что пришёл друг, он отправит телу успокоительное послание и тем самым отключит сигнал тревоги. Если наоборот, станет понятно, что на подступах враг, он, сделав выбор между сражением и бегством, направит телу, уже подготовленному предыдущим сигналом тревоги, новый, более конкретный сигнал.


 
НадеждаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:30 | Сообщение # 4
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Администраторы
Сообщений: 10726
Статус: в медитации
продолжение
Сегодня реже возникают ситуации, реально угрожающие нашему здоровью, и мы чувствуем угрозу нападения скорее чисто символически. Между тем реакции организма остались теми же. Что это: что-то, чего я опасаюсь; что я ненавижу; что может мне повредить? Если ответ утвердительный, посланным телу сигналу тревоги запускаются органы, которые выделяют возбуждающие вещества, - и сердце начинает биться чаще (чтобы подготовиться к действию), поперечно-полосатые мышцы наливаются кровью (чтобы подготовиться к сражению или бегству), зрачки расширяются (чтобы лучше видеть, вглядываясь во тьму леса, если вспомнить наш пример с пикником).
Когда мы приходим к выводу, что оптимальное решение - именно "битва", телесные проявления становятся более целенаправленными: приливает кровь к рукам (в древности это было нужно, чтобы крепче держать оружие, точнее целиться, более сильным ударом поражать врага); мощно выделяются гормоны (особенно адреналин, который высвобождает энергию, необходимую для боевых действий); учащается дыхание (так к мускулам поступает больше кислорода, их питающего); становится жарко, и лицо краснеет (так легче испугать неприятеля).
Знакомство с этим механизмом позволяет понять, почему мы, находясь в гневе, больше двигаемся: все системы организма запрограммированы на то, чтобы привести нас в состояние боевой готовности.
Дело может зайти ещё дальше. Во время битвы (спора) устанавливается соотношение сил, и если в какой-то момент оказавшемуся в опасности участнику конфликта кажется, будто он "проигрывает сражение" (будто его не слышат, не понимают), вторая волна выделенных соответствующими органами возбуждающих веществ увеличивает приток энергии, и у этого участника битвы (спора) открывается второе дыхание.
Когда происходит этот второй, дополнительный приток гормонов, мы чаще всего подчиняемся исключительно эмоциональному мозгу, это он управляет нами, а мозг рациональный остаётся в стороне от поединка. Мы уже ни о чём не думаем, мы уже не чувствуем ничего, кроме гнева, кроме ярости. Появляется риск дойти до физического насилия. Не случайны выражения, которыми описывают такие случаи: "я вне себя", "я не помню себя от злости". Иными словами: "мой рациональный мозг, мой разум уже не контролирует ситуацию, я подчиняюсь в своих действиях только эмоциональным реакциям".
Дальше мы увидим, что развитие сознания позволяет ограничить вредоносное воздействие биологических факторов.

Три разновидности гнева
* Гнев на самого себя.
Лучше на себя как следует разозлиться, чем заниматься самоедством, обвиняя себя во всём подряд. Совершив глупость, лучше сказать себе: "Я на себя зол. В следующий раз поступлю умнее", - чем: "Я ничтожество, идиот, лузер, мне никогда ничего не удастся сделать". Если мы признаем собственное несовершенство и примем его, нам легче будет терпеть несовершенство других людей и мира в целом.

* Гнев на другого человека.
В этом случае проблема для нас в том, чтобы самоутвердиться и защитить свою территорию. И мы можем научиться этому без применения насилия.
Наша книга посвящена только и исключительно гневу, направленному на другого человека.

* Гнев на весь мир.
"Я сталкиваюсь лицом к лицу с реальной действительностью и бессилен что-либо изменить!". Эта разновидность гнева просыпается в нас, когда мы хотим подчинить реальность своим желаниям в большей степени, чем приспособить свои желания к ней.[/u]

Мы затрагиваем здесь духовный аспект развития каждого человека. Нам кажется более предпочтительным выбор пути полного приятия реальности, но тут начинается другая история, которая может слишком далеко увести нас от признания гнева и способов его выражения...


 
НадеждаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:31 | Сообщение # 5
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Администраторы
Сообщений: 10726
Статус: в медитации
продолжение
Что вызывает наш гнев
Вторжение на нашу территорию.
У каждого из нас есть свои территории - символическая и реальная.
Символическая территория определяется нашей системой ценностей: тем, что нам кажется справедливым, приемлемым, достойным - так нужно делать, а так нельзя.
Реальная территория начинается с нашего собственного тела, но может распространяться на близких и собственность (дом, машину и другое "добро".
Если у нас возникает ощущение, будто кто-то вторгся на одну из этих территорий, мы можем разгневаться на "захватчика" и постараемся во что бы то ни стало принудить его к уважению установленных нами границ.

Страх
Известные нам четыре основные эмоции - страх, печаль, радость и гнев - устраиваются внутри нас вроде слоёв торта "наполеон": под каждой эмоцией прячется другая. Так, под гневом явно скрывается страх.
Человек может прийти в ярость, например, от того, как ему кажется, не уважают, не ценят, не понимают, не слышат... А ведь это один из страхов - страх неприятия тебя как личности, непризнания твоих достоинств..
Или другой страх, очень часто проступающий сквозь гнев: страх, что покинут, бросят, пренебрегут, не примут во внимание твоего мнения, боязнь остаться в дураках, или, как говорят, с носом... Страх рождает подозрение, любая мелочь в поведении "подозреваемого" это подозрение подтверждает, и в результате он становится жертвой неистового гнева, ничем, кроме страха, не обоснованного.

Усталость и стресс.
Жизнь у нас беспокойная, мы сильно устаём, а на отдых остаётся совсем мало времени. Даже в отпуске мы чересчур активны и лишь в редкие моменты позволяем себе расслабиться. У каждого из нас столько дел и обязанностей, столько интересов (работа, семья, друзья, развлечения, супруг или супруга, дети, культура, спорт, политика...), что в какой-то момент появляется ощущение будто нам уже никогда не удастся привести в порядок и закончить все дела в срок. Результат - мы на грани срыва. Для иных это и впрямь выливается в стрессовое состояние, в свою очередь, разрешается порой приступом ничем не мотивированной на первый взгляд, но яростной агрессии.
Возьмите нехватку сна, добавьте к ней стрессы, полученные за день, - и вот уже у вас есть всё необходимое для вспышки неистового гнева, а "козлами отпущения" станут при этом жена (муж), дети или родители. Стоит близким совершить малюсенький промах - адреналин наверняка заставит вас излить всё накопившееся на них. И взрослый человек взорвётся, облегчая жизнь себе и делая её невыносимой для окружающих.


 
НадеждаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:32 | Сообщение # 6
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Администраторы
Сообщений: 10726
Статус: в медитации
Страх запускает два вида гормонов.
Первым откликается норадреналин. Гормон быстрых и точных решений.
Вторым включается адреналин. Гормон тревоги и беспорядочности.
У кого то больше адреналина у кого то норадреналина.Вернее так, норадреналин - это первичный гормон, он участвует уже в синтезе адреналина, поэтому адреналин - вторичен. И получается что у кого то сильнее норадреналиновая реакция и норадреналин весь сгорает, у кого то адреналиновая - норадреналин переходит в адреналин и вот тогда адреналинится по полной.

Люди, у которых в ответ на эмоциональный стресс вырабатывается много норадреналина, быстро мобилизуются в стрессовых ситуациях (которые иногда создают сами себе, не умея собраться в обычной, мерно текущей жизни), легко их преодолевают, а их работоспособности в минуты испытаний можно позавидовать. Но им же свойственно быстро "сгорать", бывает трудно расслабиться.

Как только появляются отрицательные эмоции, неожиданности, чрезвычайные происшествия, требующие решительных действий и мгновенных решений, в работу людей адреналинового типа неизбежно вкрадываются сбои, они теряются и начинают ошибаться. Зато чрезвычайно эффективно работают в условиях стабильности, когда все идет по плану. Они - добросовестные трудяги, но умеют отдыхать и расслабляться.

Людей смешанного типа, у которых вдоволь и гормона тревоги, и гормона стабильности (норадреналина), отличает эмоциональная неустойчивость. Они остро реагируют на любое событие. Им свойственны резкие колебания настроения и зачастую непредсказуемость действий.

Вот когда начинаешь соображать лучше - тебя штырит норадреналином.
А когда приходит послевкусие - это адреналин догнал.

Прелесть в том, что гормоны адреналин и норадреналин участвуют как в таких эмоциях как злость, ярость, агрессия, так и в таких как удовольствие, эйфория, наслаждение. Во время оргазма выделяются те же адреналин и норадреналин.Трактовку что сделать с этими гормонами проводит мозг, либо это будет в кайф либо в тревогу. Оба гормона дают тахикардию например. Заметьте что у нас сердце колотится сильнее и при том когда мы испуганы и когда в гневе и когда получаем сексуальную разрядку.


 
НадеждаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:35 | Сообщение # 7
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Администраторы
Сообщений: 10726
Статус: в медитации
Гневливцы и не-гневливцы.
Два основных типа и различия между ними.
Проработав несколько лет над темой гнева, мы пришли к выводу: в любой группе людей нашего постиндустриального общества всегда обнаружатся две подгруппы. Одна объединяет тех, кому трудно распознать свой гнев и ещё труднее выразить его,
другая же состоит из тех, кто приходит в ярость очень часто, но страдает из-за своей вспыльчивости.
Эти два прямо противоположных способа "управления" своим гневом в равной степени неудовлетворительны - в равной степени, но по-разному.

Люди, которые не сдерживают гнев
Кароль: "Я из породы вспыльчивых людей, и потому то и дело срывалась. Меня постоянно что-то раздражало, и если даже я ухитрялась хоть как-то контролировать свои эмоции на людях, дома мне это давалось с большим трудом. А если уж я впадала в ярость, то не помнила себя, вербальное насилие просто-таки вошло у меня в привычку, мне ничего не стоило оскорбить или унизить другого человека. Если я (к счастью) редко прибегала к насилию физическому, то, наверное, только потому, что я женщина и чувствовала себя недостаточно для этого сильной. Зато посуды перебила...".

Неравенство в проявлении эмоций и страдания гневливца
Пережитое в детстве, вкупе с тем, как нас воспитывали, влияет на способ проявления наших эмоций. Но дело не только в переживаниях и методах воспитания. Прежде всего - мы об этом уже упоминали, и теперь снова к этому возвращаемся, - с биологической точки зрения в эмоциональном плане люди не одинаковы. Есть среди нас более и менее эмоциональные, а гневливцы, совершенно очевидно, принадлежат к типу гипер-, то есть сверхэмоциональных. Встречаются целые семьи гневливцев, где предрасположенность к тому, чтобы не помнить себя в гневе, передаётся из поколения в поколение, - и другие семьи, куда более мирные.
Вторая важная проблема, на которой мы считаем нужным остановиться в этой главе, - страдания гневливцев. Они страдают от своей сверхчувствительности, даже если мало говорят об этом или не говорят вовсе. Причём это не только душевные страдания, но и телесные.
Кароль: "Мы с Сержем часто спорили о том, что лучше - гневаться или нет.
- Тебе лучше, - говорил он, - ты выпускаешь пар.
- Нет, - возражала я, - какое там "лучше"! Меня это совершенно не устраивает, и мне от этого плохо. Ты даже не представляешь, как я устаю, как это мучительно - злиться из-за пустяков! Мне кажется, достаточно любой мелочи, чтобы я разъярилась и вся напряглась...".

Да, гневливцы страдают, и страдают сильно - они сами предпочли бы никогда больше не гневаться, но им это не удаётся, сколько бы ни старались. Они заблуждаются, считая, будто можно научиться совсем не выходить из себя. Но научиться можно другому: проявлять свой гнев без насилия, призывать на помощь прежде всего свой "рациональный мозг", примирив его с "мозгом эмоциональным". При этом подавляющее большинство гневливцев биологически так и останутся гиперэмоциональными.

Самые сильные душевные страдания причиняет гневливцам стыд. Потому-то они никогда не "пересматривают" своих яростных обвинений в чей-то адрес и вполне искренне уверяют, будто не помнят произнесённых в запале слов: "Я ничего такого не говорил(а)!". Таков их способ самозащиты от мучительного стыда, конечно, несерьёзный и не предполагающий ответственности за свои поступки.
Вторая и не менее значимая из причин, вызывающих у гневливца страдания, - чувство вины после применения им физического или морального насилия. Чувство вины - это неприятное ощущение из-за того, что он сделал, тогда как чувство стыда - неприятное ощущение из-за того, каков он есть.
Есть ещё третий вид страданий гневливца, о котором мало говорят, - физические страдания. Те, на чью долю они выпадают, часто сравнивают их с ощущением "будто весь организм отравлен". Чтобы избавиться от "яда", эти люди начинают кричать, буянить, размахивать руками и нередко пускать их в ход. Освободившись от "яда", они испытывают облегчение и только намного позже осознают, что натворили - ранили кого-то, разбили что-то, в общем, наломали дров... Это ощущение интоксикации, возможно, рождает адреналин - о котором мы уже говорили выше.
Отметим, наконец, что в тех случаях, когда человек, склонный к физическому насилию, не направляет свой гнев на других, он довольно часто обращает его на себя самого. К сожалению, нередки случаи, когда в приступе ярости люди ранят самих себя, колотя, скажем, кулаками по стене. Такие случаи - хорошая иллюстрация недостатка уважения и любви к себе у этих людей.

Воспитание, подражание
Способы выражения гнева во многом зависят от воспитания. Уже сказано, что семьи бывают более и менее эмоциональные.
Кароль: "Ох, до чего же часто мой папа приходил в ярость! Я и сама стала такой же вспыльчивой, хотя в детстве мне очень не нравилось видеть отца сердитым, и я ужасно страдала от приступов его гнева. Не нравилось, но тем не менее я начала ему подражать. Знаешь, как я поняла, что это подражание? Когда я злюсь сильнее всего, перехожу на английский, хотя родной язык у меня - французский. Именно так случалось с моим папой. Его родным языком был немецкий, но моя бабушка, его мать, родилась в Англии! Вот так причудливо выстраиваются линии...".

Ребёнок гневливых родителей (даже если гневлив кто-то один) часто испытывает на себе вербальное насилие, а нередко и физическое тоже. Его постоянно ругают, его шлёпают, иногда и того хуже - порют. От этого у него вырабатывается и надолго сохраняется чрезвычайно низкая самооценка, он перестаёт себя уважать. Стоит кому-то в будущем подсыпать соли на эту незажившую рану, и человек ощущает, как в нём рождается привычный детсткий страх, чувствует, что ему грозит опасность, и отвечает на неё гневом. Унизительные, по его мнению, слова, которые кажутся обвинением, приравниваются в восприятии гневливца к символическому вторжению на территорию его личной безопасности. В результате следует мгновенная реакция: потребность в самозащите рождает гнев.

Защитная эмоция
Точнее, две эмоции - та, что сама является "щитом", и та, что за этим "щитом" скрывается. Только что мы с вами осознали, что за гневом скрываются сильные страдания.
А ещё под маской или за щитом гнева часто прячется глубокая печаль. Печаль, возникшая оттого, что человек чувствует себя не признанным, не услышанным, не понятым. Печаль от того, что у него острое ощущение, будто его не любят. Именно из страха вновь испытать весь набор этих ужасных ощущений наш сверхэмоциональный человек прибегает к гневу - в качестве средства защиты от собственной печали. И всякий раз, как его чем-то задевают, он впадает в ярость. На уровне рефлексов он реагирует на все реальные и мнимые угрозы непонимания привычной эмоцией - гневом. На уровне клеточной памяти, какова бы ни была "истинная" эмоция, при каждом новом ощущении поток нейронов запускается по давно проложенному руслу - и происходит "взрыв".


 
НадеждаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:37 | Сообщение # 8
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Администраторы
Сообщений: 10726
Статус: в медитации
продолжение

Кароль: "раньше, когда мне было грустно или когда я чего-то боялась, немедленно приходила в ярость. На самом деле мне иногда куда больше хотелось плакать, чем орать и швыряться предметами, но гнев был неукротим. Потому что именно гнев - привычная, "родная" мне эмоция. Гнев казался этакой тропинкой в лесу, по которой я много раз проходила и уже так хорошо её протоптала, что двигаться стало совсем легко - чем дальше, тем легче. Мне пришлось как следует постараться, чтобы мало-помалу научиться распознавать и выражать свою печаль или свой страх, прежде чем впасть в ярость, эта работа была трудной, но очень важной для меня. Понять, что я попросту боялась произнести "мне грустно" или "мне страшно" - казалось, что стоит мне об этом сказать, сразу почувствую себя уязвимой, а значит, окажусь "в опасности". Ну и не хотелось рисковать...".

Страх
Страх - эмоция, весьма характерная для гневливцев. Когда человек кричит и сильно жестикулирует, чаще всего это означает, что он чего-то боится. Боится, что перестанет существовать, что его прогонят, что его не будут уважать, не будут считаться с ним.
А если в детстве ребёнок постоянно ощущал, что на него вот-вот нападут, чувствовал, что его не понимают, испытывал унижения, у него волей-неволей как защитная реакция формировался темперамент гневливца (особенно в тех случаях, как говорилось выше, когда кто-то из близких страдал приступами гнева).
"Если мне страшно, - сказал бы гневливец, - значит, я в опасности, а нет лучше средства, чтобы защитить себя, чем бурный гнев.
Стало быть, в глубине души, в самых тайных её уголках, чаще всего - бессознательно, гневливец воспринимает себя жертвой? Да, это так, хоть и мало заметно. От обычной жертвы мы услышали бы такой слёзный монолог: "Боже, как я несчастен, до чего все злые, почему всё это должно случаться именно со мной, никто меня не понимает, никто меня не любит, я совершенно одинок...". А гневливец, оскорбляя и унижая другого, подразумевает именно это, но использует вместо жалобы гнев, поэтому его внутренний монолог начинает звучать совершенно иначе: "Какие же все дураки, они меня терпеть не могут, они ничего не понимают, я прав, и сейчас я им это докажу!".
Тональность чувств иная, но в обоих случаях всегда есть претензии к "другим".
Если гневливец решит никогда больше не гневаться и это ему удастся, он может стать абсолютно бесчувственным, лишиться всех эмоций и даже впасть в депрессию. Все его силы будут направлены только на то, чтобы сдерживать гнев. В таком случае он рискует стать совершенно безразличным ко всему на свете.
Мы же советуем совершенно другое: можно и нужно гневаться, но без какого бы то ни было насилия над окружающими.

С чем надо расстаться гневливцу
Кароль: "Лично мне пришлось пройти долгий путь, прежде чем я сумела "приручить" свой гнев, научилась проявлять его приемлемым для других, да и для себя самой, образом. На этом пути мне надо было проститься с яростью, злостью, постоянным желание отомстить. Как же это было непросто!".

Мы уже убедились, что гнев охватывает человека в основном потому, что он чего-то боится или ему кажется, будто ранено его самолюбие, и ему больно. Эта душевная боль влечёт за собой стремление отомстить обидчику: "Ты меня обидел, а теперь я тебя обижу". Око за око, зуб за зуб... Гневливец при этом надеется, что чужая боль успокоит его собственную и ему станет легче.

Кароль: "Когда я решила взять на себя ответственность за свой гнев, когда мне захотелось никогда больше не осуждать и не оскорблять других, не ругать их, - почти сразу же перестала получать удовольствие от мести. Когда-то, в прошлом, стоило рассердиться, разбушеваться, я говорила ужасные, невероятно злые вещи... и забывала об этом. На самом деле! Я действительно не помнила, что наговорила! если несколько дней или даже несколько часов спустя Серж меня спрашивал: "Да как же ты могла сказать мне ТАКОЕ?!" - я приводила его в полную растерянность, отвечая совершенно искренне: "Я? Разве я это сказала? Ничего ТАКОГО не помню...". "Но, в конце концов, разве ты можешь говорить то, чего не думаешь?" - снова спрашивал он.
Мы долго обсуждали этот феномен и пришли к выводу, что, если в ту минуту я и "думала то, что говорила" (хотя тогда скорее за меня говорил и действовал мой эмоциональный мозг), целью моей было отнюдь не привести разумные аргументы в доказательство своей правоты в нашем конфликте, но побольше ранить Сержа. Я хорошо знаю его, знаю, как и чем причинить ему боль; знаю все его уязвимые точки, и мне ничего не стоит избрать одну из них мишенью.
Расстаться навеки с привычкой к насилию - вербальному или физическому - повторяю, совсем не просто. И тем не менее постепенно я поняла, что располагаю иными, кроме мести, способами исцелить своё раненое самолюбие. Например, попросить другого извиниться - только и всего!".


 
НадеждаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:48 | Сообщение # 9
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Администраторы
Сообщений: 10726
Статус: в медитации
Люди, которые полностью или частично сдерживают гнев
В поведении людей подгруппы, куда входят те, как им кажется, не умеет гневаться, а если и способен разозлиться, то делает это крайне редко, воспитание и подражание имеют нисколько не меньшее значение, чем в поведении тех, кто входит в подгруппу гневливцев.

Серж: "Я родился в семье, в которой отношение к гневу у женщин и мужчин резко различалось: женщины всегда очень страстно выражали свой гнев - крича, оскорбляя других, порой - хлопая дверью так, что летела штукатурка, порой - швыряясь тарелками, мужчины же, наоборот, сохраняли спокойствие в любое время и при любых обстоятельствах. Чтобы выпустить пар до того, как давление уже будет трудно контролировать, они отправлялись "прогуляться вокруг дома" - и таким образом избегали участия в скандале. Я легко перенял этот способ самоконтроля и сумел убедить себя самого в том, что вообще не гневлив. И понадобилось почти четыре десятилетия, чтобы я смог понять свою ошибку: да вот же он, мой гнев, вы только посмотрите, как он притаился в самых дальних тайниках моей души!".
Печальным следствием такого постоянного подавления гнева становятся негативные особенности поведения: человек разговаривает с другими резко, постоянно иронизирует, выглядит циничным и высокомерным.
В своём окружении не-гневливец слывёт "человеком-крепостью", "запертым на семь замков", "неприступным", часто говорят, что "от его взгляда кровь стынет в жилах"... Именно такими или очень похожими словами описывают поведение тех, кто способен всегда - или почти всегда - сдерживать свой гнев. Тех, о ком говорят: "Он такой спокойный (она такая спокойная), никогда не выходит из себя... Счастье - жить с таким человеком!..".
Так ли это? Давайте разберёмся, как бывает на самом деле.
Усилия, затраченные на сдерживание гнева, - вплоть до отрицания самого его наличия! - оплачиваются дорогой ценой: внешне спокойные люди и впрямь замкнуты, они ни с кем не делятся своими душевными бурями, способны внезапно разорвать отношения и зачастую вызывают у окружающих тягостное ощущение.
Некоторые из них даже "переигрывают", изображая безмятежность, чтобы убедить других и своих собеседников в том, что, конечно же, они не сердятся, да они и вообще не способны разгневаться по какому бы то ни было поводу. Свидетельствовать об этом может, например, насвистывание или песенка, назначение которых - показать окружающим, что "всё хорошо, прекрасная маркиза"...
Стало быть, на самом деле всё наоборот - и жить с таким человеком только до поры до времени счастье, а ему от всего этого, поверьте, совсем уж никакого счастья нет. На самом деле для тех, кто отрицает действительное положение вещей и удерживает свой гнев в себе, "всё плохо, прекрасная маркиза, всё как нельзя хуже..."!

Защитная эмоция
В отличие от гневливцев, те, кто умеет постоянно или по большей части сдерживать свой гнев, поступают прямо противоположным образом: чаще всего прикрытием для их гнева становится печаль, а ярость подменяетсяжалобой.
Когда ситуация приобретает достаточно сильный эмоциональный накали уже никак не обойтись без хоть кого-нибудь выплеска, человек, не привыкший устраивать скандалы, впадает в меланхолию. А что ещё ему остаётся, если на пути гнева для него стоит запрещающий знак?

Серж: "Когда я стал работать над своими трудностями, учиться выражать гнев, понял: для того чтобы обезоружить собеседника при конфликте, мне привычнее встать в позицию жертвы. Запрещая себе гневаться и скандалить, я манипулировал самим собой и пользовался защитной эмоцией, словно бы переводящей стрелку конфликта с пути угрозы на более мирный путь. Моим щитом становилась печаль. Не настоящая печаль, нет - в моей слышалисьскорее жалоба или упрёк: "Как же ты можешь так со мной обращаться?". Разумеется, я не отдавал себе отчёта вэтой невольной подмене".

Как избежать гнева?
Гнев не только эмоция, это ещё и мощный приток энергии.

Гневливцы управляют этой энергией более или менее правильным способом: они не стараются загасить бушующее у них внутри пламя и позволяют ему вырваться наружу в виде приступа ярости, тем самым от него освобождаясь.
А что же делают стем же пламенем,с этой мощной энергией не-гневливцы?
Отрицают её существование или - чаще - преображают её.
Присмотримся к тому, как не-глевливцы ИЗБЕГАЮТ гнева.

Первый вариант: отрицание
"Гнев? Ну а я-то тут при чём? Гнев - это не по моей части! Мне повезло: ячеловек спокойный, ничуть не раздражительный, умеренный в любых проявлениях. И дело вовсе не в том, что я отказываюсь проявлять свой гнев, нет-нет, просто я никогда этого чувства не испытываю".

...И дело вовсе не в том, что я отказываюсь проявлять свой гнев, нет-нет, просто я никогда этого чувства не испытываю".
А самые смелые даже и на такие заявления способны: "Ах, как мне жаль несчастных, не умеющих себя контролировать! Смешно смотреть, как они опускаются до самых примитивных проявлений и, стоит им выйти из себя, превращаются в зверей! Мне повезло: я цивилизованный человек и умею себя вести".
Многие путают гнев с бешенством и чрезвычайно легко оправдывают своё отрицание способности разгневаться такими интеллектуальными аргументами: "Я пацифист, стало быть, я против всякого насилия - и потому выбрал для себя в качестве разумной поведенческой реакции полный отказ от гнева (читайте - от насилия)".
А существуют ли на свете мужчины и женщины, которые, не отрцая гнева, действительно никогда не гневаются?
Мы считаем, что таких людей нет.
Разве мы задаёмся вопросом: существуют ли мужчины и женщины, которые не знают, что такое печаль, которые никогда не грустили?
Ответ ясен. Но ведь нет никаких оснований относиться к эмоции под названием "гнев" иначе, нежели к эмоции под названием "печаль".
И только культурными, так сказать, различиями между этими двумя эмоциями можно объяснить чьи-то отчаянные попытки выдумать человека-который-никогда-не гневается.
Даже мечтать об этом, с нашей точки зрения, не стоит, зато стоит мечтать о том, чтобы превратиться в человека, который никогда не впадает в ярость, в бешенство. Стать же "не-гневливцем"... Ох, нет, мы не видим в этом прогресса, потому что умелое выражение гнева есть один из лучших способов профилактики насилия.


 
НадеждаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 18:49 | Сообщение # 10
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Администраторы
Сообщений: 10726
Статус: в медитации
продолжение
Второй вариант: трансформация
Итак, мы признаём, что в душе любого человека бушует пламя, а как же с ним управляются те, кто, не отрицая его существования, не хочет выпустить его наружу в форме гнева?
Они это пламя, эту внутреннюю энергию, трансформируют.
И преображённая до неузнаваемости энергия гнева начинает проявляться в пяти новых видах энергии: чувство вины, гиперактивность, соматизация, виктимизация, бегство.

1. Чувство вины
В этой первой трансформации энергия гнева совершает головокружительный кульбит и превращается в энергию самообвинения.
Как только энергия гнева грозит быть распознанной, мозг немедленно вмешивается и не даёт ей проявиться в тех негативных формах, разбор которых содержался в предыдущих главах.
И тогда вместо того, чтобы наброситься на других, не-гневливец набрасывается на себя самого, чувствует себя виноватым, а в результате начинается самоедство: "всё это только из-за меня...", "лучше бы я...", "мне надо было...".
Чувство вины, в отличие от гнева, не осуждается в обществе. Случалось ли вам когда-нибудь услышать, как мама или папа говорят ребёнку: "Вижу, ты чувствуешь себя виноватым. Мне это совсем не нравится. Иди в свою комнату - выйдешь оттуда тогда, когда перестанешь чувствовать себя виноватым"?
Нонсенс? Чаще бывает так, правда: "Разбушевался? Мне надоели твои капризы! Марш в детскую - и не выйдешь оттуда, пока не успокоишься!".
Поговорв на эту тему со многими людьми обоего пола, мы окончательно убедились: в большинстве случаев гнев и чувство вины - две стороны медали, иными словами, чувство вины есть результат ничем внешне не выраженного гнева.
Попробуйте сами провести такой опыт. В следующий раз, как только почувствуете себя виноватым (-ой), "прокрутите плёнку назад", отыщите в прошлом тот момент, те обстоятельства, при которых это чувство вины зародилось. Скорее всего, вы обнаружите там случай, когда вам хотелось взорваться, но вы себя сдержали, не выпустили энергию гнева наружу. Если вы сможете вернуться к тому конфликту и правильно проявить свой гнев, чувство вины исчезнет или потеряет силу, словно речь идёт о сообщающихся сосудах.
Чувство вины, по нашему мнению, столь же тягостно, сколь и бесплодно. Оно заслуживает попытки отыскать способ от него избавиться, сбросить с себя бесполезный груз.
Разве это не дополнительная причина научиться управлять своим гневом?

2.Гиперактивность
Гиперактивный человек не гневается явно, не скандалит - вместо этого он с ожесточением накидывается на стирку и уборку или хватается за газонокосилку и стаким же ожесточением стрижёт уже совсем налысо только позавчера приведённый в порядок газон.
Некоторые,бессознательно стремясь к такой трансформации, начинают спортом и буквально заставляют себя выжимать гири или бегать стометровку.
Чаще всего гиперактивные люди - трудоголики, они не дают себе ни минуты отдыха, потому что в такую минуту гнев, как и любая другая изгнанная из себя или подавленная эмоция, может вернуться всвою исходную форму. Лучше трудиться с утра до ночи, изнурять себя работой, давать себе кучу "заданий", требующих якобы безотлагательного исполнения, чем позволить себе расчувствоваться.

3. Соматизация
Гнев не выражен, но он есть, он внутри нас, от него страдает наш организм. Начинаются головные боли, у нас ноет спина, болит живот, ломят ноги, руки, нас мучает экзэма или другие кожные болезни... Мы впостоянном напряжении, нам плохо, наше тело страшно устаёт, подавляя гнев.

4. Виктимизация
Энергия гнева, не находя внешнего выражения в приступе направленной на другого ярости, превращается иногда в энергию противоположную, и человек начинает считать себя жертвой преступления или дурного обращения.
Вместо того, чтобы разъяриться, швырнуть в обидчика тарелкой или сковородкой, жертва стонет, плачет и между рыданиями обвиняет другого в том, что дескать, этот "другой" и виноват во всех её несчастьях.
Жетрва действует вточности так же, как буйный гневливец, когда он не берёт на себя ответственность за своё внутреннее состояние, но сваливает всю вину на других или другого, вот её монолог: "До чего же я несчастен (несчастна), как ты плохо ко мне относиься, я такого не заслуживаю - я, который (-ая) тише воды ниже травы, я такой (-ая) милый (-ая), такой (-ая) уступчивый (-ая)...". Ну и ещё тысяча вариаций на ту же тему.
Наша цивилизация куда лучше относится к жертвам, чем к гневливцам.

5. Бегство
Гнев уже осознан, ясно, что это именно он, но и тут мозгу удаётся убедить не-гневливца его сдержать. В некоторых случаях, когда риск не справиться сгневом воспринимается как слишком сильнаяугроза, отдаётся предпочтение бегству. Возникает ощущение необходимости срочно покинуть пространство, где может произойти взрыв. В таких случаях не-гневливец выбегает из комнаты, иногда - из квартиры, иногда - "прогуливается до угла...". И продолжает отдаляться, пока ему не удаётся смирить свой гнев.
Внутренний монолог у него при этом примерно такой: "Взрываться нехорошо. Лучше я немного похожу и вернусь спокойный (-ая), будто ничего такого особенного и не было".
Дальше мы увидим, что гневливец для того, чтобы справиться с гневом,может нуждаться впередышке, ему нужно уйти, иначе неизбежен взрыв, неизбежно насилие. В этом случае он создаёт необходимые условия для отложенного выражения гнева без насилия, то есть правильно, гуманно по отношению к себе и другим выраженного гнева. Для не-гневливца же - обратите внимание на поставленную им себе задачу: "вернусь спокойный (-ая), будто ничего такого особенного и не было", - по нашему мнению, бегство в этот момент несвоевременно, ибо помогает "проглотить", подавить свой гнев, но не выпуститьего наружу. Здесь это отнюдь не признак умелого управления гневом, это только ещё один способ его "избежать".


 
НадеждаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 19:18 | Сообщение # 11
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Администраторы
Сообщений: 10726
Статус: в медитации
Страх кого-то убить
Встречаются люди, которые понимая, что разгневаны, тем не менее не позволяют себе проявить свой гнев по очень точно сформулированной ими причине. "Да, во мне накопилось дикое количество ярости, - признаются они, - но я не могу позволить себе взорваться, потому что в такие моменты не отвечаю за свои поступки и могу кого-нибудь убить".
Их искренность бесспорна: они и впрямь боятся стать убийцами. Но опять-таки путают два понятия: "гнев" и "насилие". Они боятся совершить насилие и потому стараются не давать выхода своему гневу. Думают, что, дав выход гневу, непременно сорвутся и наломают дров.
А мы считаем, что даже от этой очень сильной фобии можно избавиться, прибегнув к помощи специалистов. "Потенциальный убийца" сможет обрести спасительную уверенность в том, что контакт с собственным гневом вполне осуществим и что можно выражать гнев сознательно, не опасаясь того, что страх преступления обернётся реальностью.

ГНЕВ БЕЗ НАСИЛИЯ
В каждом человеческом существе живёт гнев. Во всех людях - без исключения.
Одна только констатация этого факта позволяет нам никогда больше не чувствовать себя виноватыми в том, что мы обладаем такой прекрасной живой энергией.
Как мы уже видели, сопровождая проявления гнева яростью и насилием, мы разрушительно воздействуем на самих себя и на окружающих. Известно нам стало и другое: подавляя свой гнев, сдерживая его, мы причиняем себе и другим нисколько не меньше вреда.
Но здесь нет порочного круга, и задача этой главы - показать, что как для гневливцев, так и для людей, представляющих собой их прямую противоположность, нет никаких препятствий к тому, чтобы научиться выражать свой гнев, не применяя насилия.
Отличие лишь в способах "приручения" гнева, которые надо будет освоить человеку с тем или иным типом характера.
Гневливцу необходимо научиться управлять эмоциональными всплексами, не допускать бесконтрольного взрыва, тем более по ничтожным поводам, научиться, скажем так, помнить себя в гневе. Иными словами - "сконструировать себе тормоза".
А не-глевливцу, наоборот, надо ослабить уже имеющиеся у него и чересчур тугие "тормоза", научиться не сдерживать изо всех сил свой гнев, а уж тем более не отрицать его наличие в себе, идти на открытый конфликт вместо того, чтобы убегать от него или занимать позицию жертвы.

Как взять на себя ответственность за свой гнев
Говорить "Я"
Для того, чтобы изменить глубинные отношения, которые существуют между каждым человеком и его гневом, нужно говорить от первого лица.
Взять на себя ответственность за свой гнев означает признать себя единственным и неповторимым творцом поступков, ощущений и мыслей, связанных с гневом, даже если непосредственным поводом для вспышки стали происходящие вокруг события.
Таким событием может быть, например, беспорядок в квартире.

Пьер живёт с Мадлен. Вечером он возвращается домой и застаёт свою подругу в гостиной, которую та превратила в мастерскую. Мадлен стоит у мольберта с палитрой и кистями в руках. Она пишет картину.
Не желая беспокоить художницу, Пьер отправляется на кухню, чтобы приготовить ужин. В кухне творится что-то страшное: со стола ничего не убрано ещё с завтрака, в раковине - гора грязной посуды, все покупки лежат неразобранными - прямо в магазинных пакетах.
Читая об этом, вы, наверное, сразу представили себе, как поведёт себя Пьер, когда Мадлен явится следом за ним в кухню, правда? Но нет, всё может происходить совсем по-другому. Реакция, о которой вы подумали в первую очередь, вовсе не единственная, тут большой диапазон возможностей:
- гнев с насилием;
- гнев без насилия;
- молчаливая и неодобрительная холодность;
- искреннее безразличие;
- и наконец, последний вариант: Пьер был так рад видеть свою подругу, что даже не заметил беспорядка в квартире.

Взять на себя ответственность за свой гнев означает признать, что гнев - моя собственная реакция, мой собственный выбор (сознательный или бессознательный), когда я сталкиваюсь с какой-то жизненной ситуацией.
* Оказавшись в одной и той же ситуации, разные люди ведут себя по-разному - значит, они сами и ответственны за свой выбор.
"Я злюсь, потому что тут будто Мамай прошёл!", а не "Мадлен меня разозлила, потому что она неряха и плохая хозяйка!".

Гнев Пьера включился (если включился) при виде беспорядка, беспорядок стал детонатором и катализатором его гнева, но Мадлен за эмоции Пьера не ответственна.
Взять на себя ответственность за свой гнев трудно, и это вряд ли получится с первой попытки, потому что нам с детства внушали, будто мы ответственны за эмоции других: "Мамочка ужасно расстраивается, когда ты не слушаешься...". Или "Как папа обрадуется, когда ты принесёшь табель со всеми пятёрками...". Вы наверняка вспомните массу подобных вбивавшихся вам в голову или вбиваемых вами в головы ваших детей "истин".
Если мы считаем себя ответственными за эмоции окружающих людей, естественно думать, будто и окружающие нас люди ответственны за наши эмоции.
А это не так! Развитие личности, помимо всего прочего, включает в себя и развитие во всей полноте ответственности за все наши эмоции, в том числе и прежде всего - за гнев.

Признать свою ответственность: "Я сержусь", "Я в гневе", "Я недоволен" - особенно важно потому, что без этого не может существовать наше "Я". Как мы убедились, чаще всего гнев имеет целью именно самоутверждение, он словно подчёркивает значимость нашего "Я" в глазах окружающих.
Пока мы выражаем гнев через "Ты меня достаёшь", "Ты меня мучаешь", "Ты меня не уважаешь", "Ты не хочешь со мной считаться", "Ты всегда меня изводишь" или уже с применением насилия - "Ты идиот", "Ты негодяй", "Ты змея подколодная" - нашего "Я" не существует. А потому и цель гнева не может быть достигнута: не сказано, что "Я" мучается и что "Я" недовольно.
Но выражать свой гнев, переходя со столь привычного и распространённого "Ты" к куда более редкому в подобных ситуациях "Я", совсем не просто.
Нам встречалось достаточно много людей, говоривших, что у них нет ощущения, будто им удаётся через "Я" выразить свои чувства так же полно и так же энергетически интенсивно, как через "Ты". И впрямь на первых порах такое случается часто. Поскольку мы не привыкли пользоваться при подобных обстоятельствах местоимением первого лица, нам не хватает лёгкости, свободы в его использовании, нам кажется, что мы неуклюжи, неловки, что выглядим сомневающимися в своей правоте и менее убедительны. Но пусть пройдёт немного времени - и вы непременно почувствуете, как у вашего "Я" откуда-то берётся энергетика, необходимая для полного выражения вашего гнева.


 
НадеждаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 19:20 | Сообщение # 12
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Администраторы
Сообщений: 10726
Статус: в медитации
Ненасильственное общение
Очень интересную технику общения без насилия (мы будем применять аббревиатуру ННО) ввёл в практику Маршал Розенберг* - американский психолог-клиницист, чьи взгляды близки позиции Карла Рождерса**.

(*Доктор Маршал Розенберг создал свой Метод ненасильственного общения ещё в 1960-е годы, долгое время испытывал его на практике, а в 1984 году основал Центр ненасильственного общения.
**Карл Рэнсом Роджерс (1902-1987) - американский психолог, один из лидеров гуманистической психологии).

Метод ненасильственной коммуникации подробно изложен в книге Розенберга, названной им "Слова - это окна (или стены)". Методика Розенберга становится всё более популярной в мире, чему можно только радоваться. И поскольку автор касается проблем общения в целом, считаем для себя возможным сказать, что предложенная им техника в 100% случаев помогает снять разногласия, уладить конфликт, приводящий к зарождению гнева. Она довольно проста, но, как многие другие простые вещи, её порой бывает сложно ввести в обиход.

Тому, кто желает применить на практике ННО (ненасильственное общение), предлагается в любых обстоятельствах жизни брать на себя ответственность за все свои эмоции, стало быть, и за гнев. Ему следует помнить, что причина всякой эмоции живёт в самом человеке, в его жизненных устремлениях, обстоятельствах же, в которые этот человек попадает, могут служить лишь детонатором взрыва, но никак не причиной эмоции.
Вот пример: вы договорились встретиться с другом в кафе, а друг опаздывает. Когда он приходит, вы уже рассержены. Как выразить ваш гнев, не рискуя рассориться с ним навеки, то есть как выразить его "на языке жирафа", а не "на языке щакала", если пользоваться красивыми определениями профессора Розенберга?

а) Детонатор взрыва
Прежде всего надо разобраться в объективных обстоятельствах, которые вызвали ваш гнев, понять, какое событие произошло прямо перед тем, как вы этот гнев в себе ощутили, и сообщить о нём.
На языке жирафа мы скажем так: "Когда я ждал тебя в кафе в течение получаса...". (определён истинный детонатор).
На языке же шакала иначе: "Опять ты заставил меня просидеть полчаса в кафе..." (увы, подобное звучит гораздо чаще).

в) Эмоции
Теперь следует обозначить эмоцию, которая возникла в связи с уже названным возбуждающим фактором. И учтите, что одна эмоция не исключает другой.На языке жирафа: "Ожидая тебя в кафе в течение получаса, я расстроился и разозлился..." (чётко обозначены две сопутствующих одна другой эмоции).
На языке шакала: "Опять ты заставил меня просидеть полчаса в кафе, слов нет, как ты меня разозлил...".

с) Потребности
На трретье место в монологе, обращённом к собеседнику, поставьте свои собственные потребности, оставшиеся неудовлетворёнными из-за события, ставшего детонатором. Мы уже видели в предыдущих главах этой книги, что гнев возникает чаще всего либо в состоянии стресса и усталости, либо если нам кажется, что кто-то посягает на нашу реальную или символическую территорию, либо рождается из ощущения, что нашим мнением или нами самими пренебрегают.
Поскольку ваш приятель сильно запоздал на условленную заранее встречу с вами, естественно, вам кажется, будто он с вами не считается.
На языке жирафа: "Когда я ждал тебя в кафе в течение получаса, мне стало грустно и я разозлился, потому что для меня важнее всего полностью доверять своим друзьям...". (чётко обозначена потребность).
а языке шакала: "Опять ты заставил меня просидеть полчаса в кафе, ты разозлил меня ужасно, сейчас же дай слово, что отныне ты будешь приходить на все наши встречи вовремя...".

d) Просьба
Сторонники ННО предлагают в качестве четвертого и последнего этапа сообщить другому но без излишнего нажима, чтО нам хотелось бы услышать от него в ответ на всё, только что нами сказанное.
На языке жирафа: "Когда я ждал тебя в кафе в течение получаса, мне стало грустно, и я разозлился, потому что для меня важнее всего полностью доверять своим друзьям. Мне бы хотелось, чтобы ты сказал прямо, чтО ты сейчас почувствовал, услышав от меня такие слова" (сформулирована просьба).
На языке шакала: "Опять ты заставил меня просидеть полчаса в кафе, ты разозлил меня ужасно, сейчас же дай слово, что в следующий раз ты явишься на встречу вовремя, иначе конец нашей дружбе!".

Метод ННО может вам сначала показаться немного детским, только ведь мы предлагаем вам не более чем канву, по которой нужно вышивать картину в соответствии с вашей лексикой и вашими предпочтениями. И вот тогда-то методика окажется стопроцентно действенной. Она позволит вам взять на себя полную ответственность за свои чувства и поделиться ими с окружающими без агрессии, не теряя взаимопонимания. А ещё она побуждает нас прислушиваться к другим людям.


 
НадеждаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 19:22 | Сообщение # 13
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Администраторы
Сообщений: 10726
Статус: в медитации
Наука для гневливца - как управлять своим гневом, не впадая в ярость
Мы предложим вам в этой главе два направления, которые для гневливца, стремящегося продвинуться в науке управления своим поведением, являются самыми главными. Первое - следить за знаками, говорящими о приближении взрыва ярости, второе - покидатьситуацию, едва она начинает грозить стрессом.
Симптомы приближающегося взрыва
На наш взгляд, самая важная часть работы, которую следует проделать гневливцу, - это согласиться пристально наблюдать за самим собой, отслеживая признаки назревающего гнева. Стоит ему приступить к таким наблюдениям, и он неизбежно обнаружит, что гнев возникает задолго до взрыва ярости.
Мы часто слышим от гневливцев: "Да, но что ж я тут могу поделать?..", или "Ни с того ни с сего я взворвался...", или "Ничего не предвещало", или "Даже и не думал, что до такой степени потеряю над собой контроль...", или "Просто я слишком вспыльчив, что есть - то есть...".
Всё это правда, кроме "что ж я тут могу поделать", потому что ничего нельзя поделать только тогда, когда ты невнимателен к своим телесным ощущениям.

*Для гневливца, намеренного заняться профилактикой приступов ярости, важнее всего научиться прислушиваться к сигналам-предвестникам, которые подаёт ему организм, своевременно замечать их.
Такие сигналы каждый из нас может научиться различать:
- сокращаются мышцы;
- приливает кровь к лицу;
- учащается пульс, сердце начинает колотиться;
- появляется напряжённость в шее, плечах, кистях рук (они словно бы сами хотят сжаться в кулаки);
- на глаза что-то словно начинает давить изнутри, как будто им становится тесно;
- влажнеют ладони;
- ощущается напряжённость в области солнечного сплетения;
- затрудняется дыхание.


Именно таким путём гнев мало-помалу завладевает нашим телом, и каждый из нас может научиться распознавать, куда он уже добрался.
Правда, иногда все эти сигналы тревоги сыплются на нас каскадом, всё происходит за несколько секунд, и, естественно, в этом случае их распознавать по отдельности труднее, но никак не реже гнев копится: первые симптомы проявляются с утра, а взрыв происходит только к вечеру.
Многие гневливцы считают работу по выявлению симптомов приближающегося гнева чересчур трудной и бесполезной: они убеждены, что всё равно не сумеют в нужный момент взять себя в руки. Хорошо - пусть они для начала попробуют после каждого взрыва разобраться в том, что ему предшествовало, хотя бы задним числом определить, каковы были признаки его приближения. Благодаря такой работе, когда в них снова пробудится гнев, они уже будут осознавать, что с ними происходит.
Большинство говорят о "последней капле, переполнившей чашу терпения". Тут опять-таки интересно вернуться вспять и посмотреть, а что же происходило, когда эта чаша была ещё пуста. При каких обстоятельствах за день в неё падали первая капелька, вторая, третья, четвёртая...

Так, потихоньку, можно научиться понимать сложный механизм зарождения в себе гнева.
И наконец - попробуйте сказать о своём гневе задолго (или даже незадолго) до того, как упадёт в чашу вашего терпения последняя капля, когда чаша заполнена до половины, ещё лучше - когда в неё только-только упала первая капля! Сразу же обозначьте эту каплю! Просто скажите: "Нет, так дело не пойдёт! Это меня раздражает!" - иногда хватает подобных слов, чтобы чаша осталась пустой.
Кроме всего прочего, такой способ действий поможет гневливцу избежать чувства усталости, которое нередко следует за взрывом; он сохранит силы и хорошее настроение.
Сказать о том, что переживаешь стресс, нервничаешь, что вот это и вот то раздражает, не скрывать своей чувствительности к чему-то, не взворвавшись, вполне возможно. Совершенно не обязательно - и мы к этому ещё вернёмся - орать во всё горло и размахивать руками. Повысить голос, чтобы тебя услышали, - да, это не помешает, но тут важно не переусердствовать.
Мы совершенно уверены - убедились на собственном опыте, - что даже самые вспыльчивые, импульсивные люди могут научиться наблюдать за собой.
Не позволяйте другим вешать на себе ярлык "Осторожно: взрывается!" - и сами не вешайте его на себя.
Не верьте сами и не вселяйте в других веру в то, что "ничего тут нельзя поделать!".
А поверьте лучше в то, что быть вспыльчивым - большая удача! Импульсивность - знак того, что ваш организм отличается повышенной восприимчивостью, он способен сильнее прочувствовать всё, что его окружает: запахи и краски, звуки и обстановку. Реакция на любые изменения и оттенки у вас острее, чем у людей более уравновешенных, спокойных. Да, конечно, начав работу, о которой мы говорим, вам придётся быть к себе особенно внимательным, чтобы не взорваться из-за пустяка, но раз у вас и восприимчивость выше - значит, вам легче почувствовать мельчайшие изменения в себе и в атмосфере.
Поставив сознание на службу эмоциям, "подключив жучки" к собственной вспыльчивости, вы постепенно поймёте, что в вашем общении с другими никаким непредсказуемым, как вам недавно казалось, и неконтролируемым взрывам уже не находится места.

Уходить от ситуации, грозящей стрессом
Гневливцам стоит также научится выходить из ситуации, едва она начинает грозить стрессом.
Как уже было сказано выше, очень важную роль тут играет служащий катализатором "неуправляемого" гнева адреналин. Стоит нам рассердиться, первая доза этого гормона расходится по телу. Если при этом нам кажется, что нас не слышат или не понимают, мы начинаем нервничать ещё больше, а чем больше нервничаем, тем больше мозговой слой надпочечников выделяет адреналин. Вот на этой стадии гневливцу лучше всего оставить конфликтную ситуацию такой, какая она к тому времени есть, и - "прогуляться до угла". Пауза позволит организму успокоиться и снова войти в нормальный ритм.
Важно, чтобы гневливец предупредил собеседника о том, что решил "выйти из игры", а вернувшись, не вёл себя так, будто ничего до его ухода не произошло. Его поведение - никак не бегство.
Для начала надо произнести примерно такой внутренний монолог:
"Я слишком сильно рассердился, мне не удаётся вступить в контакт с собственными эмоциями, я боюсь сорваться, поэтому сейчас останавливаюсь, иду гулять или, по крайней мере, выхожу в другую комнату".
Сказав это себе, мы говорим собеседнику или собеседникам, которым нужно понять, что с вами происходит, примерно следующее:
"Я слишком разнервничался, не могу справиться с собой, лучше мне ненадолго уйти. А когда вернусь - тогда и поговорим об этом".
Оставшись один, гневливец должен дождаться, пока его организм перестанет бушевать, помогая ему успокаивающим внутренним монологом.
А вернувшись к собеседнику (или собеседникам), он может сказать:
"Я только что сильно разозлился, но, подумав, понял, что вы тут ни при чём, прошу прощения, если невольно вас задел".
Или:
"Я только что сильно разозлился, и теперь мне хотелось бы обсудить с вами то, что произошло.
У меня было время подумать спокойно, и теперь мне хотелось бы подтвердить, что эта ситуация меня раздражает"


Человек успокоился, он может вести разговор, не выходя из себя, может, не впадая в ярость и не применяя насилия, объяснить причины своего гнева, может выслушать своего собеседника или собеседников, когда они, в свою очередь, станут объяснять ему собственное видение ситуации.
Короче, вместо скандала начнётся совершенно нормальное общение.
В посвящённом гневу разделе книги "Сила эмоций..." Франсуа и Кристоф Андре, видные специалисты по кризисным психологическим ситуациям, перечисляют "приёмы", которыми может воспользоваться гневливец, когда ему хочется взять себя в руки. Вот что можно для этого сделать:
- вежливо прервать разговор, если напряжение нарастает;
- сократить число уже знакомых вам раздражителей, что позволит избежать перехода раздражения в хроническое и повседневная жизнь станет гораздо приятнее;
- научиться успокаивать себя с помощью внутреннего монолога;
- постараться вникать в точку зрения другого и предоставлять ему возможность выразить своё мнение;
- чётко определив причину своего гнева, сосредоточиться только на ней, не перенося гнев на другие предметы и не переходя на личность собеседника.


 
НадеждаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 19:23 | Сообщение # 14
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Администраторы
Сообщений: 10726
Статус: в медитации
Наука для не-гневливца - как выражать свой гнев, не допуская приступов ярости
Чаще всего речь идёт о двухэтапном процессе: сначала нужно идентифицировать в себе эмоцию гнева и уже только потом - найти средства для её выражения.

Идентификация гнева
Напомним: мы считаем, что на свете не существует ни одного мужчины и ни одной женщины, которых никогда не охватывал бы гнев. Жить, не испытывая и не выражая никаких эмоций, невозможно, и гнев, конечно же, не составляет исключения.
"Лечение" для тех, кто уверен, будто в жизни не гневался, начинается с идентификации этой эмоции: "Я не готов выразить свой гнев, но мне хотелось бы научиться распознавать его". А для того, чтобы распознать гнев, следует быть настороже, потому как кора головного мозга, где, собственно, и располагается наш рациональный мозг (она-то всегда в полной боевой готовности), обладает исключительными способностями к тому, чтобы подавлять ощущения, связанные с гневом.
Хорошим началом обучения, как нам представляется, может стать вечерний анализ прожитого дня. Постарайтесь вспомнить все эпизоды, когда вам казалось, что гнев даёт о себе знать.
"Когда жена ушла, забыв оставить мне ключи от машины, разве я не бушевал в течение нескольких секунд, прежде чем взять себя в руки и позвонить ей на мобильный?".
Мало-помалу не-гневливец приучается распознавать подавленные приливы гнева даже в ту самую минуту, когда он пытается их подавить.

Шаг за шагом осваиваться с гневом
Следующий "шажок" в процессе идентификации гнева и его признания - всякий раз, как вы почувствуете, что сердитесь, сказать об этом про себя, а потом вслух: "Я начинаю злиться!", но не вкладывать в эти слова энергии, присущей выражению гнева. Опыт показывает, что иногда это признание, столь новое и неожиданное в устах не-гневливца, сопровождается вымученным смешком.

Мы давно поняли, что гнев - мощная энергия, и потому его никак не проявишь совершенно спокойно, с улыбкой. Нужно повысить голос. И этому тоже можно научиться.
Некоторые предпочитают начинать обучение этому наедине с самими собой: в машине или на природе. Это позволяет им привыкнуть к тому, как голос звучит, когда он громкий, - им же до сих пор такого слышать не доводилось. Заодно они учатся ощущать все проявления гнева внутри самих себя, распознавать, что происходит в организме: как учащается пульс, как начинает гореть лицо и так далее.
Первые попытки выразить свой гнев в присутствии одного или нескольких человек обычно робки и неуверенны, потому достаточно мелочи: неловко сказанного слова, жеста, - чтобы эта попытка провалилась. Не сдавайтесь! Такое обучение ничем не отличается от обучения вообще - не всегда удаётся достичь успеха с первого раза.

Гневливцам и не-гневливцам одинаково необходимо "выбрасывать всё лишнее из рюкзака"
Наше прошлое, а особенно детство, безусловно, отражается на способе, каким мы переживаем свой гнев, причём воздействие прошлого одинаково сильно для гневливцев и для не-гневливцев.
Задача этой работы, названного нами "выбрасывать всё лишнее из рюкзака", - избавить себя от накопленного за долгие годы гнева, который мы так и не сумели выразить в прошлом.
Мы выбрали эту метафору - "рюкзак на спине", - потому что она позволит читателю лучше понять, как подавленные когда-то приступы ярости входят в нашу повседневную жизнь и располагаются в ней.
Каждый раз, когда детьми мы хотели и не могли выразить вслух своё негодование по какому-то поводу - из страха перед последствиями или потому, что нам не разрешали повышать голос, - мы опускали этот не выраженный гнев на дно своего "рюкзака". Каждое в течение многих леи невысказанное гневное слово обращалось в камешек, и чем больше набиралось таких камешков, тем больше весил "рюкзак".

И вот ребёнок становится взрослым, вырастает гневливцем - теперь всякий раз, как он рассердится из-за какой-то мелочи, старые запасы гнева немедленно пользуются тем, что путь открыт, и "вырываются из рюкзака". Именно по этой причине, в связи с началом "камнепада", и случаются вспышки неконтролируемой ярости, при которых, придравшись к пустяку, мы устраиваем грандиозный скандал.
Взрослый не-гневливец, наоборот, никогда не вырает свой гнев, а только добавляет и добавляет в "рюкзак" камешков, отчего ноша на его спине становится всё тяжелее и тяжелее. Почему он не избавляется от балласта?
Он ощущает мощь энергии, скопившейся в его "рюкзаке", его ужасает её мощь, и, возможно, он боится уничтожить всё вокруг, да и себя самого.

Нет необходимости вспоминать каждый случай не выраженного в течение жизни гнева, чтобы выразить его сейчас, да это и невозможно было бы сделать.
Речь идёт совсем о другом. Главное - выработать в себе или вновь обрести способность заявить: "Я существую. Я не согласен". Это позволит нам восстановить в себе всё, что было подавлено в детстве.
И в результате мы станем больше уважать самих себя.
А второе немаловажное преимущество, которое мы получим, проделав такую работу, - вспышки гнева будут относиться теперь лишь к конкретному событию, эту вспышку спровоцировавшему, а стало быть, они и будут короткими. Те, кто подавлял раньше, - родители, учителя - уже не имеют такого влияния на нашу жизнь, не вмешиваются в неё, не служат катализатором гнева.

Если кому-то чересчур трудно очистить свой "рюкзак" самому в одиночку, стоит прибегнуть к помощи психолога или психотерапевта. В безопасной обстановке, когда никто не выносит суждений и не осуждает, можно, разобравшись с испытанными в детстве унижениями, обрести чувство собственного достоинства.

Вмешательство специалиста окажется полезным и в том случае, если гнев вас захлёстывает часто, если он стал неизбежной составляющей вашей повседневной жизни. Взрываться пять-шесть раз в день - это уже слишком! Углубляясь в прошлое, вы лучше поймёте механизмы вашего сегодняшнего гнева, узнаете, почему вас так бесит окружающий мир. Почему любое навязываемое вам правило и любое противоречие почти всегда представляются вам угрозой для вашей целостности. Почему ответить на эту угрозу вы способны только одним способом: агрессией и насилием.

Мы не ищем оправданий насильникам и агрессорам. Мы всего лишь хотим помочь гневливцам, не умеющим проявить свой гнев иначе, найти дорогу, на которой они смогут научиться гневу без насилия. Смогут выйти из своего добровольного затворничества, избавиться от страданий, причиняемых себе и окружающим. Тем, кто найдёт в себе мужество, встав на этот путь, пройти его до конца - посмотреть в лицо своему гневу и понять его, - работа, которую они проведут в соответствии с нашими рекомендациями, принесёт мир и душевный покой


 
НадеждаДата: Воскресенье, 08.07.2012, 19:24 | Сообщение # 15
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Администраторы
Сообщений: 10726
Статус: в медитации
Как реагировать на гнев в свой адрес
Нам кажется очень важным поговорить о тех, кому приходится переносить гнев, направленный на них.

Как сделать, чтобы жизнь стала более терпимой? Если вы живёте вместе с гневливцем или по соседству с ним, наши советы смогут вам помочь в этой сложной ситуации.
Прежде всего, отметим, что гневливцы обычно легче переносят гнев в свой адрес, потому что меньше боятся потерять любовь или дружбу тех, кто сейчас на них кричит или всячески их оскорбляет. Тому, кто сам часто гневается, лучше удаётся отделить, где тут гнев, а где - любовь или дружба.

Как принимать гнев с насилием
1. Гнев, сопровождающийся или грозящий обернуться физическим насилием, невозможно принимать "правильно", а тем более - доброжелательно. Единственное, что нам кажется в этом случае приемлемым, - самозащита. Стало быть, лучше всего сбежать или любым другим образом обеспечить между собой и разбушевавшимся гневливцем достаточное расстояние, после чего (или вместо этого) звать на помощь.
Нельзя не признать, что гнев с применением вербального насилия ставит человека в очень трудное, неудобное положение, порой кажется, что земля уходит из-под ног, и лишь очень самонадеянный психолог, будь он на нашем месте, мог бы сходу дать рецепт "правильной реакции". Уж слишком много факторов требуется принять во внимание:
* личность "адресата" (прежде всего - гневлив ли он сам);
* интенсивность вербального насилия (переносимая "адресатом" или невыносимая для него);
* обстоятельства, при которых разразился скандал (при свидетелях или без них, в какой области жизни вспыхнул гнев - частной или общественной);
* изредка такое происходит ил процесс стал хроническим;
* высказывал ли гневливец намерение изменить стиль своего поведения или это не приходило ему в голову, и так далее...
Из этого следует, что нужно разбираться с каждым случаем отдельно, потому что делать обобщения тут невозможно.
Случается, что обстоятельства заставляют того, на кого обрушился гнев с вербальным насилием, отойти подальше от гневливца, бежать или звать на помощь.
В других обстоятельствах адресат гнева с вербальным насилием предпочитает остаться и сохранить контакт с обидчиком.

Что можно посоветовать в таком случае?
* Для начала - сосредоточиться на себе самом, стараясь, насколько только сможете, не придавать значения смыслу того, что произносит вошедший в раж гневливец; сосредоточиться прежде всего на собственных физических ощущениях, особенно на дыхании. Лучше, чтобы грудная клетка находилась в относительном покое, а сокращалась диафрагма и мышцы живота.
* Сосредоточившись, надо повторять про себя: "Может быть, я и сказал (-а) что-то, что вызвало её (его) гнев, но не я ответственен за эту встпышку, и я совсем не такой (-ая) "мерзкий (-ая), злой (-ая) и ничтожный (-ая), как она (он) говорит...". Это только общее направление, каждый сам найдёт для себя наиболее подходящие слова, наиболее подходящий стиль такого внутреннего монолога, который должен быть посвящён именно этой теме.

* Желательно, как нам кажется, чтобы гневливец, получивший в свой адрес поток ругани и оскорблений, не воспользовался "удобным случаем" и сам не впал в ярость - неважно, заразившись от скандалиста или прикрываясь своим гневом как щитом. В этом случае скандал разгорится ещё сильнее.
* Ни в коем случае нельзя, обращаясь к разбушевавшемуся гневливцу, употреблять выражения типа "успокойся, пожалуйста" или "ну, хватит уже". Как правило, такие призывы только усиливают обращённый на вас гнев, и насилия в свой адрес вы получите больше, поскольку тому, кто в эту минуту выкладывает всё, что "накопилось на душе", покажется, будто его чувства остались не понятыми.
* И наконец - это время скандала совершенно не подходит для того, чтобы напомнить человеку, который адресует вам сейчас свой гнев, применяя вербальное насилие, о том, что вам, дескать, такая форма предъявления претензий не по душе и что вы требуете другой: пусть он сию же минуту начинает выражать свой гнев через "Я" и избегает при этом насилия! Эти уточнения более чем желательны, но совсем в другое время: контрнаступление - не лучший выбор в таком случае. Подчёркивая в момент атаки, что и в гневе существуют окольные пути, вы только подливаете масла в огонь.

Как принимать гнев без насилия
Противостоять кому-то, кто и повышает голос, но при этом не выходит из себя, не так уж трудно.
Убегать никуда не нужно, оставайтесь с ним.
А как себя вести при этом? Нам кажется, лучше всего - молчать, глядя на осерчавшего, но не проявлять даже взглядом ни подчёркнутого безразличия (означающего "вот, жду, когда это закончится..."), ни вызова ("да понимаю я, что ты злишься, но это просто ужас какой-то, что ты опять до такого дошёл!"), ни восхищения ("класс! наконец-то он (а) выговорится!"). Ваш взгляд должен выражать доброжелательный нейтралитет.
И последнее, что нам кажется очень важным: кога гнев вашего собеседника будет исчерпан - ни в коем случае не раньше! - найти в себе силы сказать: "Я ПОНИМАЮ ТВОЙ ГНЕВ". Говорить чётко и ясно о том, что вам понятны чувства другого, так важно потому, что это сильно улучшает качество взаимоотношений.
Может быть, вам покажется необходимым вернуться к причине обрушившегося на вас гнева для того, чтобы разрешить конфликт, - сделайте это позже, когда страсти полностью улягутся. Тогда у вас появится больше шансов на дискуссию, а не ожесточённый спор, больше шансов быть услышанным.
Но если вы испытываете непреодолимое желание высказаться в то время, когда другой ещё не перестал сердиться, по крайней мере, начните с "Я". Говорите о себе. Говорите о том, что вы ощущаете, когда собеседник выражает свой гнев по тому или иному поводу. Но - повторим: чтобы быть услышанным, всё-таки лучше подождать более подходящего момента.


 
Форум » Зал теории и практики » Психология » Гнев
Страница 1 из 212»
Поиск:

Мини чат

Вам здесь всегда рады!!!