Воскресенье, 20.08.2017, 03:17                                                 

                                                                                                                               

Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 6«123456»
Форум » Зал нашего досуга » Сказки от Эльфики » СКАЗКИ ЭЛЬФИКИ
СКАЗКИ ЭЛЬФИКИ
ВероничкаДата: Вторник, 02.06.2015, 11:39 | Сообщение # 16
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

- Нееее, друг! Не видно его давно… соскучился уж…

- Да захворал твой «закадычный». Уж который день лежит, загибается. Пожелтел весь…

- Ай! Да как же это? Он мне… а я-то ему… нееет, долг платежом красен!

Вскочил Иван, полотенце отбросил, прихватил со двора тачку и побежал на другой конец деревни – к Петру.

- Вот теперь хана Петру – Иван ему все припомнит! Ужо рассчитается… Стукнет разок – и окочурится Петр, много ли ему сейчас надо?– рассуждали односельчане, поспевая следом за Иваном. – Тачку вот зачем-то взял… Наверное, сразу и хоронить повезет. Ох, как бы не вышло беды!

Вот уж добрались до Петровой избы, вошли. Петр лежит под образами, совсем плохой. Увидел Ивана – насупился.

- Что, порадоваться пришел? – спрашивает.

- Нет, поблагодарить! – отвечает Иван.

- Это за что же, например?

- За то, что с банькой помог. Да и вообще… Настоящий ты друг, закадычный!

- Какой я тебе друг? – скривился Петр.

- Ну как же? Яму под фундамент ты рыл? Ты… Камней ты натаскал? Тоже ты… Дров заготовил, опять же… Мне бы одному ни в жисть не справиться! А уж за крапиву с чертополохом тебе отдельное спасибо! Из крапивы я веников навязал, знатные веники получились, лечебные. А чертополоховые семена я в ступке истолок и на лекарство пустил.

- Какое такое лекарство? – простонал Петр.

- Да такое, что на ноги тебя вмиг поставит! Расторопша, слышал, поди? Говорят, для печени очень полезно.

- Ну и что? Печень тут при чем? Я помираю, а ты мне байки дурацкие рассказываешь…

- Не дам я тебе помереть, друг мой дорогой! – вскричал Иван. – Давай, встать тебе помогу, и поедем мы с тобой в баньку. Я вот и тачку прикатил, чтоб тебя с ветерком домчать!

Петр ругался, отбивался, но и правда слаб был: погрузил его Иван в тачку и в баньку повез. А за ними вся деревня семенит, которая уже и вовсе понимать что-то перестала. Разве дурацкую логику осилишь?

А Иван-то Петра расторопшей накормил – и в парилку. Там его вениками крапивными и вдоль отходил, и поперек. Ледяной водой облил – и по новой. Три часа парились без перерыва! А когда вышли – Петр уже не желтый был, а красный. И живой такой, видать, помирать раздумал.

- Меня! Крапивой! С расторопшей твоей чертовой! Я тебе этого никогда не прощу! – выкрикивал Петр, нервно придерживая простынку. Сказал – и припустил до дома, только его и видели. Но мешочек с расторопшей с собой прихватил, не забыл.

А Иван ему вслед только улыбался умиленно да полотенчиком махал.

- Друг мой, — объяснил он открывшим рты односельчанам. – Живой… Выздоровел, однако!

- Ну да, ну да… — закивали деревенские. – Закадычные враги, куда деваться, это понимать надо!

Только разве поймешь его, дурака? Ему плюй в глаза – скажет, божья роса. Все у них не по-людски… Ну вот и как с ними жить?

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Вторник, 02.06.2015, 11:43 | Сообщение # 17
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
МАДАМ ДАНО И ЕЕ ЛЮБОВЬ — сказка от Эльфики

Мадам Дано была очень, очень серьезной дамой и убежденно всем доказывала, что жизнь трудна, а счастье недостижимо. Кстати, она носила совсем другую фамилию, а «мадам Дано» ее прозвали за то, что все ее фразы неизменно начинались со слов: «Да, но…». Например, на слова «хорошая нынче погодка!» она тут же отвечала: «Да, но уже к вечеру она может испортиться», на сообщение о чьей-то свадьбе, поджав губы, говорила: «Да, но сейчас молодые семьи так часто распадаются…», на пожелание доброго здоровья – «Да, но кто застрахован от болезней, ведь может и кирпич на голову упасть?».

Но однажды на вокзале она познакомилась с месье Дану. У них завязался разговор, и мадам Дано по привычке стала жаловаться на жизнь. Но месье Дану тоже получил свое прозвище не просто так: он был весельчак, балагур, любил жизнь и на все ее каверзы и препоны предпочитал не сердиться, а удивляться: «Да ну?».

- С тех пор, как умер мой муж, я совершенно одинока, — удрученно говорила мадам Дано.

- Да ну?! – удивлялся месье Дану. – Ни за что не поверю, что такая чудесная женщина может быть одинока! Я думаю, мужчины просто столбенеют от восторга и предпочитают восхищаться вами издалека.

- Да, но… — по привычке начала мадам Дано и замолчала: слова месье Дану показались ей не лишенными очарования.

Польщенная мадам Дано продолжала:

- Жизнь меня не баловала, постоянно ввергая в суровые испытания…

- Да ну?! – всплеснул руками месье Дану. – То-то я чувствую в вас необычайную внутреннюю силу! Вот это жизнь вас натренировала!

- Да, но… — мадам Дано прислушалась к себе и точно ощутила что-то непонятное – может быть, даже внутреннюю силу.

- И еще – я так скучно живу, — доверительно призналась она. – Дом… прогулка… магазин… и все!

- Да ну?! – изумился месье Дану. – Тогда наша встреча – это судьба! Ведь я работаю униформистом в цирке-шапито! Сегодня мы развернемся на площади, и уже вечером я приглашаю вас на представление! Надеюсь, вы любите цирк?

- Да, но мой возраст… — застеснялась мадам Дано.

- Да ну?! – изумился месье Дану. – О каком возрасте вы говорите? Цирк – это любовь на все времена! В молодости я был акробатом, затем – дрессировал слонов и тигров, а теперь вот униформист. Подумаешь, возраст!

- Да, но… — начала мадам Дано, но потом махнула рукой. Ей очень хотелось в цирк, ведь она там не была целых сто лет… – Ай, да ладно! В цирк так в цирк!

И вот вечером мадам Дано сидела в первом ряду, на приставном кресле, куда ее усадили по контрамарке, и вовсю хохотала и хлопала в ладоши, чувствуя себя маленькой девочкой. А один униформист в перерывах между номерами все время посылал ей воздушные поцелуи, и от этого сердце замирало и сладко ныло – совсем как в молодости!

После выступления они гуляли, пили кофе в маленьких кабачках, болтали о том-о сем, и то и дело слышалось: «Да, но…» — «Да ну?!», а потом смех. Мадам Дано за всю свою жизнь столько не смеялась! А смеялась она над собственными страхами, тревогами и излишней серьезностью. Жизнь ведь тоже, по сути, похожа на цирк…

… Через неделю цирк готовился уезжать.

- Как жаль, что вы нас уже покидаете… — огорченно проговорила мадам Дано, которая не пропустила ни одного представления и уже успела привыкнуть к цирку и – в чем она даже себе не хотела признаться! — к месье Дану.

- Да ну?! – тут же отозвался он. – Но это легко исправить! Поступайте в наш цирк, и мы вместе отправимся путешествовать по миру! Соглашайтесь же, будет весело!

- Да, но… что я буду там делать? Я ведь ничего такого не умею!

- Да ну?! Наверняка вы умеете считать и сможете продавать билеты! Короче, вы приняты на должность кассира, с соответствующим окладом и премиальными!

- Да, но униформисты наверняка не могут принимать такие решения, – усомнилась мадам Дано.

- Да ну?! Видите ли, униформист я для души, а вообще-то я директор этого цирка. В свободное от работы время! Так что быстренько домой за необходимыми вещами, нас ждет Большое Цирковое Путешествие!

… Если в ваш город приедет цирк-шапито, обязательно обратите внимание на кассиршу. Некоторые считают ее женой униформиста, а другие говорят, что она – мадам директорша. Но какое нам до этого дело? Эта пожилая дама распространяет вокруг себя веселье и хорошее настроение. Ее зовут мадам Зато. Это не настоящая фамилия, а прозвище, потому что на любые жизненные невзгоды и неудачи она смотрит с оптимизмом и всегда находит, что противопоставить им. Моросит дождик? Зато грибов будет море! Сломались дужки у очков? Зато получилось прелестное пенсне! Вся жизнь проходит на колесах? Зато у нее много друзей, радости и смеха, и можно делиться этим с людьми, которые приходят покупать билеты!

Может, вы не поверили, что все это чистая правда? Скажете: «Да, но…». Да ну, все равно не поверю, что вы такие зануды! Зато весело и вселяет надежду на чудо! Если, конечно, верить, что жизнь – это просто цирк, а цирк – любовь на все времена!

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Вторник, 02.06.2015, 11:45 | Сообщение # 18
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
МАЛЕНЬКИЙ ТАНК — сказка от Эльфики

На одном лугу обитали, плодились и занимались повседневной разумной деятельностью разные существа: целеустремленно копошились муравьи, пиликали на скрипочках кузнечики, опыляли цветы бабочки, собирали нектар пчелы, рыли норы суслики. Все занимались своими делами и пребывали в благостной гармонии, пока не появлялся Маленький Танк. Откуда он взялся, уже никто и не помнил, да и что поделаешь, если он с незапамятных времен поселился тут, на лугу? О нем не разговаривали, его просто боялись.
А Маленький Танк, между прочим, вовсе не желал, чтобы его боялись. Напротив, он активизировался и проявлялся только тогда, когда нужно было прийти на помощь. Ему, с высоты своей башни, было хорошо видно, кто в ней нуждается.
То и дело на лугу раздавался чей-нибудь панический писк: «Атас! Танковая атака!», и тогда все бросали свои дела и старались поскорее разбежаться и спрятаться, чтобы не попасть под гусеницы. А что? И такое бывало! Ведь танк, спеша на помощь какому-нибудь муравьишке, проезжался по сусликам и кузнечикам, даже не замечая этого. Нет, он, конечно, и сусликам помогал, если нужно, и кузнечикам, но почему-то больше всего беспокоился о муравьях.
Муравьев же столь пристальное внимание напрягало и утомляло. Тем более что помогая одному муравью, танк нередко походя давил других. Да и помощь-то была какой-то… тяжеловесной. После такой помощи еще надо было отдышаться.
И вот однажды, когда Маленький Танк отдыхал, к нему явилась делегация муравьев. Танк думал, с благодарностями, оказалось – вовсе нет.
- Уважаемый танк! Мы, муравьи, тебя признаем как исконного обитателя луга и потому не настаиваем на твоем категорическом выселении. Но от всей души просим: не приближайся ты к муравейнику! Выбери себе местечко, где никто не живет, и катайся там себе на здоровье. А нас оставь в покое, сделай милость.
Танк сначала опешил, а потом ужасно огорчился.
- Но я же не просто так! Я исключительно с благородными целями! – стал объяснять он. – Я чтобы вам помочь!
- Так оно конечно… мы понимаем. А только урона от тебя для нас куда больше, чем пользы. Ты сам посуди: мы маленькие, ты большой. Ты пока одного спасешь – сотню задавишь. А гусеницы твои так луг перепахивают, что нам потом дороги восстанавливать месяцами приходится.
- Но зато я вижу, чего вы не видите, — возразил танк. – Мне сверху-то виднее, где, кому и когда требуется танковая поддержка. У меня башня!
- Набекрень у тебя башня, — угрюмо сказал самый старый муравей. – Да ты и вовсе безбашенный бываешь, когда прешь, как танк. Хотя, впрочем, ты и есть танк…
- Но я не со зла! Я так-то мирное существо! – обиженно пропыхтел танк.
- Мирное, мирное… верим! Только какая нам разница? В общем, мы свое слово сказали. Не нуждаемся мы в твоих наездах, так и знай. Совесть имей, да?
И муравьи длинной вереницей потянулись назад, к муравейнику. А танк сначала сильно обиделся, а потом рассердился. Он взревел всеми двигателями и на полной скорости помчался прочь от луга – только треск стоял да ошметки из-под гусениц летели.
Долго ли, коротко ли, а прибыл он на полигон, где обитали другие танки. Они оказались куда больше по размеру и выглядели очень внушительно.
- Эй, малыш! Ты откуда тут взялся? – спросил пятнистый изящный француз — «Леопард».
- С зеленого луга, — ответил танк. – Я там живу.
- Танки не живут на лугах, — усмехнулся стремительный Т90 МС по прозвищу «Тагил». – Мы обитаем в ангарах, вот на этом полигоне. Да и размеры у тебя какие-то… не танковые. Мелковат ты для нашей породы, вот что я скажу.
- Ай, я вас умоляю! – вмешалась широкая израильская «Меркава». – Оставьте ваших нападок, ребенок еще имеет вырасти! Малыш, не слушай этих глупостей, я сама тобой займусь, и шоб эти поцы были здоровы!
Поначалу танк обрадовался. На полигоне было интереснее, чем на лугу, да и забот поубавилось. Старшие следили, чтобы он всегда был заправлен горючим, вычищен и снабжен всем необходимым. На ночь ему определили место в ангаре, а днем учили его тактике и стратегии.
- Ведь почему ты с луга сбежал? Потому что там нет ни простора, ни размаха! –втолковывал ему могучий «Оплот-М». – Уважающий себя танк должен выбрать достойную цель. А оказывать помощь муравьям – это, сынок, не танковое дело! То ли дело на полигоне? Выбрал мишень, прицелился – и пли!
- Танковая атака – это напор, мощь, стремительность, ускорение и устрашение! – вторил «Тагил». – «Броня крепка, и танки наши быстры» — слышал такое? Это, брат, про нас! «Гремя огнем, сверкая блеском стали, пойдут машины в яростный поход…»! А твоя броня крепка? Ты готов к яростному походу?
- Ему надо еще немного подрасти! – говорила заботливая «Меркава». – Он не то что на танк – даже на танкетку пока не тянет!


 
ВероничкаДата: Вторник, 02.06.2015, 11:45 | Сообщение # 19
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

Это было так. Броня была крепка, мужества хватало, и блеск стали наблюдался. И даже яростный поход у него особых возражений не вызывал. Но вот подрасти мы маленького танка никак не получалось: как был маленький, так таким и оставался. И, если совсем уж честно, среди танков он тоже не чувствовал себя своим. Теперь Маленький Танк умел напролом переть через разные препятствия, преодолевать рвы и заграждения, лупить по мишеням и сметать все на своем пути, но при этом не чувствовал особого удовольствия. Ну, может только когда хвалили за удачный выстрел, да и то поначалу, а потом привык. Все чаще он отползал на край полигона и там грустил в одиночестве. Однажды там его и нашла «Меркава».
- Ты опять тут, шлимазл? Что башню повесил?
- Да нет, все в порядке, — встрепенулся Маленький Танк. – Просто… просто…
- Просто ты не на своем месте, — закончила за него «Меркава». – Ты не боевой, и в этом все дело. Мы, танки, созданы для военных действий и героических побед. А ты – нет.
- Я стараюсь, — уныло произнес Маленький Танк.
- Старайся, не старайся, а все равно видно: не танк ты, не танк. И даже не танкетка. Ты кто-то другой.
- А кто же я?
- Кому же это знать, как не тебе? Броня – это внешнее, это защита. А вот что у тебя внутри? Чего оно хочет?
- Оно хочет на луг, — прислушавшись к себе, прошептал Маленький Танк. – Спасать муравьев… Но они почему-то меня отвергают.
- Разберись с этим, — посоветовала «Меркава». – Думаю, пришла пора определиться, кто ты, с кем ты и к чему стремишься.
И «Меркава» помчалась по своим бронетанковым делам, а Маленький Танк впал в ужасную тоску. Легко сказать: загляни в себя! А вот как это сделать?
Он и не заметил, как кто-то присел на его башню.
- Апчхи! Апчхи! – этот «кто-то» ужасно щекотал дуло, и хотелось чихать.
- Ну хватит уже, — недовольно сказал «кто-то». – Я не могу держать равновесие, когда все сотрясается.
- Привет, — сказал Маленький Танк. – Вы, кажется, птица?
- Тебе не кажется. Я и есть птица из семейства Врановых. А зовут меня Галка. Можно Галочка. Теперь ты представься.
- А я… я… Я не знаю, кто я, — смущенно сознался Танк. – То есть я думал, что я Танк, но тут выяснилось, что не совсем танк. Или даже совсем не танк. Говорят у меня внутри, под броней, кто-то сидит. Но я не знаю, кто там.
- Так давай посмотрим! – предложила Галка.
- Но мне трудно самому в себя залезть, — растерянно сказал Танк. – Это так неудобно – рассматривать, что у себя внутри…
- Ох и дурной ты! – воскликнула Галка. – Зачем же самому? Ты раскрой люк, а я посмотрю и все тебе расскажу.
- Да? Так можно? Ладно я сейчас!
Но люк не очень-то спешил открываться. Его края словно прикипели друг к другу, даже Галка удивилась:
- Когда же ты в последний раз заглядывал в свой внутренний мир?
Маленький Танк попытался вспомнить, но так и не смог. Галке пришлось долго долбить клювом край люка, чтобы ржавчина отлетела. Наконец, люк распахнулся, и…
- Темно, — сказала Галка. – Темно и пусто.
- Выходит, я темный и пустой? Я никто?
- Погоди. Не мешай. Здесь явно кто-то есть. Он затаился, но я слышу, как он дышит. Эй, ты! Выходи не свет!
- Не могу! Боюсь! – послышался тоненький голосок из танка.
- Чего боишься?
- Окружающего мира! Там опасно!
- Да не особенно. Тем более сейчас ты под моей защитой, а я очень опытная Галка. Мы, Врановые, славимся умом и мудростью, про нас даже в сказках рассказывают. Так что не бойся, не обидят. Ну выходи, познакомимся!
Послышалась возня, а потом из самого дальнего из самого темного закоулка показался… муравей.
- Здравствуйте. Я – Маленький Танк.
- Ты??? Танк??? Ой, не могу! – и Галка расхохоталась на всю округу. – Разве танки такими бывают? Ты – муравей!


 
ВероничкаДата: Вторник, 02.06.2015, 11:46 | Сообщение # 20
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

- Я – муравей? – растерянно произнес Маленький Танк, озирая собственную броню у себя под ногами. – Не может быть…
Галка мигом подскочила, долбанула по броне клювом, и она с грохотом рассыпалась на мелкие осколки – муравьишка кубарем полетел вниз, в траву. Галку это развеселило еще больше.
- Да, ты – муравей,- отсмеявшись, подтвердила Галка. – Самый муравьиный муравей. Что я, муравьев не видела???
- Но муравьи маленькие, а я – большой! Сильный, мощный, смелый, спешащий на помощь!
- Думаю, тебе хотелось бы таким казаться. Но на самом деле ты мелкий, робкий и полный страхов. Наверное, в родном муравейнике тебя часто обижали, и ты решил нарастить броню, завести башню и прочие устрашающие приспособления. Придумал себе образ, который будет отпугивать обидчиков еще на дальних подступах, и очень ловко всех обманывал.
- Я не обманывал! Я и правда спасал других муравьев!
- Спасая других, ты каждый раз видел в них себя. Интересно, а они-то хотели спасаться?
Муравей задумался: а правда, хотели ли они спасаться? Ведь он их не спрашивал! Каждый раз, заметив непорядок, мчался туда, чтобы восстановить порядок. И ведь часто получалось так, что ему были вовсе не рады!
- Я не знаю, — пискнул муравей. – Меня как-то не особенно принимали. Даже побаивались…
- Еще бы, — саркастически каркнула Галка. – А ты бы не испугался, если бы сейчас на тебя надвинулся танк?
Словно в подтверждение ее словам, раздался тревожный грохот, и из-за кустов вывалил «Оплот-М». Его гусеницы бешено перемалывали грунт, а башня рыскала во все стороны. Поодаль дорогу пересек «Тагил», бодро пересек овраг и углубился в лес. Галка схватила муравья в клюв и перенесла на дерево – от греха подальше.
- Раздавят – не заметят, — сердито буркнула она. – Дураки железные…
- Наверное, меня ищут, — предположил муравей, едва оказавшись на ветке. – То есть не этого меня, а того меня… ну, Маленький Танк. Который рассыпался.
- Так ты танк? Или…?
- «Или», — глубоко вздохнул Муравей. – Ты, Галочка, права: страшно быть маленьким и беззащитным. А когда я придумал себе броню и сделался больше всех, свои меня бояться начали. Так что и от муравьев отстал, и к танкам не прибился. Что же мне делать?
- Возвращаться к своим, — категорично заявила Галка. – Нужно наращивать не внешнюю силу, а внутреннюю. Хочешь помогать – ради бога, только ты сам себе сначала помоги! И знаешь… лучше быть Великой Галкой, чем Маленьким Орлом.
- Лучше быть Великим Муравьем, чем Маленьким Танком, — догадался Муравей.
- Правильно, — одобрила Галка. – Только так и нужно! Отнести тебя на твой родной луг?
- Не стоит, — поразмыслив, ответил Муравей. – Я должен найти дорогу к своим сам. Иначе как я наращу внутреннюю силу?
- Тогда – в добрый путь! Увидимся! – прокричала Галка, вспорхнув с ветки.
- Обязательно! – кивнул Муравей и, поплевав на лапки, двинулся вниз по стволу – искать путь к родному муравейнику. У него еще было время, чтобы попробовать стать Великим Муравьем.

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Вторник, 02.06.2015, 11:51 | Сообщение # 21
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации

НЕ ПАРА — сказка от Эльфики


Они были не пара.
Он был могучим, разношенным, видавшим виды горным ботинком на толстой рифленой подошве. Она – изящной юной черной лакированной туфелькой на высоком каблучке.
Он привык к романтике дальних дорог – горным перевалам, деревянным трапам, россыпям камней, дыму костров и ночевкам под открытым небом.
Она вращалась в совсем другой среде: концерты, выставочные залы, вернисажи, и знала только престижные автомобили, паркетный пол и ровный городской асфальт.
Он обслуживал сильную мускулистую мужскую конечность 44 размера, она нежно обнимала изящную узкую женскую ступню размера 36-го.
Они были совершенно не пара – но, тем не менее, они встретились.
Они познакомились в гостях, в прихожей, где кроме них было еще очень много обуви. Он увидел ее – и замер: так она была хороша. Ее остренький носик был совершенен, тонкие ремешки – невероятно пикантны, а грациозные изгибы линий просто завораживали. Она взглянула на него – и тоже слегка запнулась. Он был такой огромный, надежный, внушающий доверие и вызывающий желание прижаться к нему, ища защиты и покровительства.
- Эй! Босоножки! Гляньте-ка! Кажется, это любовь? – заметили старые домашние шлепанцы. Они уже так долго жили на свете, что разговаривали исключительно хором.
- Действительно, что-то похоже на внезапно вспыхнувшее чувство, — заметила левая босоножка. – Прямо как в кино!
- Ага, ну просто дух захватывает! – согласилась правая. – Но боже мой! Ведь они же совсем не пара!
Они и правда были совершенно не пара. Но весь вечер не сводили друг с друга глаз, хотя так и не решились заговорить. «Она такая…такая! – думал горный ботинок. – Наверное, ей уготованы какие-то особенные дороги, которыми я сроду не хаживал». А туфелька просто оробела: он казался ей таким взрослым, таким внушительным, таким состоявшимся, что все мысли ее перепутались, и она просто не могла придумать, что сказать.
И только под конец вечера, когда пришла пора покидать гостеприимную прихожую, ботинок осмелился сказать: «Я хотел бы увидеться с вами вновь…». Туфелька вспыхнула, засияла и тихо ответила: «Я тоже…».
В следующий раз они встретились не скоро. Снова была полутемная прихожая, и множество разной обуви, и ожидание: а вдруг??? Вдруг на этот раз они встретятся? И чудо случилось. Горный ботинок даже слегка подпрыгнул, когда в разгар вечера вдруг открылась дверь, и вошли стройные ноги, на которых – о боже! – красовались они – черные лаковые туфельки.
На этот раз туфелька показалась ботинку еще прекраснее. И когда хозяйка скинула туфельки, она оказалась совсем рядом с ботинком, что привело его в трепет и восхищение. Они сразу заговорили и никак не могли остановиться – ведь они столько времени не виделись! Как ни странно, им оказалось, о чем поговорить, хотя они и вращались в совершенно разных кругах.
Другая обувь со жгучим интересом наблюдала за парочкой, которая явно друг другу не подходила, и ждала развития событий.
- Пора принимать меры, — вполголоса пробурчали старые шлепанцы. – Ситуация выходит из-под контроля. Эй, ребята! Вы, вы, ботинок и туфелька! Мы к вам обращаемся!
- Да? – обернулись они.
- Вы того… полегче! – посоветовали шлепанцы. – Не увлекайтесь!
- Почему? – не поняли ботинок и туфелька.
- Потому что вы – не пара! Вам все равно не быть вместе. Так лучше и не привязываться друг к другу.
- Но сейчас-то мы вместе? – наивно спросила туфелька.
- Да, но это ненадолго! – вступил в разговор щегольский узконосый мужской штиблет. – Надо быть реалистами!
- Сейчас мы стоим рядом и разговариваем. Что может быть реальнее? – заметил горный ботинок.
- Так это сейчас. А потом ты уйдешь к себе в горы, а туфелька – в ресторан, например. Вам было бы лучше подружиться со мной, мадам! Ведь у нас с вами общая среда обитания, и мы можем часто встречаться. В отличие от него, — уколол узконосый.
- Наверное, вы правы. Но меня к вам не тянет! – ответила туфелька. – Простите, вы и правда очень элегантны, но сердцу не прикажешь…
- Мы должны вас предостеречь, — строго сказали старые шлепанцы. – Спутника надо выбирать по себе! Вот как мы! Всю жизнь вместе, мы – пара. Запомните: по себе! Иначе вас ждет жестокое разочарование.
- Разве? – рассеянно спросил ботинок, не сводя глаз с туфельки.
- Разумеется! – горячо уверили шлепанцы. – Ну не могут быть вместе вот, скажем, босоножки – и зимние сапоги. Босоножки – дети лета, сапоги – спутники зимы. Они и встречаться-то будут ненадолго, в кладовке, в межсезонье, два раза в году!
- Целых два раза в году!– с благоговением проговорила туфелька. — Я согласна!
- Но в остальное-то время! Ботинок будет уходить в лес, в горы, туда, где опасно! Он может сгореть, сушась у костра, или порваться и развалиться! Век горного ботинка недолог, а он уже и так не первой молодости, имейте в виду!
- У меня тоже может сломаться каблучок, — беспечно парировала туфелька. – Ну и что? Починим! Он всегда будет возвращаться, я верю! Я буду ждать его из дальних странствий!


 
ВероничкаДата: Вторник, 02.06.2015, 11:52 | Сообщение # 22
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

- Но тебе, глупая туфелька, положено вращаться в светских кругах! Вы расстанетесь и больше никогда друг друга не увидите, — мстительно пообещал узконосый франт.
- Этого не случится. Я всегда добиваюсь поставленных целей, — спокойно парировал горный ботинок.
- А я верю в чудеса, — добавила туфелька. – Если уж случилось чудо, и мы встретились… Дальше будет только еще волшебнее, я знаю!
Наверное, ботинок поставил себе очень четкую цель, а туфелька изо всех сил позвала чудо. Потому что в этот вечер, когда гости расходились, ботинок и туфелька ушли вместе. Вернее, вместе отправились домой их хозяева – но какая разница?
После их ухода в прихожей разгорелась настоящая дискуссия.
- Это неправильно! Так нельзя! – возмущались туфли-балетки. – Это в нарушение всех правил!
- Обувь – создание парное, — вторили им босоножки. – Есть левая особь, есть правая, и они идеально подходят друг другу. Один цвет, один размер… Недаром же они так и рождаются – в одной коробке! А тут что? Он – неотесанный мужлан, она – утонченное произведение дизайнерской фантазии, ну что их может связывать???
- Действительно, извращение какое-то, — кривился и морщился узконосый штиблет. – Это же явный мезальянс, не пара они, не пара!
И только старые шлепанцы вздыхали, переминались и осторожно вставляли:
- Так-то оно так… Не пара, конечно. Но хотя бы за силу чувств заслуживают уважения! Ну да ладно, поживем – увидим…
В следующий раз ботинок и туфелька явились в гости одновременно. То есть вместе. Остальная обувь так ждала развития событий, что ее можно было не чистить – и так сверкала, как наэлектризованная. Появление пары (а вернее, не-пары!) вызвало мгновенный ажиотаж в обувной среде.
- И что? Как дела? – издалека начали шлепанцы.
- Благодарю вас. Великолепно, — улыбнулась туфелька.
- Живете вместе? – бесцеремонно влез изнывающий от ревности узконосый штиблет.
- Пока встречаемся, — сдержанно ответил ботинок.
- И что??? Думаете, это надолго??? У вас же нет будущего! – рыдающе взвизгнул штиблет.
- Возможно, и нет. Зато у нас есть настоящее! – парировала туфелька и кокетливо повела ремешком.
- Думаю, следует быть благодарным судьбе за то, что она дает, а не за то, что могла бы дать, — кашлянул горный ботинок. – Сейчас мы вместе, и это замечательно. А про «потом» потом и будем думать.
- Вообще-то это правильный подход, — подумав, подтвердили шлепанцы. – Радость жизни всегда случается только в моменте «сейчас». А все остальное – или воспоминания о прошлой радости, или мечты о возможной.
- И все равно они не пара! – упрямо твердили самолюбивые штиблеты.
А они и не спорили. Им было все равно, пара они или не пара. Они просто упивались тем временем, что им было отпущено. Они не знали, сколько там его, этого времени, и они не тратили его на споры и размолвки.
Разумеется, им приходилось на время расставаться, и даже очень часто. Но тем радостнее были их встречи, и тем больше они ценили время, которое им было дано на счастье.
Наверное, счастье придает жизнестойкость не только людям, но и всему сущему – потому что их хозяева не раз удивлялись, что обуви сносу нет, и выглядит, как новенькая, и выбрасывать ее как-то не хочется.
Но пришел все-таки миг, когда обувь отправили «на пенсию», и какое-то время они лежали рядом на полке в кладовке, где предавались воспоминаниям и разговаривали обо всем на свете, потому что им все еще было интересно вместе.
- А помнишь, как все говорили, что мы с тобой не пара? – смеялась слегка потрескавшаяся лаковая туфелька.
- Ну, не пара! Ну и что? Вот ведь целую жизнь прожили, хоть и не пара, и ничего! – басил потертый горный ботинок.
А потом пришел момент, когда пришла пора прощаться – со всеми когда-нибудь это случается, рано или поздно.
- Знаешь… Мне так жаль выбрасывать их на помойку, — с искренним огорчением сказала изящная и тонкая хозяйка, рассматривая старые лаковые туфельки. – Как будто кусок жизни с ними уходит.
- С любой вещью уходит кусок жизни, — ласково приобнял ее за плечи муж, большой и надежный, как горный ботинок. – У меня вот с этими горными старичками тоже столько всего связано! А самое главное – они были на мне в тот вечер, когда мы познакомились. Помнишь?
- Помню, — прижалась к нему она.
- Я так тогда боялся к тебе подойти! Мне тогда казалось: ну кто я и кто ты? «Куда мне до нее – она была в Париже!»… Как я тогда осмелился – сам не понимаю…
- А мне тогда все твердили: «Ты с ума сошла! Вы не пара, не пара», — вспомнила она. – Говорили: «У вас нет будущего!». Вот дурочка я бы была, если бы их послушалась, да?
- Ну не пара, ну и что? – упрямо сказал он. – А что будущего нам не напророчили – так это, может, и хорошо! Пришлось так и жить – в настоящем! Может, потому и счастливые?
Они были не пара. Но им было хорошо вместе, и поэтому совершенно все равно – пара они или нет.

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Вторник, 02.06.2015, 12:16 | Сообщение # 23
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации

ОАЗИС — сказка от Эльфики


К Мудрецу пришел Человек и попросил совета:
- Я живу в дымном и душном городе, много работаю и очень устаю. Похоже, что мир сошел с ума, потому что в нем стало слишком много скрытого соперничества, открытой агрессии, непонятных нападок и взаимных обвинений. Негатив льется отовсюду, и порою мне кажется, что все мы вот-вот захлебнемся в этом мутном потоке. И от этого нет ни отдыха, ни спасения. А так хочется иногда просто покоя…
- А ты создай себе Оазис, — посоветовал Мудрец. – Островок покоя и тишины в бурном океане Жизни. Ты не можешь изменить Большой Мир, но можешь изменить свое маленькое Личное Пространство, сделав его комфортным и уютным.
Вскоре человек опять предстал перед Мудрецом.
- Я построил Оазис, и теперь у меня есть место для отдохновения и созерцания. Там тихо, спокойно и безопасно. Мне там хорошо, но очень одиноко…
- Наполни свой Оазис тем, что привлечет туда других ищущих тихих бесед, покоя и созерцания, — предложил Мудрец. – Пусть там каждый найдет что-то для себя, и если ему понравится, он будет приходить вновь и вновь, и ты будешь уже не один.
И Человек вырыл в Оазисе Колодец Желаний, построил Лестницу Успеха, открыл Источник Изобилия… Он поставил везде скамейки для отдыха, украсил клумбы сказочными цветами, и в Оазис потянулись люди. Одни, заглянув на полчасика, уходили и больше не возвращались, другие оставались надолго, а некоторые любую свободную минутку старались провести в этом благословенном месте, куда не долетали звуки тревожного и суетного города. Отдохнув в Оазисе, можно было с новыми силами продолжать свой жизненный путь и выполнять то, что предначертано судьбой.
- Как хорошо, что теперь есть Оазис, где можно на время спрятаться от ветра и непогоды, — часто говорили те, кто побывал в этом чудесном местечке, и Человек был счастлив, что его детище дало отдых еще одному усталому путнику. Многие охотно помогали благоустраивать Оазис, а некоторые даже стали строить поодаль собственные Оазисы, и это тоже радовало Человека.
Но однажды в Оазисе появился странный незнакомец. Он был не похож на других. Если все остальные искали в Оазисе отдыха и занимательных бесед, старались говорить друг другу приятные слова и давать добрые советы, то он, казалось, жаждал прямо противоположного. Там, где он появлялся, привычное спокойствие куда-то пропадало. Если он вмешивался в разговор, то речи его были полны оценочности, а порою – дерзости и скрытой насмешки, словно он бросал вызов собеседнику, вытягивая его на бой. Впрочем, в бой никто не желал ввязываться – обычно спешили покинуть это место. Но пришельца это нисколько не смущало: похоже, ему было совершенно все равно, что там чувствуют и думают остальные. Казалось, он считает себя вправе делать все, что заблагорассудится. Может быть, поэтому вскоре в Оазисе его стали называть меж собой Возмутителем Спокойствия. И многие шептались: в Оазисе становится неуютно, и сюда проник негатив из Большого Мира, и недоумевали – почему Человек ничего не предпринимает?
А вот Возмутителя Спокойствия этот факт невмешательства нисколько не огорчал. Он появлялся там, где хочет и тогда, когда захочет, бесцеремонно вмешивался в чужие беседы и раздавал рекомендации, о которых его не просили. Если же ему возражали, он яростно набрасывался на собеседника, обвиняя его во всех возможных грехах – в гордыне, непринятии, отсутствии любви, непроработанности, и так далее, до бесконечности. В конце концов, ему просто перестали отвечать. Но это его, похоже, только подзадорило. Теперь он уже не стеснялся в выражениях и стал высказываться еще более резко и безапелляционно, доставая всех, кто оказывался в поле его досягаемости.
И вновь Человек пошел к Мудрецу.
- Возмутитель спокойствия принес в Оазис те самые агрессивные энергии Большого Мира, которые и побудили меня построить Оазис. А теперь мое тихое местечко становится все более похожим на любое место в городе. Подскажи, что с этим делать?
- Сделай то, что тебе хочется, — предложил Мудрец. – Возмутитель пришел возмущать тебя, ну и возмутись! Чего тебе стоит?
- Ну уж, посоветовал! – укорил его Человек. – Не хочу я уподобляться ему. Постараюсь решить дело миром. Я скажу ему о том, каковы правила пребывания в Оазисе.
Но вскоре он опять предстал перед Мудрецом, и вид у него был обескураженный…
- Я пытался поговорить с ним, но он всегда обращает мои же слова против меня. У него отличная защита.
- Нападение – распространенный способ защиты, — согласился Мудрец. – А кто мешает тебе поставить себе такую же?
- Я же объяснил! – воскликнул Человек. – Я так, как он, не хочу. Я хочу по-другому. Пожалуй, теперь я буду его просто игнорировать.
- Ну что ж, попробуй, — согласился Мудрец.
Прошло какое-то время, и Мудрец вновь имел удовольствие лицезреть человека. Тот выглядел расстроенным.
- Ну как, проигнорировал? Помогло? – сочувственно спросил Мудрец.
- Нисколько, — смущенно признался Человек. – Этому Возмутителю Спокойствия, кажется, все нипочем. Я его игнорирую, а он меня – нет. От него нигде не спрятаться. И главное – я не понимаю, что ему нужно? Я попросил его уйти, если ему тут не нравится. Но он ответил, что я не вправе тут распоряжаться, что мой Оазис создан не для того, о чем я говорю, и не в моей власти его прогнать.
- Ай, молодца! – расхохотался Мудрец. – Отличный ход! Думаю, когда ты найдешь ответ на этот вопрос, ты поблагодаришь этого самого Возмутителя.
- За что? – изумился Человек. – От него только проблемы и неприятности. Он мешает мне наслаждаться покоем. Еще немного, и я выйду из себя!
– Ну, выходить из себя время от времени даже полезно – взгляд со стороны, знаешь ли, очень многое может показать.
- Выйти из себя – не проблема. Но тогда я сам стану Возмутителем Спокойствия! – воскликнул Человек.


 
ВероничкаДата: Вторник, 02.06.2015, 12:17 | Сообщение # 24
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

- Ага, станешь, – спокойно подтвердил Мудрец. — И что с того? Хочешь понять мотивы другого – поставь себя на его место.
- Ладно. Пожалуй, в этом что-то есть. Я подумаю, — и Человек решительно зашагал назад, к Оазису.
… Прошло совсем немного времени, и Человек вновь стоял перед Мудрецом.
- Как твои дела? Как процветает твой Оазис? – поинтересовался он. – И как там твой Возмутитель Спокойствия?
- Я обозначил границы и прогнал его из Оазиса за их пределы, — доложил Человек.
- Это поступок, — кивнул Мудрец. – И что же, теперь все хорошо? Ничего больше не возмущает гладь твоих прудов?
- Как бы не так. Он ходит по кругу и все время старается найти какую-нибудь лазейку. Он стучится и требует, чтобы его впустили. Он угрожает, обвиняет и обещает отомстить.
- Это расстраивает тебя? – с интересом спросил Мудрец.
- Еще как! – сердито ответил Человек. – Ведь вместо того, чтобы заниматься Оазисом, я все чаще занимаюсь Возмутителем. Он будоражит, дергает, не дает мне покоя.
- Обычно мы занимаемся тем, что для нас является наиболее важным, — подсказал Мудрец. – Если ты увлечен Возмутителем, значит, он стал для тебя важнее Оазиса. На какое-то время. Тебе осталось только понять, почему.
- Я размышлял над этим, — сказал Человек. – Я думал о том, что ему надо на самом деле и что мог бы дать ему Оазис. Покоя? Но он не ищет покоя. Любви? Но он не принимает Любви. Советов? Но он не просит советов. Получается, что все, что ему надо – это возмущать спокойствие.
- Ну что ж, может быть, в этом его Предназначение, — усмехнулся Мудрец. – Кто-то строит Оазисы и прочие тихие заводи, а кто-то гонит волну и устраивает ураганы. Каждый занят своим делом.
- Но почему надо устраивать ураганы именно в моем Оазисе? – гневно топнул ногой Человек. – Я-то тут причем???
- Хороший вопрос, — одобрил Мудрец. – Действительно, стоит подумать: а причем тут ты?
… На этот раз Человека не было долго, очень долго. А когда он вернулся, это был уже не тот Человек. Глаза его были ясны, тело энергично, а походка упруга.
- Здравствуй, Мудрец! Я пришел поблагодарить тебя, — сказал человек.
- Давай, – одобрительно кивнул Мудрец. – Люблю, понимаешь ли, благодарности.
- Я покинул свой Оазис, удалился в пески и развел там костер. Я сел у костра и стал смотреть на пламя. Вокруг меня была только пустыня, надо мною – звезды, предо мною – огонь, и через какое-то время все мысли улетучились из моей головы. Я сам стал частью этого пейзажа. И я не сразу заметил, что у костра нас уже двое. Я и он. Возмутитель Спокойствия…
- Продолжай, продолжай, — попросил страшно заинтересованный Мудрец.
- Я задал ему всего один вопрос. «Кто ты?» — спросил я его. И он мне ответил: «Я – это ты». «Но мы совсем не похожи», — возразил я. Он молча смотрел в огонь и ничего не отвечал. И тогда я вдруг понял, что мы действительно похожи. Вот мы оба сидим в пустыне и смотрим на огонь. Мы оба хотим жить так, как нам нравится, и делать то, что хочется. Мне хочется строить оазисы, а ему – возмущать спокойствие. Но там, в глубине души, ему иногда хочется строить дворцы, а мне – разрушать города. Это наше непроявленное, но оно в нас есть. То есть, по сути, мы ничем и не отличаемся – ну, разве что предпочтениями? И тогда, повинуясь душевному порыву, я спросил его:
- Хочешь, я научу тебя строить Оазисы? Пусть и у тебя будет свое местечко для отдыха!
- Не знаю, — улыбнувшись, ответил он. – Я не думал об этом. Может быть, когда-нибудь… Но пока мне нравится делать то, что я делаю. Налетать неизвестно откуда, подобно тайфуну, раздувать и разметать все вокруг. Возмущать спокойствие! Тогда привычный порядок вещей нарушается, и всем приходится делать генеральную уборку, менять конфигурации, осознавать границы и находить новые места для старых вещей. А может, просто выбрасывать их, как отжившие и ненужные. По крайней мере, я заставляю двигаться и шевелиться, с этим-то ты спорить не будешь? – вот такие слова он мне сказал.
- Ну, надеюсь, ты ему дал достойный отпор? – хихикнул Мудрец. – Объяснил ему, как он осложнил тебе жизнь, нарушив все твои планы?
- Действительно, его появление сильно изменило мои планы. Но я, пожалуй, теперь даже рад этому. Мой Оазис стал краше прежнего, а главное – крепче. Я многое узнал и многому научился. И теперь смогу научить этому других. Ну разве это не здорово?
- Согласен, это и правда здорово. И что же было дальше? Чем закончилась ваша встреча?
- Я почувствовал благодарность к Возмутителю Спокойствия, и мне захотелось его обнять. Наверное, ему захотелось сделать то же самое, потому что он тоже двинулся мне навстречу. И вдруг, когда мы были уже совсем близко, я увидел, что у него – мое лицо. Как будто я смотрелся в зеркало. И тогда произошло странное: каким-то образом мы слились в единое целое. Он стал мной, а я – им. Не было больше Возмутителя Спокойствия, понимаешь? Только я, и он – как какая-то моя часть.
- Поздравляю тебя, мой мальчик! – от души сказал Мудрец. – Ты стал еще на один шаг ближе на пути к Целостности.
- И тебе я тоже благодарен, Мудрец. Ты очень хороший человек! Не понимаю, как тебе не жаль времени, чтобы столько возиться со мной…
- Ну, разгадка проста, — улыбнулся в усы Мудрец. – Дело в том, что я – это тоже ты. Какая-то твоя часть. Как и Возмутитель. Только я тебе нравился, а он – нет. Поэтому ты охотно бегал ко мне, но в то же время убегал от него, а по большому счету — от себя. Но теперь все в порядке. Мы все встретились.
- Ты – это я? – пораженно уставился на него Человек. – Как же я сам не догадался?
- А зачем тебе догадываться, если я для этого и существую? Иди и делай свое дело. Строй новые Оазисы, укрепляй границы, воюй с разными Возмутителями… Ты же знаешь, что я всегда тут. Если надо будет совета, просто спросишь. И знаешь что? Давай, обнимемся! Очень, знаешь ли, хочется слиться и почувствовать Целостность…

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Вторник, 02.06.2015, 12:21 | Сообщение # 25
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
ПЛЕТЕНЬ — сказка от Эльфики

Федосья и Матрёна проживали в одной деревне и даже на одной улице. Если пойти по правой стороне, то рано или поздно увидишь мощный, крепкий каменный забор – на века ставленный, любо-дорого посмотреть. Сразу видно – справные тут живут хозяева, основательные. Это Матрёнино подворье. Что там, за этим забором, творится, с дороги не видать, а забором любуйся, сколько хочешь.
Если же идти по левой стороне, то будут штакетные палисадники, дощатые заборы, разные изгороди, а потом… Потом будет провал. Не в смысле, что яма, а в смысле, что в ряду заборов зияет дыра: сразу от дороги тропа протоптана широкая через травку с лютиками-цветочками, а ведет она к дому Федосьи, или, по-простому, Фени. Семейство Фени состояло из двух человек: она да муж. Она на птичнике трудилась, а муж ее Авксентий шнурками торговал. Звезд с неба, может, и не хватали, но о том не тужили – и так хорошо.
Фенечка была, по деревенским меркам, немного «с приветом». Со странностями, стало быть. Хотя, впрочем, странности ее были вполне безобидные и никому не мешали. Задумчивая она была и мечтательная, вроде как не от мира сего. И делала все не так, как положено, а так, как хочется. Когда хочет – смеется, когда хочет – плачет, когда хочет – трудится, и все у нее в руках горит, а когда хочет – сядет на завалинке, и не заставишь ее никакими силами за дела взяться. Судачили о ней бабы, конечно, не без этого. Но так, беззлобно. Ну, не такая, как все, зато человек хороший, душевный такой.
Только вот дивились деревенские, что Феня упорно не хотела забор вокруг дома своего ставить. Из-за этого она даже огород посадить не могла – ведь если все насквозь открыто, то туда и куры чужие забредают, и скотина разная – зелень щиплют, посадки вытаптывают. Поэтому Феня не морочилась – оставила все как есть: трава, а в ней цветы полевые, и все.
И вообще, к сельскому хозяйству Феня была довольно равнодушна. У других теплицы-парники, грядки со всякими овощами огородными, а у нее только два ряда малины у избы понасажено, потому как шибко ей ягода нравилась, а остальное все из серии «дикая природа». Из всей домашней скотины у нее был только кот Котька, а яйца и молоко они у соседей покупали – у Авксентия торговля шнурками хорошо шла, денежка имелась. А еще им доходы Фенечкино увлечение приносило, или, как сейчас говорят, «хобби».
А хобби было такое: придумала Феня себе увлечение для развлечения – на досуге косички из цветных шнурков плести. Возьмет у Авксентия пучок шнурков нераспроданных – и ну фантазировать, косички разные творить. Такого, бывалоча, насочиняет, что и сама не поймет: как такое разноцветье получилось? Подивится да нацепит пеструю плетеночку то на шею, то на руку – красиво! Или соседям раздаривает – ей не трудно, им приятно. Ее шнурковые украшения в деревне, почитай, почти в каждом доме были, и даже называть их стали по ее имени – «феньки», или «фенечки».
Вот за этим как раз по вечерам к Фене в дом народ и тянулся – кто фенечку хотел купить, кто научиться собственноручно их плести, а то и просто на людей посмотреть да себя показать. Такой вот клуб по интересам получился, стихийный. Феня рада была – пожалуйте, мол, гости дорогие, всем места хватит. Вот поэтому она плетень и не хотела ставить – заходи кто хошь, в любое время! Вернее, Авксентий-то о плетне не раз заговаривал, только Феня все отмахивалась – какой, мол, плетень, если народ каждый день косяком валит? Да и к тому же все свои, от кого отгораживаться-то?
Матрёна же была совсем другая. Женщина такая видная, нрава строгого, осанки царственной, и начитанная – просто страсть! Одних только толстых книжек прочитала не меньше тысячи, а уж про тонкие брошюрки и говорить нечего. В деревне таких образованных дам больше и не водилось, куда там! Сельчане с Матрёной и разговаривать робели, ей что ни скажешь – она как цитатой вжарит, и не поймешь, то ли это она тебя одобрила, то ли припечатала. И вообще ее порой понять трудно было, до того умственно изъяснялась. Даже прозвище ей дали почтительное такое – Матрёна-Мудрёна.
У Матрёны все было: и хозяйство справное, и Ума Палата (светелка такая специальная в голове, навроде библиотеки), и муж Святополк, и детки воспитанные, и правильное понимание жизненных ценностей. В общем, «бабой» ее даже сгоряча никто бы не назвал, не того полета птица. Казалось бы, никогда их пути с Фенечкой и не пересекутся, но вот поди ж ты…
Почему Матрёна решила к Фене на вечерку заглянуть – бог весть. Может, из любопытства, может, по случаю, а может, для научного интереса какого… В общем, появилась она однажды в Фениной избе. Огляделась – народу много, все о чем-то там разговаривают, фенечки перебирают, узоры обсуждают. А когда беседовать утомятся – песни хором поют, а Авксентий им на гуслях подыгрывает. На Матрёну никто и внимания особого не обратил – мало ли народу тут за вечер проходит?
Матрёна такого дела не любила – быть в тени. Так что она быстренько растолкала локтями соседей и выбралась на середину избы, под люстру пятирожковую.
- А толкаться-то зачем? – было начал кто-то, но Матрена так на него глянула, что тот увял, не распустившись. – Ой, прощения просим… звиняйте… не опознал сразу…
- Извиняю, только впредь будьте повнимательнее, — степенно кивнула Матрёна. – Ну-с, и что это за странное времяпровождение, объясните-ка мне?
- Дык это… плетем тут потихоньку, — подсказал кто-то.
- Плетете, значит, — со значением сказала Матрёна. – А по какой, простите, технологии?
- Да мы без технологий, так, по-простому, как Бог на душу положит, — робко ответили ей.


 
ВероничкаДата: Вторник, 02.06.2015, 12:22 | Сообщение # 26
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

- Это неверно. Пора бы вам уже жить осознанно, дорогие мои. Нужно подвести научную базу, и я ее подведу. Не сомневайтесь.
Кто бы сомневался… Матрёна уже если чего изрекала, так очень веско. Знал человек, что говорит.
И Матрёна стала приходить в Фенин дом каждый вечер – базу подводить. Выглядело это примерно так:
- Я не знаю, как это должно быть, но ты сплела неправильно.
- А как надо? – озадаченно морщила лоб какая-нибудь девица, взирая на только что законченную фенечку.
- Ну, это не мое дело, тебе решать. Так что подумай, — строго советовала Матрёна и переходила к другой плетельщице.
- Ой, чегой-то она ко всем привязывается? – шепотом спрашивали люди друг у друга, но ответа на этот вопрос никто дать не мог. Пришла и пришла, куда деваться.
А Матрёна тем временем вошла во вкус и раздавала советы и эпитеты направо и налево. Как правило, советы были туманными, а эпитеты – нелестными.
- А чего вы это тут распоряжаетесь? – осмелилась спросить какая-то девушка из тех, что побойчее.
- Имею право, — кратко ответила Матрёна.
Она и впрямь твердо знала: имеет право. Даром, что ли, она Ума Палату завела и знаниями до отказа набила? Ей всегда есть, что миру преподнести, чем поделиться. Так что должны быть рады, и точка.
- У нас тут не принято друг друга критиковать, — подала голос Феня.
- Ах, не принято? Кем это, интересно, не принято? – удивилась Матрёна. – Тобою, что ли? Нет уж, дорогая, имею право на свободное выражение своего мнения! А то развели тут, понимаешь ли, беззубую толерантность…
Слова «толерантность» почти никто не понял, но догадались, что видать, что-то опять не так сделали… И Феня стушевалась, не нашлась, что ответить.
Она только и шепнула тихонько:
- Вы, люди добрые, лучше с ней не связывайтесь. Себе дороже выйдет.
Те, кто поближе сидел, ее услышали и другим передали. И вот в другой раз Матрёна стала снова уму-разуму народ учить, только вот как-то дело не пошло: она выскажется – все замолчат, на нее уставятся, а потом плечами пожмут да к своим разговорам возвращаются. Не понравилось это Матрёне.
- Так, граждане хорошие. Почему это вы меня тут игнорируете? – строго спросила она. – Я высказываюсь, а вы молчите…
- Так это… Непонятно, чего говорить то, — призналась какая-то молодуха. – Уж больно замысловато говорите. Потому, стало быть, и отмалчиваемся…
- Так внимайте и образовывайтесь, — посоветовала Матрёна-Мудрёна. – А то стыдно: на дворе расцвет цивилизации, а вы тут полная темнота, деревня, слова сказать не можете. Учат вас уму-разуму, так усваивать надо!
- Ага, ладно, будем, — закивали односельчане. – Нам нетрудно, чего уж там…
Стали присутствующие снова на слова Матрёны свои реплики вставлять. Она тоже приободрилась, в своей тарелке себя почувствовала. То цитату из Стократа вставит, то из Цыпцырона. А то и сама от себя чего вылепит, да так авторитетно! Вроде как пространство организовываться стало по уму и по правилам. Только вот поскучнел как-то народ, притих и затосковал.
- Опять в себя уходите? – сдвинула брови Матрёна. – А ну не смейте! Учитесь открытости!
- Знаешь, Матрёна, от такого напора хочется в погреб спрятаться, — брякнула Фенечка и сама испугалась: ой, как это она насмелилась с Матрёной спорить???
- Ага, опять эта голос подала, — с удовлетворением отметила Матрёна. – Лучше бы промолчала. Плетешь, незнамо чего.
- Извините, но я уж как плетется, так и плету, — вежливо ответила Феня. – Как получается.
- Нет уж, девушка. Если вы других плести учите, так подходите к этому ответственно.
- Ну, так вы сами сплетите что-нибудь да нам покажите, — попросил кто-то. – Глядишь, и мы опыт переймем.
- Ничего подобного, — с неудовольствием ответила Матрёна. – Не намерена я ничего плести. Мне это не нужно. Мое дело – на неправильности указывать.
- Нам так не нравится, — зашумел народ.


 
ВероничкаДата: Вторник, 02.06.2015, 12:22 | Сообщение # 27
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

- Ах, не нравится? – задохнулась от возмущения Матрена. – Ну, знаете ли… Отзывчивости вам не хватает и благодарности. Я тут за вас радею, а вы…
- Ну что вы, ладно, не надо ссориться, — примиряющее замахала руками Фенечка. – Тихо, плетем все, делаем вид, что ничего не происходит, ага?
- Ладно, плетем, делаем, — кисло отозвался народ. Но было видно, что атмосфера в их «клубе по интересам» сильно изменилась. Это было заметно и по тому, что теперь вечером к Фене стало куда меньше народу ходить, а те, кто появлялся, старались надолго не задерживаться. Не ровен час под Матрёнину мудрёность попадешь, ходишь потом как оплеванный, и ничего не понятно…
- А чего ты ее не прогонишь? – не раз спрашивал Феню муж Авксентий. – Она уже себя хозяйкой чувствовать начинает. Откажи ей от дома, и всех делов.
- Ой, неудобно как-то, — пугалась Феня. – Ну, неприятная она, конечно, назойливая чуток. Всех жизни учит. Но она ж, наверное, как лучше хочет. Не со зла.
- Ну и ладно, как хочешь, — соглашался покладистый Авксентий. – Мне-то что, лишь бы тебе хорошо было. Вот тебе еще шнурков, плети дальше.
Только Фене плелось все хуже и хуже. Не было у нее вдохновения, а без него и фенечки получались кривые и унылые. Больше на удавки похожие, чем на украшения.
А Матрёна-Мудрёна уж и вовсе в раж вошла, ни одних посиделок не пропускает. А чего? Народу много, все тихие, не пьют, не дерутся, матом не ругаются – приятное общество. И знания есть где применить, Ума Палата не простаивает. Матрена совсем расцвела, нравится ей такое новое развлечение.
- Так, Федосья, а ты там чего молчишь? – время от времени спрашивала Матрёна. – Не слышишь, что ли, я высказалась? Прокомментируй!
Но Феня только голову наклоняла да еще быстрее плести начинала. Отмалчивалась.
- Ага, молчишь! Нечего тебе сказать, — обличала ее Матрёна. – То-то и оно!
Но однажды Феня не выдержала, да и сказала. Что так, мол, и так, в корне я не согласна с вашим мнением. Ой, как Матрёне-Мудрёне это не понравилось!!!
- Да ты кто такая тут меня критиковать? – сдвинула брови Матрена. – Да как ты смеешь, да что ты понимаешь??? Самозванка! И фенечки у тебя неправильные, и рукодельница ты липовая, я тебя на чистую воду-то выведу!
- Вообще-то это не я к вам пришла, а вы ко мне, — в изумлении вытаращила глаза Фенечка. – Не нравится, ну так не ходите…
А Матрена уже вразнос пошла:
- Еще чего! Хочу и буду! И не в твоей власти мне это запретить! Ты вообще не баба, потому как бездетная. Иди нарожай сначала, а потом командуй.
Вот сидит Феня и чувствует себя дура дурой. При чем тут ее вечерки, фенечки и «нарожай», и как это меж собой связано? Или вовсе не связано? И до того ей тошно стало, что хоть самой из дома беги. Из собственной-то избы!
Только тут как раз к ней явилась бабка Маланья, попросить фенечку для внука, у которого именины скоро.
- Чего это ты, милая, невесела? Чего глазки скучные и челка вон обвисла? Того и гляди, заплачешь!
- Да как же мне не плакать, если Матрёна-Мудрёна тут как бельмо на глазу! Приходит, как на работу, свои порядки устанавливает, гадости всякие говорит. Ух как меня это все раздражает!
- Ай, Фенечка, что раздражает – так это ж хорошо, — обрадовалась бабка Маланья. – Значит, есть у тебя какое-то слабое место, через которое тебя раздражать можно. А через Матрёну-Мудрёну тебе добрый Мир это место и кажет. Чтобы, значит, меры предпринять.
- А какие меры-то? - озадачилась Феня. – Ты уж вразуми меня, бабушка, помоги советом!
- Как же, помогу! Уж больно фенечки твои мне любы, отчего ж не помочь хорошему человеку? Ты, девушка, подумай, что тебя раздражает?
- Так то и раздражает, что не дает она мне спокойно жить. Я и так за день на птичнике шума наслушаюсь, вечером отдохнуть охота. Потому и фенечки плести стала – медитативное занятие, успокаивает. И других желающих учу, что сама умею. А Матрёна-Мудрёна как придет, так всю малину нам портит. Надоело!
- А зачем ты ее сюда пускаешь? – полюбопытствовала бабка Маланья.
- Так я всех пускаю, вход на вечерки свободный, — удивилась Феня. – Милости, как говорится, просим!
- А если пьяный конюх Степан к тебе завалится да начнет девок забижать да нецензурно матюкаться, тоже смолчишь?


 
ВероничкаДата: Вторник, 02.06.2015, 12:23 | Сообщение # 28
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

- Ну, этот ко мне и сам не пойдет, — засомневалась Фенечка. – Он дальше бани не заходит. Знает, что ему тут делать нечего.
- Ну так и определи ей тоже границу. До бани, мол, можно, а за баню – ни-ни.
- А как эту границу обозначить? Забора ж нет?
- Вот то-то и оно, что нет. У тебя что дом, что душа – всем ветрам нараспашку. Заходи, кто хошь, делай, что хошь! А вот если бы какой плетень был, все бы видели – вот досюда можно заходить, а дальше – частные владения, вход только по личному приглашению.
- Ох, бабушка, правда ваша, — повинилась Фенечка. – Мне уж Авксентий мой давно говорит: давай, мол, плетень соорудим, а то живем, как на ладошке. А я все «зачем» да «потом». Вот и допотомкалась.
- Ну, сама видишь, ко времени Матрёна-Мудрёна к тебе залетела. Так что ты ее поблагодари за науку, да исправляй побыстрее все. Личные границы, они ж должны у каждого быть.
- Ладно! – повеселела Феня. – Завтра же и начнем плетень плести.
- А пока я тебе внука пришлю. Будет возле бани для фейс-контроля стоять. И парнишке заделье, и тебе польза. Ты ж сама знаешь, фенечки твои расходятся, нравятся людям. А кому не нравится – тот пусть за баней проходит.
Назавтра Матрёна-Мудрёна спешит на вечерку, уж в привычку у нее вошло, а у бани пацан стоит и нагло ее не пускает.
- Вас не велено пущать. Тетя Феня вас забанила. Там, за баней, ее граница, вот.
- Чего? – грозно спросила Матрёна. – А ну, мальчик, отойди! Не видишь – старшие идут, по делу.
- Слышь, Матрёна! – вышла и Феня на крыльцо. – Я тебе чего сказать-то хотела? Ты ко мне больше не ходи. Не пущу.
- Это как? – опешила Матрёна.
- А вот так. Я тебя больше не приглашаю. И не наседай на парнишку, отойди за баню.
- Куда???
- За баню, говорю. Там дорога, вот по ней и ходи. А ко мне больше не надо. Ты тут теперь персона нон-грата, и кушай это хоть с маслом, хоть с ветчиной.
- Чтооооо??? Да я тебя!!! Да ты у меня!!! Да я тебя растопчу, на весь мир ославлю, на чистую воду выведу! Я всем покажу твое истинное лицо! Да ты не смеешь!
- Чего б я у себя дома, да не смела? – удивилась Фенечка. – Ты в своем уме, Матрёна? Хоть ты и Мудрёна, да видно, что-то недопонимаешь. Ты иди и у себя командуй, а тут, у себя, я хозяйка. А коль ославишь – так и на том спасибо. Слава по делам идет. Что заслужила, то и получу, пенять не стану. И спасибо за плетень! Я про границы все как есть поняла. Благодарю от души и тебя, и бабушку Маланью!
Стоит Матрёна за баней и уразуметь не может: с ума, что ли, Фенька спятила? Какой плетень, какие границы, какая Маланья? Что вообще на белом свете происходит??? Как это ее, Матрёну, с Ума Палатой, объявили какой-то «нон-гратой»??? И кто??? Фенька-птичница с ее шнурками дурацкими!
А Феня улыбнулась, повернулась, в избу пошла и поклонилась всем присутствующим.
- Люди добрые, мне ваша помощь нужна. Как видите, нет у меня до сих пор плетня. Думала я, что заборы – это лишнее, да ошибалась. Хочу обозначить границы своего участка, да чтобы плетень был не простой, а веселый, сказочный, из шнурков разноцветных. Чтобы он калитку для тех, кто с добром, сам открывал, а для тез, кто с негативом – захлопывал. Поможете сплести?
- А как же! – разулыбался народ. – Всем миром, оно ж быстрее получится, и узоров больше, опять же! Неси, Авксентий, шнурки и гусли! Мигом вам плетень соорудим, с песнями и народным гуляньем.
И теперь у Федосьи с Авксентием такой плетень стоит, что любо-дорого посмотреть. Радует и глаз, и душу. И калитка широкая такая, чтобы заходить удобно было гостям желанным.
А в деревне с тех пор мода пошла на цветные плетни. Наберут шнурков побольше – и всем коллективом, с песнями, на трудовые свершения, границы участков обозначать. Потому как если у тебя дом есть и прилегающая территория имеется, то только ты за нее и в ответе. И если просочился какой недоброжелатель – это он тебе показал, где твое слабое место. Там, стало быть, и надо дырку латать, чтобы твой плетень свою охранную функцию исправно нес. И будет тогда вам счастье, а в доме будет мир и покой. Чего вам от всей души и желаем!

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Вторник, 02.06.2015, 12:25 | Сообщение # 29
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
ПРЕСТУПНИЦА

По заказу Эшли
Ольга Павловна проснулась среди ночи от того, что кто-то бесцеремонно тряс ее за плечо.
- Михаил, ты с ума сошел? Ночь на дворе! – не открывая глаз, строго укорила мужа Ольга Павловна.
- Именем Безобразной Королевы, приказываю встать и следовать за нами! – грозно провозгласил совершенно незнакомый, скрипучий и неприятный голос.
- Кто здесь? – вскричала Ольга Павловна, мгновенно стряхивая с себя остатки сна.
- Королевская Стража! Велено препроводить вас в Замок, на Ковер! Оденьте подсудимую для препровождения.
- Я никуда не пойду! Вы не имеете права! Михаил, на помощь! – завизжала Ольга Павловна, но ее подхватили крепкие руки и установили вертикально.
- Что она обычно дома носит? – деловито поинтересовался другой голос, эдакий противный тенор..
- Вон, на кресле, — бросил скрипучий.
- Вот эту линялую тряпку??? – удивился противный тенор. – О боже мой!
- Это отличный халат! – свирепо возразила Ольга Павловна. – Я его лет пять назад на распродаже купила, а ему все сносу нет! Положите его на место, немедленно!
- Облекайте, — брезгливо приказал тенор.
Кто-то натянул на Ольгу Павловну халат прямо поверх ночной рубашки, застегнул пуговицы, а затем множество крепких рук грубо потащили ее в ночную тьму.
- Куда??? – пискнула Ольга, но ее никто не слушал.
Во тьме сверкнула зеркальная дверь шкафа, стремительно надвинулась.
- Аааааааа! – завопила Ольга Павловна, осознав, что сейчас ее с размаху впечатают в зеркало, но ничего такого не произошло – она прошла сквозь стекло и в следующий миг она оказалась на скудно освещенном пространстве, ничем не напоминавшем ее комнату. Тут было как-то неуютно – не то склад старых декораций, не то сильно захламленное подвальное помещение.
Ольга Павловна стремительно обернулась назад и увидела зеркальную поверхность, в которой отражалась насмерть перепуганная женщина в криво застегнутом халате, из-под которого торчал подол ситцевой ночной рубашки, на голове воинственно топорщились во все стороны бигуди, а вид был растерянно-агрессивный. И в то же время сквозь зеркальную поверхность угадывалась ее родная комната, в которой она находилась минуту назад – вон стол, вон комод, заставленный безделушками, а вон ее любимый диван со смятой постелью, с которого ее только что так коварно стащили. Кстати, кто посмел???
По обе стороны от нее стояли странные фигуры. Они были одеты в какие-то вычурные костюмы, словно только что участвовали в показе моды от-кутюр – или, как вариант, сбежали из сумасшедшего дома. В самом деле, высокие кожаные ботфорты в сочетании с зеленым свитером и ядовито-розовым бантом на шее смотрелись жутковато. А сетчатый серебристый жилет со стразами на другой фигуре, напяленный поверх унылой серой форменной тужурки, плавно перетекал в кошмарные брюки-зуавы бирюзового цвета.
Так выглядели ближние фигуры, остальные, что поодаль, смотрелись не лучше.
- М…м…м…мамочка! – только и смогла выговорить Ольга Павловна.
- По это сторону никакая мамочка не поможет, — злорадно сказал противный тенор в бирюзовых зуавах. – Допрыгались, девушка!
- Теперь придется по полной ответить за все свои преступления! – сурово добавил скрипучий в ботфортах.
- Но я не совершала никаких преступлений! – жалобно залепетала Ольга Павловна. – Я честная женщина, я никогда, отпустите меня, пожалуйста! Туда, домой! – тыча пальцем в зеркальное стекло, попросила она.
- Туда без пароля не вернешься, — ехидно сообщил тенор. – А пароль получают только после Искупления. Так что не советую тянуть время. И не пытайся сбежать, ничего не выйдет.
- Безобразная Королева ждет в Тронном Зале! – провозгласила гигантская птица, пикируя откуда-то из-под сводов потолка. Птица была жуткая: лысая, морщинистая, облезлая и в очках. Ольга Павловна застыла, как каменный идол.
- Смотрииииите, испугаааалась! – издевательски протянул вредный тенор. – А как сама окружающих пугать, так ничего, да?
- Довольно болтовни. Идем! – приказал скрипучий. – Королева и так в ярости, не следует злить ее еще больше.
Ольга Павловна была настолько деморализована, что покорно позволила подхватить себя под руки и потащить в анфиладу арок. Страшная птица летела впереди.
Впрочем, совсем вскоре арки кончились, и процессия оказалась в просторном зале, посреди которого был установлен трон, а перед ним расстелен ковер, старый и облезлый, но до боли знакомый. «Да это же мой любимый коврик!!!» — вдруг узнала свое сокровище Ольга Павловна. Ковер достался ей от мамы, а ей – от ее мамы, и был дорог как память, и Ольга Павловна пресекала все робкие поползновения Михаила сменить его на что-то более современное. «Но он вроде бы не такой страшненький! Или такой?», — с сомнением подумала Ольга Павловна.
- Ваше Безобразное Величество… — склонились в почтительном поклоне ее провожатые. Ольга отвлеклась от ковра и перевела взгляд на упомянутое Безобразное Величество.


 
ВероничкаДата: Вторник, 02.06.2015, 12:26 | Сообщение # 30
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

На троне восседала, по всей видимости, королева. Хотя ох! – и страшна же она была, просто глаза закрыть хотелось.
- Преступница доставлена, Ваше Безобразие! – доложил скрипучий в ботфортах.
- Сопротивление подавлено в зародыше! – поспешно дополнил тенор в жилете. – Хотя пыталась, и неоднократно…
- Всем умолкнуть, — властно приказала Безобразная Королева. – Я так давно ждала этого часа… Палач!
- Я тут, Ваше Безобразие! – гаркнул дюжий детина, поигрывая топором. Как и все в этом безумном месте, он был одет невероятно аляповато: в желто-оранжевую рубашку с пальмами и обезьянами на брюхе, полосатые лосины и растоптанные сапоги-аляски. – Прикажете начать казнь?
- Погодиииите! – взвыла Ольга Павловна. – Вы не можете меня вот так! Без суда и следствия! Я имею право знать, в чем меня обвиняют???
- А то ты не знаешь, — фыркнула Безобразная Королева. – За то, что ты отняла у меня красоту! За то, что превратила меня в безобразное чудовище! За это тебя нужно казнить!!!!
- Казнииииить! – подхватили толпящиеся по углам придворные, такие же кошмарные, как сама королева.
- Нет, нет, нет! – отчаянно заверещала Ольга Павловна. – Я не виновата! Это какая-то ошибка! Я никогда никого не превращала! Я живу тихо, никого не трогаю! Я вообще незаметная и безобидная!
- Это ты-то? – недобро усмехнулась Королева. – Уж кому бы рассказывала, только не мне… Я ж тебя как облупленную знаю!!!
- Откуда? – трусливо пискнула Ольга.
- Ну так я же твое отражение! – ласково-ядовито сообщила Безобразная Королева. – Так что, Оленька, не отвертишься. Придется заплатить за все!
Ольга вновь замерла с открытым ртом, с трудом осмысливая сказанное. Придворные зашумели. Палач стал устанавливать посреди зала раскладную плаху, то и дело примериваясь, как удобнее будет вдарить топором. Королева достала мятый носовой платок и уже явно приготовилась им махнуть, давая сигнал к началу казни. И тут на Ольгу снизошло отчаянное вдохновение идущего на смерть.
- Стойте! Вы что??? – закричала Ольга. – Испокон веков приговоренному положено три желания! Перед казнью! Или вам закон не писан?
- Про неписаные законы вспомнила, — недобро усмехнулась королева, и по углам прошел вежливый смешок. – Ладно! Имеешь такое право. Давай свои желания!
- Первое: я желаю, чтобы мне подробно огласили материалы дела! – потребовала осмелевшая от переживаний Ольга Павловна. – И приговор!
- Хорошо. Повелеваю Птице-Секретарю огласить приговор! – поджала губы Безобразная Королева, став еще несимпатичнее. – Только быстро – и так заждались.
Кошмарная птичка уселась на тумбочку рядом с троном, поправила когтистой лапкой очки, выхватила из-под крыла бумагу и скороговоркой забубнила:
- Сенькина Ольга Павловна, 40 лет, обвиняется в преступной халатности и злостной бигудистости, захламлении Пространства Реальности старыми вещами, а также систематическом эстетическом насилии над мужем Михаилом, каковое уже привело к хроническому гастриту и снижению зрения. Также обвиняется в умышленном хищении Истинного Образа Королевы…
Ольга Павловна слушала и ничего не понимала. Какая халатность? Какая бигудистость? Какую реальность она захламила? При чем тут Мишин гастрит и тем более какая-то Королева???
- По совокупности преступлений приговаривается к Смертной Казни, которая при добровольном раскаянии и сотрудничестве может быть заменена Искуплением. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит, — завершила Птица-Секретарь и торжествующе захлопала крыльями.
- Палач! – нетерпеливо махнула рукой Безобразная Королева!
- Стойте! – вскричала Ольга Павловна. – В приговоре речь шла об Искуплении вместо казни. Разве нет? Значит, я могу выбирать!
- У тебя было столько времени выбирать! – гневно сдвинула брови Королева. – Но ты предпочла довести дело до крайности. Сама виновата!
- Подсудимая имеет право выбора, Ваше Безобразие, это законно, — неохотно подсказал скрипучий.
- Законно! – подскочила на троне Королева. – А посылать в мир такие отражения – законно? А портить жизнь целому королевству – законно? А лишить меня Истинного Образа – законно???
- Второе желание! – быстро вставила Ольга Павловна. – Желаю, чтобы мне объяснили, в чем суть дела. Про отражения, королевство и все остальное, и главное – при чем тут я??? Желаю понять!
- Да будет так! Объясните ей, — немного остыв, повелела Королева.
То, что Ольга услышала, оказалось для нее настоящим открытием. Неожиданным и не очень-то приятным.
Ну кто бы мог подумать, что мы не просто живем, а каждую секунду посылаем в Мир свои отражения? А ближайшие зеркала эти отражения хранят, создавая из них устойчивые образы. Из этих образов складывается население целого Зазеркального Государства, где есть свои правила и законы, а правитель этого государства – ты, вернее, твое главное отражение. Для Ольги Павловны – Безобразная Королева.


 
Форум » Зал нашего досуга » Сказки от Эльфики » СКАЗКИ ЭЛЬФИКИ
Страница 2 из 6«123456»
Поиск:

Мини чат

Вам здесь всегда рады!!!