Четверг, 29.06.2017, 06:47                                                 

                                                                                                                               

Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 5«12345»
Форум » Зал нашего досуга » Сказки от Эльфики » ДЕТИ и РОДИТЕЛИ
ДЕТИ и РОДИТЕЛИ
ВероничкаДата: Воскресенье, 05.04.2015, 08:21 | Сообщение # 46
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
Рубрика: "Особенные" дети

ТАНЕЦ РАДОСТИ

Жила-была на свете бабочка, и звали ее Анюта.

У нее были очень красивые крылышки – желто-фиолетовые, с черными крапинками-ресничками, просто загляденье!

Анюта родилась в чудесном местечке, в ветвях старой Сирени, и по праву считала ее своей крестной. Сирень любовалась малышкой и при каждом удобном случае учила ее уму-разуму.

Бабочка Анюта была совершеннейшей непоседой, она ни минутки не могла усидеть на месте – все время порхала, кружилась, куда-то летела, потому что ей было очень интересно жить. У нее было много знакомых, и еще закадычная подружка – Тополиная Моль, такая же юная и непоседливая, как она сама. Она родилась по соседству, на Тополе, и сошлась с бабочкой Анютой на почве общих интересов: обе любили танцевать и часто кружились в Танце Радости, придумывая все новые и новые па.

Время от времени бабочка залетела в открытые форточки жилых домов, чтобы посмотреть – а как там, у людей? Она уже неоднократно проникала в их жилища, и знала, что у всех все устроено по-разному и совсем не так, как у бабочек. Но тем не менее ее все равно тянуло к людям.

- Зачем ты это делаешь? – недоумевала старая Сирень. – Люди – это же так опасно! Они могут тебя раздавить и даже не заметят.

- Ничего подобного, — вмешивалась юная Моль. – Вот я залетела тут к одним и станцевала для них свой Танец Радости, так они были просто в восторге! Они все повскакивали с мест и стали мне аплодировать! И еще бегали за мной – наверное, автограф взять хотели! Так и хлопали, пока я не скрылась со сцены в открытую форточку.

- Ты просто звезда! – в восторге хлопала нежными крылышками бабочка Анюта. – Тебе уже рукоплещут зрители!

- Рукоплещут им, — ворчала Сирень. – Хлопают им… Смотрите, как бы вовсе не прихлопнули!

Но подружки беспечно отмахивались и снова куда-нибудь разлетались, потому что в мире было столько интересного, чего они не видели!

И вот однажды бабочка залетела в распахнутое окно и увидела девочку. Очень грустную девочку, бледную, худенькую и с печальными глазами. Девочка лежала в кроватке и смотрела в потолок. Но тут она заметила красивую бабочку и очень обрадовалась. Даже чуть-чуть улыбнулась.

- Привет! – сказала она, во все глаза глядя на бабочку.

- Привет! – охотно отозвалась та. – Я – бабочка Анюта. А ты кто?

- Я??? Я тоже Анюта, — удивилась девочка. – А разве бабочки Анютами бывают???

- Еще как бывают, — успокоила ее бабочка. – Я же есть? Значит, бывают! А ты чего среди бела дня лежишь в постели? Давай, вылезай, выходи на улицу, там такой чудесный денек!

- Я не могу, — опечалилась девочка. – Я больна, и у меня постельный режим.

- И давно он у тебя? – поинтересовалась бабочка.

- Давно. У меня от болезни а-не-мия. Это когда слабость, грустно, нет аппетита и ничего не хочется.

- По-моему, это не от болезней бывает, а от недостатка впечатлений, — со знанием дела сказала бабочка. – Если бы я только и делала, что сидела на ветке, у меня давно бы крылышки завяли. Их же постоянно тренировать надо!

- А мама говорит, что мне надо лежать, — вздохнула девочка Анюта. – А еще надо слушаться врачей и пить горькие лекарства. Тогда я, может быть, еще и выздоровею. Хотя они очень противные и совсем невкусные.

- Врачи или лекарства? – задрожала от смеха бабочка. – Впрочем, я думаю, и те, и другие! Знаешь, по-моему, тебя как-то неправильно лечат, поэтому тебе и невкусно. Тебе надо срочно возвращать вкус к жизни! Хочешь, я научу тебя Танцу Радости? Мы, бабочки, замечательно умеем его танцевать! Знаешь, как это красиво, когда много-много бабочек кружатся в Танце Радости? Хочешь с нами?

- Хочу. Только не могу, — жалобно сказала девочка Анюта. – У меня ножки не ходят.

- Как? Совсем не ходят? – поразилась бабочка. – Такие молодые ножки – и не ходят? Не может быть!!! Наверное, они просто уснули. И видят сладкий сон. Поэтому им просыпаться не хочется.

- Наверное, — уныло отозвалась Анюта, и на глазах ее показались слезы.

- Эй, эй! А ну-ка, не реви! – обеспокоилась бабочка Анюта. – Слезами горю не поможешь! Тут надо по-другому действовать!


 
ВероничкаДата: Воскресенье, 05.04.2015, 08:21 | Сообщение # 47
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

- А как? – с надеждой глянула на нее девочка Анюта.

- Не знаю пока. Надо подумать! – ответила бабочка. — Я, пожалуй, сейчас полечу. Посоветуюсь кое с кем… А ты меня жди! Прилечу завтра, в это же время!

- Хорошо, я буду ждать! – прошептала ей вслед девочка, совершенно очарованная полетом дивной бабочки.

… Моль и бабочка Анюта держали совет, устроившись на ветви старой Сирени.

- Ну зачем вам это надо? – вразумляла их Сирень. – Можно подумать, вы что-то понимаете в человеческих болезнях! Занимайтесь своим делом, что вам до этой девочки?

- Но ведь и правда жалко, что она не может своими глазами увидеть, как красив мир! – возражала Тополиная Моль.

- А вы-то тут при чем? Вы – создания крылатые, ваше дело – летать! Нет вам до нее никакого дела! – упорствовала Сирень.

- А мне есть до нее дело! – упрямо сказала бабочка Анюта. – Маленькие девочки должны порхать и веселиться, как бабочки, а вовсе не скучать, лежа в постели. И мне кажется, я кое-что придумала…

На следующий день бабочка Анюта прилетела к своей новой подружке и сразу заявила:

- Знаешь что? Я тут подумала, что учиться танцевать можно и лежа. Танец Радости – это такая заразительная штука! Ты будешь мысленно танцевать, и рано или поздно твои ножки сами захотят пуститься в пляс. Ты как, согласна?

- Согласна! Согласна! – обрадовалась Анютка. – Только… А вдруг не захотят?

- Ну, по крайней мере, удовольствие получишь! – заявила ей бабочка Анюта. – Не робей, тезка, все у нас получится! Познакомься, вот это моя подружка – Моль. Сейчас мы тебе покажем разные фигуры этого танца. А ты смотри и повторяй!

И бабочка Анюта вместе с Тополиной Молью закружились по всей комнате, вверх, вниз и по диагонали, выписывая самые замысловатые фигуры и пируэты.

- Примечай, повторяй, не ленись, успевай! – напевала в такт бабочка Анюта. – Этот Танец Радости прогоняет гадости! Кто умеет танцевать – того болезням не догнать! Летаем, порхаем, о хворях забываем! Ножки, просыпайтесь, к танцу подключайтесь!

Наконец, Моль и Бабочка вдоволь напорхались и присели на стенку прямо возле девочки Анюты.

- Ну как? – спросила запыхавшаяся Моль, отряхивая крылышки.

- Здорово! – засмеялась девочка. – Мне кажется, что я и сама летала вместе с вами. Но вот ножки… Они так и не проснулись!

- Это ничего, — утешила ее бабочка Анюта. – Значит, просто слишком крепко спят. Но им все равно снится, что они танцуют. Проснутся, дай срок!

Теперь каждый день неугомонные подружки прилетали к девочке Анюте, чтобы поупражняться в Танце Радости. И с каждым днем они отмечали новые перемены, происходящие в Анюте. Вот она уже стала частенько улыбаться… Вот похвасталась, что к ней вернулся аппетит… Вот и румянец заиграл на ее щечках… А вот и ножки в первый раз шевельнулись! Танец Радости явно приносил свои плоды.

Конечно, Анюта рассказывала маме о своих новых подружках. И несколько раз мама даже видела бабочку Анюту своими глазами.

- Да, очень красивая бабочка, — согласилась мама. – Не обижай ее, ладно? У бабочек очень хрупкие крылышки. А так – пусть сидит. Хорошо, что у тебя теперь есть подружка!

В то, что бабочка умеет разговаривать и даже преподавать уроки танцев, мама, разумеется, не поверила. Ох уж эти взрослые! Они верят в горькие таблетки, но не верят в чудеса! Но Анютка расстроилась так, самую малость. Потому что Танец Радости приносил свои плоды, и она теперь вообще редко грустила! Потанцуй-ка каждый день, хоть и мысленно – времени на всякие глупости вроде грусти просто не останется!

… А потом стало холодать. Как известно, жизнь бабочек, как, впрочем, и молей, длится совсем недолго – только пока тепло. А потом они должны уснуть, потому что так устроено в природе.

- Что же делать? – обеспокоенно вопрошала Тополиная Моль. – Мы же не довели начатое дело до конца! Мы-то уснем, мы привычные, а как она без нас?

- Говорила я вам, неразумные вы создания, — ворчала давно отцветшая, готовящаяся на зимовку Сирень. – Вечно встряпаетесь куда-то, а потом уж думать начинаете. Одним словом, мозгов – как у насекомых! Слышь, крестница! Ну и как ты ей скажешь, что скоро умрешь??? Вот как теперь она отвыкать от вас будет? Небось, плакать начнет, печалиться! Еще хуже ей станет, чем было!


 
ВероничкаДата: Воскресенье, 05.04.2015, 08:22 | Сообщение # 48
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

- Не станет, — решительно встряхнула крылышками бабочка. – Я кое-что придумала!

И на следующий день она прилетела к своей маленькой тезке и с воодушевлением сообщила:

- Ты знаешь, Анютка, меня срочно вызвали в теплые страны! Я должна улететь. Буду преподавать там Танец Радости.

- А я??? – в панике приподнялась с постели Анюта. – Как же я??? Я же еще не разбудила свои ножки!!! И потом… Я что, больше тебя никогда не увижу?

- Тихо, моя дорогая. Без паники! Я как раз хотела сообщить тебе радостную новость: все идет отлично! Зимой ты будешь тренироваться самостоятельно. Весной ты уже начнешь вставать – это я тебе точно говорю! А когда станет совсем тепло… Ты подойдешь к окну – только обязательно сама, на своих ножках! Выглянешь и увидишь там… не скажу — что, сама увидишь. Я подам тебе Знак, ты сразу поймешь, что это от иеня.

- А что потом?

- А потом ты сможешь танцевать Танец Радости каждый день и научить ему других. И однажды ты приедешь ко мне, в теплые страны, где мы обязательно станцуем вместе! Как тебя такая идея?

- Мне жалко, что тебе надо улетать, — проговорила девочка. – Но я очень, очень хочу увидеть дальние страны!

- Тогда танцуй! – взмахнула крылышками бабочка Анюта. – Танцуй каждую свободную минутку! Танцуй даже во сне! И разговаривай со своими ножками, объясняй им, как это хорошо – двигаться, бегать, танцевать! И знай – НИЧЕГО!!! НЕВОЗМОЖНОГО!!! НЕТ!!!

… Всю зиму девочка Анюта радовала маму и врачей своими достижениями. Все они были удивлены, потому что Анюта уверенно шла на поправку. А ее ножки… Они все чаще просыпались и начинали двигаться! Анютка разговаривала с ними, рассказывала им разные истории, гладила их и приглашала потанцевать. Ну хоть полчасика! А потом мысленно, помогая себе руками, старательно вспоминала фигуры Танца Радости. Ей очень, очень хотелось научить ножки танцевать его!

И однажды ножки согласились! Они послушно свесились с кроватки и удержали Анютку, когда она оперлась на них. В следующий раз ей удалось сделать несколько шажков. Потом повернуться… И в один прекрасный день она сумела самостоятельно дойти до окна. Рядом с ней шла мама, готовая, если что, подхватить ее на руки. Но Анюта не упала! У нее все получилось, она смогла!!!

Больше всего она боялась, что бабочка Анюта ее обманула, и там, за окном, она не увидит ни-че-го такого, что было бы похоже на Знак. Но это оказалось не так! Там, под окном, было много-много бабочек Анют, с фиолетово-желтыми крылышками в черную крапинку. Они все смирно сидели на земле, никуда не взлетая, и это было очень, очень красиво!

- Мама, мамочка! Смотри, какие бабочки! – восторженно закричала девочка. – И сколько же их! Наверное, она пригласила всех своих друзей, чтобы мы вместе станцевали Танец Радости!

- Это не бабочки, милая моя фантазерка, — покачала головой мама. – Это цветочки такие.

- Цветочки? Какие цветочки? – не могла поверить девочка.

- Они называются «анютины глазки», — пояснила мама. — Красивые, правда? Они будут радовать нас все лето. Хотя меня больше всего радует то, что нам тебя удалось поднять на ноги. Это просто чудо какое-то!

- Я все поняла, это Знак! – сообразила Анюта. – Это Знак от моей подруги, бабочки Анюты. Анютины глазки! Ну точно – она прислала! Из теплых стран! Мама, а мы можем спуститься туда, вниз? И немного потанцевать?

- С удовольствием! – обняла ее мама. – Я так давно мечтала, что мы когда-нибудь сможем вместе потанцевать!!!

- А еще я должна научить Танцу Радости других людей, — пробормотала девочка Анюта. – Я же обещала!

И вскоре старая Сирень, благоухающая на весь белый свет, любовалась, осыпала двух женщин – маленькую и большую – своими лепестками и тихо шептала:

- Ах! Как танцуют! Как порхают! Бабочки! Чисто бабочки! Нет, все-таки нет в этом мире ничего лучше, чем Танец Радости!

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Воскресенье, 05.04.2015, 08:25 | Сообщение # 49
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
Рубрика: "Особенные" дети, Здоровье

БРЕДУЩИЕ ВО ТЬМЕ

Эта сказка написана для мамочки ребенка-аутиста. Она была заказана давно, но родиться не спешила. «Стимуляция родов» произошла благодаря мыслям девочки Сони, которые потрясли меня до глубины души (статья «Мудрость наших детей», можно прочесть на моем сайте). И во мне вдруг стали разворачиваться картины, полились чувства и эмоции, которые и выплеснулись в виде этой истории. Если кому-то поможет – буду рада.

БРЕДУЩИЕ ВО ТЬМЕ

Сказка для Оксаны


Мне часто снится один и тот же сон. Ночь, пустынное шоссе с белой разделительной полосой, теряющееся во тьме, по бокам – два ряда фонарей, словно подвешенные звезды, разгоняющие мрак. Я иду по кромке шоссе и напряженно смотрю влево и вниз. Там, под высоким крутым откосом, точно такое же шоссе – те же два ряда фонарей, разделительная полоса, ровный асфальт, и по дальней кромке тоже идет человек. Но, в отличие от меня, он не смотрит по сторонам. Он вообще никуда не смотрит. Его взгляд устремлен внутрь, в себя. Он двигается размеренно и механично, как робот. Я его знаю, этого человека. Это мой сын. Я очень боюсь, что он оступится и упадет — его шоссе, как и мое, слева обрывается высоченным откосом. Улетишь – костей не соберешь. Надо быть предельно внимательным. Но он смотрит вперед незрячими глазами и не ощущает опасности. Я хочу крикнуть, предупредить, но мой крик повисает тут же, неподалеку от моих губ, словно у него нет возможности слететь туда, ниже. Звуковые волны в этом странном пространстве почему-то не распространяются. Не слышно даже звука шагов. Полное, абсолютное безмолвие.
Тут шоссе делает изгиб, надо поворачивать, а мой мальчик продолжает идти по прямой, и через секунду его нога зависнет над бездной, и тогда… Я отчаянно кричу, срывая голос, увязая в ватной тишине, – и просыпаюсь в холодном поту. Слава Богу, это только сон. Всего лишь сон… Хотя наша жизнь очень, просто пугающе, на него похожа.
Я – мама «особенного ребенка». У нас диагноз – аутизм. Вот уже 15 лет мы с этим живем, и я давно оставила наивную надежду на то, что в один прекрасный день мой ребенок вдруг стряхнет с себя сосредоточенное оцепенение, засмеется, запрыгает и завопит во все горло: «Ну что, здорово я вас разыграл???». Нет, таких затяжных розыгрышей не бывает, так что все правда. Аутизм поселился с нами навсегда, и с этим мне давно пришлось смириться.
Аутизм – это такая болезнь, отклонение в развитии. Если кто не слышал, я расскажу: «ауто, авто» – по-гречески значит «сам». Тот же корень, что в словах «автономный», «автоматический», что значит «самодостаточный, самонаправленный». В общем, все сам и в автономном режиме. Ему никто не нужен. Он живет в своем самодостаточном мире и не впускает туда никого, даже меня. И его «самонаправленный» взгляд направлен внутрь – туда, где живет только он сам, в своей запредельной аутентичности. Его реакции на внешний мир неадекватны. Я никогда не знаю, что их вызвало, и почему он вдруг ни с того ни с сего начинает прыгать на месте, или взмахивать руками, как крыльями, или безутешно плакать, или отчаянно скрежетать зубами, или прятаться в темные углы, лицом к стенке… Я не знаю, а он не может сказать. Он всегда молчит и никогда не смотрит в глаза. Ему не нужен никто, но нужна я – его мама, хоть он об этом, возможно, и не знает. Я помогаю ему жить и выживать в этом огромном и чужом для него мире.
Я люблю его так, как невозможно любить обычного ребенка. Когда обычные дети растут, они постепенно обретают самостоятельность, отдаляются и отделяются от мамы, пока не станут взрослой, автономной и самодостаточной личностью. Вот видите, и тут – автономность и самодостаточность… Но в этом случае – со знаком «плюс», а в нашем – со знаком «минус». Без меня он просто умрет. Поэтому я его все еще люблю как часть себя. Я не расслабляюсь ни на минутку и делаю все, чтобы защитить его и сделать по возможности счастливым. Хотя чаще всего мне трудно определить, счастлив ли он. Ведь он молчит, и лицо его безучастно, а те эмоции, которые он все-таки иногда проявляет, никто не может «перевести» на человеческий язык.
Я знаю про аутизм много, очень много. Ведь я старалась помочь моему мальчику, как только можно, и изучила проблему аутизма вдоль и поперек. Я знаю, что аутизм бывает разный, и в отдельных случаях возможна полная адаптация к нормальной жизни. Я знаю, что многие гении и выдающиеся люди были аутистами. К сожалению, это не наш случай. Мы так и не научились ни читать, ни писать, ни говорить. Так бывает. Мой ребенок все еще бредет во тьме по бесконечному шоссе…
Вопросы «за что?» и «почему?» в нашем случае неконструктивны. Просто так есть. А вот вопрос «зачем?» все еще открыт. Зачем ему такой опыт? Зачем он мне? Что мы должны из этого понять, извлечь? Может быть, вы скажете, что глупо – задаваться такими абстрактными вопросами, когда нужно решать насущные проблемы. Но я верю в Бога, и в то, что все, что нам ниспослано – не просто так. У всего имеется какой-то глубинный смысл, и его очень важно понять. Иначе – зачем все это???


 
ВероничкаДата: Воскресенье, 05.04.2015, 08:26 | Сообщение # 50
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

И вот сегодня вечером я, накинув теплую курточку, вышла на балкон, чтобы увидеть Вифлеемскую Звезду. Сынуля уснул, у меня есть время для себя. Хотя по-настоящему побыть одной мне не удается – все время незримо присутствует мой мальчик, я боюсь разорвать эту связь даже на секунду. Я смотрела на звезды – они были далеки, холодны и равнодушны, такие же отстраненные, как мой ребенок. Я почувствовала, как трепыхнулось и заныло мое сердце – изболевшееся сердце матери «особенного» ребенка. Это было нельзя, мне ни в коем случае нельзя распускаться, ведь случись что со мной – и страшно подумать, что будет с ним. Поэтому я стала молиться, обращаясь туда, к звездам. Не о чудесном исцелении, нет. О том, чтобы мне ниспослали сил, твердости и понимания. Я исступленно твердила свою просьбу раз за разом и впала в какое-то странное состояние, не то транс, не то анабиоз. И вдруг одна из звезд стала падать. Хотя нет – не падать, а просто приближаться по широкой дуге, стремительно увеличиваясь в размерах, пока не зависла прямо напротив нашего балкона, там, где в темноте угадывались крыши гаражей.
- Тихо, не кричи, — прошелестела Звезда, распространяя мягкое голубое сияние. – Просто направь мне мысль, и я тебя услышу.
Я ничуть не удивилась этому тихому голосу – боже мой, мало ли необычного и особенного в этом мире? Аутизм, например… И на меня вдруг снизошло необычайное, ясное спокойствие. Я перестала чувствовать свое тело, словно мой разум освободился от физических оков и стал автономным. И мысли вдруг стали легкими и ясными, как будто очистились от шелухи случайных слов и ассоциаций. Только она и я, и между нами – прямой луч связи.
- Скажи мне, Звезда, — мысленно позвала я, — зачем нам ниспослано такое испытание?
- Какая разница? Разве от знания что-то изменится? – ответила Звезда.
- Изменится, — твердо сказала я. – Для меня – да. Это придаст мне сил, если я буду знать, почему мой мальчик обречен брести во тьме.
- «Брести во тьме»… - и Звезда засмеялась. Смех у нее был тонкий, серебристый. – Да он куда более зрячий, чем любой землянин, и чем ты – тоже.
- Зрячий? Нет, ну конечно, он не слепой, он все видит. Но не воспринимает! Иногда мне кажется, что он смотрит в другое измерение.
- Так оно и есть, — подтвердила Звезда. – Он не хочет, не может смотреть сюда, на Землю, где бредут во тьме миллиарды зрячих. У него обнаженная душа.
- Обнаженная душа?
- Да. Он слишком честный, понимаешь?
- Не понимаю, — призналась я. – Что ты пытаешься мне сказать? Что значит «слишком честный»?
- Он не может играть по вашим правилам, — объяснила Звезда. – Ему больно…
- Больно – что?
- Ваши души изначально бывают чисты, но стоит вам родиться, и вы постепенно начинаете обрастать коркой. Наращиваете панцирь, чтобы можно было более или менее сносно существовать. А у него такой корки нет. Поэтому он очень уязвим. У него совсем нет защиты…
- Ну как так «совсем нет»? Ведь я оберегаю его, — удивилась я. – Я окружаю его любовью, занимаюсь с ним, я забочусь о нем, я никому не позволяю его обижать!
- Ты не понимаешь, — слегка качнулась Звезда. – Он чувствует боль человечества как свою. И не может с ней справиться – так она велика. Слишком велика для одной души.
- Но мы все (или почти все!) чувствуем боль человечества. Переживаем, когда где-то катастрофа, помогаем нуждающимся, поддерживаем страждущих, боремся со злом… Мы сочувствуем и сопереживаем! – возразила я.
- Вот именно… Со-чувствуете. Со-переживаете. А он чувствует и переживает. Как будто это происходит с ним, и все одновременно, в одно и то же мгновение. Представь, что ты каждое мгновение принимаешь на себя за всех и боль утраты и гнев предательства, горькую обиду и лютую ненависть, неизбывную вину и несправедливое обвинение, и еще много всего… Ты бы вынесла?
- Нет, разве такое можно вынести? – испугалась я.
- Вот видишь… Даже с твоей коркой этого было бы слишком много. А он – обнажен, его душа не имеет иммунитета ко лжи, к коварству, к любому злу… И что он может? Только отгородиться, перестать видеть замечать, и реагировать. Уйти в себя, туда, где безопасно.
- Ты правильно поняла, — кивнула мне Звезда. – Ты сможешь, потому что в душе каждой мамочки такого ребенка сияет свет Звезды. Он дает вам силу.


 
ВероничкаДата: Воскресенье, 05.04.2015, 08:27 | Сообщение # 51
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

- Но от этого он становится еще более уязвимым, — сказала я. – Нельзя, невозможно жить среди людей и не вступать с ними в контакт. Он ведь – часть человечества…
- Это ты – часть человечества, — тут же ответила Звезда. – А он – само человечество. Он – как многоканальный передатчик, понимаешь? В нем на разные голоса вещает весь мир. Он так настроен, и с этим ничего не поделаешь…
- Неправда! – отвергла ее слова я. – Я знаю случаи, когда дети с таким же заболеваниями развиваются, начинают говорить и общаться, приспосабливаются к жизни! Их еще называют «люди дождя»…
- Просто у твоего ребенка слишком тонкая настройка, — тихо сказала Звезда. – Одни способны со временем нарастить хоть какую-то корку, а другие – нет. Но они очень, очень нужны Вселенной, поверь!
- Ты сказала – «передатчик», — вспомнила я. – А кому и что он передает?
- Нам. Звездам, — просто ответила она. – Вы все бредете во тьме. Вы совершаете множество нелогичных и разрушительных поступков, из-за которых жизнь на Земле может прерваться в любую минуту. Вы изобретаете все новые и новые способы уничтожения друг друга и окружающей среды, не задумываясь о последствиях. Если мы будем знать, мы сможем вам помогать. Но ваши умы засорены искаженной информацией, ваши чувства все время лгут вам, а ваши души разучились видеть. Некоторые способны различить частности, но уже не могут охватить целостность. А вот «люди дождя» эту способность сохранили. Они передают информацию в чистом виде, такой, какая она есть. Что ж поделаешь, если она такая страшная…
Я молчала. В моей голове мгновенно пронеслись мысли о техногенных катастрофах, бездумном и опасном использовании атомной энергии, грязных политических играх, оружии массового уничтожения, генетических экспериментах… Мой бедный мальчик! Как же все это принимать на себя, если корки нет, и душа так и не смогла огрубеть…
- Представь себе сеть, — помолчав, сказала Звезда. – По всей планете разбросаны вот такие «передатчики». И Звезды имеют полную картину того, что творится на Земле. Благодаря этому, нам до сих пор удавалось вас спасать. Иногда – в последнюю секунду, но удавалось. Понимаешь, как важна их миссия?
- Пока что я поняла только одно: он переполнен ужасом, — горько сказала я. - Ему невыносимо страшно выйти из своей скорлупы и попасть в наш безумный мир. Мы-то привыкли, мы уже разучились бояться. Мы просто живем! А он…Слишком ранимый… Слишком чистый для этого несовершенного мира, где каждый бредет во тьме, и немногим удается пробиться к Свету.
- Ты спрашивала – «зачем?». Зачем это происходит с ним – ты теперь знаешь. Поняла ли ты, зачем это происходит с тобой?
- Да, — отвечала Звезде я. – Я должна еще тщательнее охранять и беречь его, чтобы он мог выполнять свою миссию. Я должна помогать ему всем, чем смогу. И еще – я не должна дать ему упасть.
И она протянула ко мне тонкий голубой лучик, который легко коснулся моей груди, словно мягкая ладошка.
- До встречи, — шепнула Звезда и стала подниматься вверх, сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее. – Я полетела делать свое дело, а ты делай свое. Прощай…
Я до сих пор не знаю, что было там, на балконе. Действительно ли ко мне спустилась Звезда, или я все это придумала, или почудилось… Впрочем, мне все равно. Главное, что после этого я обрела уверенность и ясность. Если мой сын – «особенный» ребенок – что ж, мне предстоит стать «особенной» мамочкой.
Мне все еще снится мой сон с двумя ночными шоссе, но теперь он немного другой. Я так же иду по верхней дороге, а сыночек – по нижней. Он так же погружен в себя и не видит поворотов. Но я уже не та, что прежде: во мне нет тревоги, потому что от меня к нему тянется тонкий голубой лучик, соединяющий нас надежно и крепко. Этот луч словно поводок, а я – поводырь. Я веду своего мальчика по дороге жизни. И я знаю, что проведу его по краю любой пропасти, и не дам ему упасть, чтобы он смог выполнить то, что ему предначертано судьбой.
Так мы и движемся по нескончаемой ленте шоссе, а выше и ниже идут, едут, летят, спешат в будущее другие такие же люди, живущие на нашей планете. И пусть все мы пока Бредущие во Тьме – у нас есть сеть из «людей дождя», и, наверное, есть еще какие-то средства высшей защиты, и главное – за нами наблюдают Звезды, и я верю, что когда-нибудь мы все обязательно придем к Свету.

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Воскресенье, 05.04.2015, 08:28 | Сообщение # 52
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
Рубрика: "Особенные" дети

ЗВЕЗДНАЯ КОМАНДА

Для Вари и Ольги
Жил-был цветок. Это был не обычный цветок, а космический. Обычные цветы предназначены¸ чтобы радовать человеческий глаз, а космические цветы нужны, чтобы радовать звезды. Вот так он и плавал в бескрайнем космосе от звезды к звезде, чтобы вдохновлять их своей необычной, диковинной красотой, и в этом было его предназначение. А название у цветка было тоже необычное, как будто звук басовой струны – Варрррр…
А в одном небольшом звездном скоплении на окраине галактики, на планете Земля жила-была женщина по имени Ольга. Но на самом деле она была звездой, и настоящее имя ее было Олла. Иногда звезды спускаются на землю, чтобы совершить что-то очень-очень важное и нужное для всего человечества. Конечно, для звезды очень нелегко скрываться в облике обычного человека, и часто они чувствуют себя одинокими и непонятыми, но… задание есть задание.
Надо сказать, очутившись на Земле, звезды порою сильно меняются. Так надо: ведь им предстоит жить среди людей и следует приспособиться к обычной жизни. Иногда они настолько вживаются в роль, что почти сливаются с остальным населением и начинают забывать о своем великом задании – светить людям, и тогда Вселенная делает что-нибудь такое, что будет постоянно тревожить, напоминать, вдохновлять… в общем, побуждать звезду выполнять ее высокую миссию.
Однажды, когда Олле было особенно грустно и одиноко, она услышала шепот Вселенной.
- Как ты, дитя мое? – нежно спросила Вселенная.
- Мне так трудно, — пожаловалась Олла. – Здесь, на Земле, все по-другому – не так, как у нас, среди звезд. Здесь много зла, ненависти, лжи, предательства… Здесь слишком грубые звуки и краски. Порою мне бывает очень тяжело и невероятно хочется вернуться домой, на небо…
- Понимаю, — тихо сказала Вселенная. – Если бы ты знала, как я тебя люблю, звездочка моя…
- Мне очень не хватает родственной души, — пожаловалась Олла. – Кого-нибудь, с кем я смогу поговорить не словами, а душами, не на земном, а на звездном языке. Вот как сейчас с тобой.
- Да, все это так. Но ты избрана для того, чтобы нести свет и менять реальность этого мира к лучшему, и ты должна быть здесь. Мне просто некем тебя заменить! Ты – незаменимая, понимаешь?
- Да, конечно, — вздохнула Олла. – Я стараюсь! Но здесь я не могу сиять в полную силу, иногда просто руки опускаются. Похоже, в звездах тут никто не нуждается. Потому что я сияю-сияю, несу свет, пытаюсь что-то сделать для этого мира, но меня часто просто бьют по рукам. Это совсем не вдохновляет…
- Что ж, я подумаю, чем тебе помочь, — пообещала Вселенная. – Хотя… Пожалуй, я уже знаю, что нужно сделать.
- Да? И что же?
- Как ты смотришь на то, чтобы у тебя появился верный спутник и лучший друг? Он никогда не предаст, ни к кому не уйдет и будет всегда рядом. Он будет помогать тебе увеличивать твой свет. Он будет тебя вдохновлять. И самое главное – вы в любой момент сможете поговорить с ним на одном языке, из души в душу.
- О, это было бы прекрасно! – воодушевилась Олла. – А кто это, что за человек?
- Это не человек, — улыбнулась Вселенная. – Это цветок. Редкий космический цветок Варррр, созданный для того, чтобы вдохновлять звезды. А я подумала, что надо бы вдохновить и людей. Благодаря цветку Варррр, в них начнет просыпаться нежность, любовь, творчество, осознанность! Ну и в тебе, само собой, тоже.
- Но разве космические цветы могут существовать в земных условиях? А тем более разговаривать?
- К сожалению, нет. Я могу дать тебе семечко, а вот вырастить земную оболочку для него тебе придется самой, в собственном теле, питая его своей любовью.
- Хорошо, конечно, я выращу! Во мне столько любви, что хватит на весь мир – не только на семечко.
- Но имей в виду: он будет такой же необычный, как ты, и даже еще необычнее. Ему будет еще сложнее приспособиться к земным условиям, поэтому тебе придется о нем заботиться. Зато это будет всех (и тебя тоже!) постоянно вдохновлять и побуждать к жизни!
- Да, я буду о нем заботиться! Со мной рядом будет родственная душа, верный спутник, а это меня уже вдохновляет!
- Что ж, тогда жди. Семечко скоро окажется в тебе.
Так оно и вышло. В самом скором времени Олла ощутила, что в ней зародилась новая жизнь. Она старательно поддерживала ее, питая и поддерживая, и по прошествии времени на свет появился чудесный звездный цветок – Варррр. Для него выросло подходящее тело маленькой девочки, и цветок уютно расположился в нем, получив земное имя – Варя.
О да, Вселенная была права, он получился очень необычным! Таким необычным, что поначалу Олла даже немного растерялась. Он требовал постоянной заботы, ухода и внимания. Он не мог существовать без нее. Для него не подходили обычные, земные способы выращивания цветов. Да и общаться с ним оказалось не так-то просто. Хорошо получалось только если без слов, «из души в душу».


 
ВероничкаДата: Воскресенье, 05.04.2015, 08:29 | Сообщение # 53
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

- Это потому что, скитаясь среди звезд, я вообще не привык разговаривать, — объяснил цветок. – Мы, цветы, молчаливые создания. Но если ты хочешь, я научусь болтать.
- Конечно, хочу, — сказала Олла. – А ты можешь мне подсказать, как тебя правильно выращивать?
- Не могу, — пожал плечами цветок. – Я и сам не знаю. Я ведь еще никогда не рос на Земле.
И Олле пришлось искать, изучать, придумывать разные способы взращивания своего питомца. Это было непросто, но очень увлекательно, и каждый успех, даже маленький, наполнял ее гордостью и невероятно радовал. Но иногда ее посещали сомнения и даже отчаяние.
- Почему ты не хочешь быть как все нормальные дети? – спрашивала она цветок.
- Но ведь и ты не как все, — возражал он. – Я не знаю, что такое «как все». Это как? Как метеориты? Как звездные туманности? Как планеты? Ведь все абсолютно разные. Даже люди…
И Олла с удивлением обнаруживала, что и сама так всегда считала, просто немножко забыла.
- А почему ты не отпускаешь меня ни на шаг? – спрашивала она в другой раз. – Ведь иногда мне требуется оставить тебя, куда-то уйти, да просто побыть одной, в конце концов.
- Но мне так страшно оставаться одному в этом совершенно чужом для меня мире, — объяснял ей цветок. – Я пока еще не готов, и ты же хотела спутника, который будет рядом всегда и каждый миг… но я буду стремиться и когда-нибудь научусь обходиться без тебя. Хотя бы недолго…
И Олла поняла, что раз уж она сама попросила вселенную о столь верном друге, ничего не поделаешь – придется ждать.
- Уход за тобой отнимает у меня очень много сил и времени, — жаловалась Олла. – Иногда я чувствую, что не знаю, что делать, и мне кажется, что я ни на что не способна.
- Но это не так, — возражал цветок. – Ты очень многому научилась и многое узнала. Ты стала такая яркая, твоя душа светится, как самая яркая звезда!
И Олла знала, что ее цветок прав – он ведь смотрел на нее особенным, глубинным взглядом, и видел то, что не могут разглядеть другие.
Но были у них и другие разговоры.
- Ты знаешь… мне иногда так хочется умереть, — как-то признался ей цветок. – Сбросить земную оболочку и вернуться туда, чтобы снова плавать среди звезд. Но я не могу, потому что должен всех вдохновлять. Такое задание я получил от Вселенной, и должен его выполнить.
- И мне тоже иногда хочется домой, — задумчиво сказала звезда. – Там я сияла бы гораздо ярче, и поболтала бы с подружками-звездами, и вообще вышла бы на совершенно другую орбиту… Но я тоже не могу, ведь и у меня есть задание – сиять и менять земную реальность, делая ее похожей на небесную.
- Но мы же можем поддерживать друг друга, – предложил цветок. – Я – вдохновляю, ты – сияешь, мы вместе выполняем наше задание! Варррр и Олла… Вариолла, Вариолла – звездная команда!
- Что ж, это здорово, отличное название для команды! – одобрила Олла. – Я согласна. Да, нам с тобой не просто, но мы справимся! Куда же деваться, если мы – посланцы?
- Ну, если уж мы решили остаться… Мне очень хочется научиться быть самостоятельным, найти свои интересы в этом странном мире и научиться чему-то новому, — подумав, сказал цветок. – Я буду каждый день учиться чему-нибудь новому и стану самым умным цветком Вселенной!
- А я… может быть, я напишу книгу о том, как взращивать космические цветы, или даже сниму фильм, — улыбнулась звезда. – Не сейчас… когда-нибудь. Но я уже начала собирать материал!
- Ты самая яркая звезда во всем Мироздании, — сказал Варррр.
- А ты – самый необычный цветок во Вселенной, — ответила Олла.
Если вы где-нибудь встретите их – сразу узнаете. Необычное дитя, не похожее на других, и женщина, у которой из глаз льется мягкий сияющий свет. Знайте же, что это Вариолла, звездная команда, союз звезды и цветка из далеких миров, присланный к нам, чтобы земля и небо когда-нибудь снова стали едиными.

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Суббота, 11.04.2015, 19:49 | Сообщение # 54
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
Рубрика: Детские сказки

10 ЛЕТ СПУСТЯ

Мало кто знает, что в школах тоже живут домовые. Ведь детишкам с первого класса внушают: «Школа – ваш дом», а какой же дом без домового? Вот так и повелось, в каждом классе – свой домовой. Сколько классов – столько и домовых. В школы самых лучших домовых служить направляют. И называются они «классные домовые».
Дел у них много: и помещение классное обиходить, и атмосферу дружескую обеспечить, и ребятишек приструнить, если сильно распоясаются. В общем, наяву у школьников есть настоящий классный руководитель, который по штату им определен, а в незримости – еще и классный домовой. Если и руководитель, и домовой действительно классные, то и класс дружный, и про ребятишек все говорят – «высший класс».
Федотыч был как раз таким классным домовым. Уж сколько он выпусков сопроводил от 1-го до последнего класса – и не сосчитать! А сколько мелких аварий предотвратил! Сколько конфликтов на корню погасил! Хороший был домовой, и правда классный. И службу свою нес вдумчиво и с удовольствием. Только вот расставаться с ребятишками, когда школу заканчивают – грустно, ну просто сил нет! Поэтому Федотыч особенно любил вечера встречи выпускников, которые раз в 10 лет происходят. Уж очень интересно ему было посмотреть, какими его питомцы стали во взрослой жизни. Он ведь их всех любил, без разбора, и за всех переживал.
Вот и теперь как раз намечался такой вечер. Федотыч неделю готовился, класс в идеальный порядок приводил, атмосферу чистил и позитивом наполнял, волновался. А тут еще определили к нему на практику молодого домового Афоню, для выучки и стажировки. Ну, Федотычу опыта не занимать, а поделиться завсегда рад!
И вот в назначенный день, в назначенный час стали прибывать автомобили, подъезжать такси, из них выходили наряженные люди – кто парами, кто поодиночке. Осматривались по сторонам, ища знакомые лица, кто-то кого-то узнавал, кто-то кому-то бросался навстречу… Собирались в группки, здоровались, обсуждали прибывающих, дарили цветы учителям, поднимались в классы…
Классные домовые – старый Федотыч и молодой Афоня – удобно устроились под пожарной лестницей и тоже с большим интересом наблюдали за происходящим.
- Ты, Афоня, смотри и примечай. Твоя задача – следить, чтобы класс в порядке был, в плане безопасности. А то детишки народец шебутной, подвижный, того и гляди куда-нибудь залезут или воткнутся на бегу. Классный домовой должон свою службу справно нести, безобразия на корню пресекать.
- А скажи мне, Федотыч, что безобразием считается? Вот когда дети бегают по школе – это безобразие?
- Нет, Афоня. Это не безобразие, это энергия, как говорится, детства. Безобразие – это когда из окон дует или плафоны на голову падают. Ты за этим строго следи! А детишки – они ж такие… Им простор нужен для полета души! А ежели крылья ему связать, как же он потом в небо-то устремится?
- А твои-то все устремились?
- Тут, Афоня, дело такое… Оно ведь знаешь, жизнь по-разному поворачивается. Я, по слухам, конечно, за их судьбой слежу, но вот посмотреть-то на них редко удается. Разлетелись птенцы! Только вечер встречи их вместе и собирает. Ты тоже смотри, да пытайся представить, какими они в детстве были! Это тебе для тренировки очень полезно.
- Ты не беспокойся, Федотыч, я уж весь в глаза обратился. Ничего не пропущу!
- О! Смотри! Какой «Хаммер» подъехал. Ой, это же Вовка! Ты поглянь себе! А ведь с двойки на тройку перебивался, да и хулиганистый был. А теперь на «Хаммере»…
- Федотыч, а я думал, троечники и в жизни все «на троечку» делают.
- Неправ ты, Афоня. Вова – он, конечно, знаниями не блистал. Зато он всегда шустрый был. Из любой ситуации выход найти мог! И товарищей никогда не предавал. Ты запомни, Афоня: «на троечку» делают то, к чему интереса нет. А он, похоже, в жизни свой интерес нашел. Вот и на «Хаммере»!
- А я слышал, Федотыч, что ты даже актрису воспитал!
- Воспитал, было такое дело. Как раз в этом выпуске. Лизой звали.
- Ой, посмотреть интересно!
- Ну, это вряд ли. Она теперь где-нибудь в Каннах разгуливает. Лизка всегда артистка была. Она и в классе всех передразнивала. А как директора изображала! Неее, Лизкой горжусь!
- Федотыч, глянь! Какой важный перец пришел! А живот-то отрастил! Это кто?
- Это Кузнецов. А это у него не живот, а авторитет. Он теперь большой начальник, отделом руководит. А в классе завсегда старостой был. Получил большой опыт! Его теперь и сотрудники, и дети слушаются, и жена, и даже теща!
- Ой, Федотыч, смотри, какая дамочка по лестнице поднимается! Как одета шикарно! А причесана как! А какой мужчина ее под ручку ведет! Наверное, первая красавица в классе была?
- Да, задатки у нее и тогда имелись. Подать себя умела. Но расцвела, расцвела! Просто диво дивное, ничего не скажешь. Счастливой выглядит. Не скрою, приятно!


 
ВероничкаДата: Суббота, 11.04.2015, 19:50 | Сообщение # 55
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение


- И много таких приятностей у классного домового бывает, Федотыч?
- Ой, много! Грех жаловаться. Я бы тебе Сидорова показал. Маленький, невзрачный. Очки минус 5, и вечно с книжкой. В классе его «ботаником» дразнили. Только Сидоров теперь в Америке. По приглашению какого-то научного института. У него уже лаборатория своя. И научные труды. Сбылась, стало быть, его мечта! Расправил крылья…
- Федотыч, а это кто спешит-опаздывает? Вроде уже все в зал прошли.
- Это Танечка. В классе такая серая мышка была, неприметная, неслышная. Уроки отсидит – и торопится куда-то. Хлопот не доставляла – ни мне, ни учителям. Мышка, в общем. Умеет она раствориться в толпе… Даже я – и то ее подзабыл. Из виду потерял. Ничего не знаю – ни как она, ни где… Самому интересно!
- Ну, я и то смотрю! Одета как-то скромно, по сравнению с другими-то. И держится так же. Наверное, и в жизни осталась серой мышкой?
- Ох, не суди по первому впечатлению, Афоня! Тут так проколоться можно! Ты уж мне поверь, именно серые мышки иногда преподносят та-а-акие сюрпризы!
- Ну, тебе виднее. Больше нет никого, она, похоже, последняя шла. Пойдем и мы?
И классные домовые ринулись в зал – прямо сквозь стенку, как это только домовые умеют. А там уже все расселись по местам, и директриса к микрофону вышла. И тут, как это часто бывает, случилось маленькое ЧП! Вдруг микрофон загудел, захрюкал, а потом совсем замолчал. Директриса расстроенно нахмурилась, сразу засуетился звукооператор, произошла всеобщая заминка. «Перегорел», — услышали все диагноз звукооператора. Праздник был под угрозой!
- Федотыч, а наши-то действия какие должны быть? – забеспокоился Афоня.
- Наши действия здесь – сидеть тихонько и помалкивать, — разъяснил Федотыч. – Наше дело классное, а техника актового зала – не в нашей власти. Даст Бог, починят…
В это время как раз мышка-Танечка тихонько проскользнула в двери и скромно села на свободное место, с краю в последнем ряду. Осмотрелась, прислушалась, поняла, что что-то идет не так… И вдруг улыбнулась. Да так, что вмиг все изменилось: и суета прекратилась, и волнение в зале улеглось, и микрофон удивленно квакнул и заработал, и директриса наконец-то начала свою коронную речь.
- Федотыч! А что такое случилось, что вроде бы света прибавилось? – завертел головой Афоня.
- Не знаю, Афоня. Не приметил. Но тоже чую, что вроде бы атмосфера в зале изменилась. В лучшую сторону!
Но на этом чудеса не кончились. Они только начинались! Вдруг выяснилось, что первоклассник, которому надо читать стихи выпускникам, охрип. Вот только что разговаривал – а теперь голос напрочь пропал. Видать, от волнения. Стоит за кулисами и чуть не плачет. Он ведь столько готовился, стихи сочинял! И тут вдруг, откуда ни возьмись, фея – вся в серебряном, с волшебной палочкой, и звезды запутались в волосах. Улыбнулась ему ласково, погладила по голове и говорит: «Не бойся, малыш, все будет хорошо!». И улетела. Малыш как закричит: «Смотрите, тетенька с крыльями!», да так, что даже в коридоре слышно было.
Ну, конечно, никто тетеньку с крыльями не заметил, зато все обрадовались, что голос вернулся, и первоклассник так звонко и задорно стихи прочитал, что его потом на телевидение в детскую программу пригласили, вот как!
Концерт прошел просто замечательно – выпускники себе все ладошки отхлопали. Танцоры словно в воздухе парили, певцы соловьями заливались, гимнасты такую пирамиду из тел построили, что древние египтяне обзавидовались бы, и ни одной заминки! Все даже удивлялись: как это так сегодня все здорово получается?
В этот день «тетенька с крыльями» мелькала то там, то тут. Где напряжение чуть сгустится – там она на секундочку возникнет, и все снова радостно и светло становится, лица улыбками расцветают. Даже Сердечный Приступ, который к старенькой географичке пришел, потолкался-потолкался у дверей, да так и отбыл восвояси.
- Ох, как чудесно все идет, Федотыч! – похвалил Афоня. — Прямо радостно на душе.
- Да вот я и то смотрю, что чудесно, — отозвался старый классный домовой. – Прямо волшебство в воздухе витает! Сам удивлен!
А потом начались танцы. Скромный наряд Танечки ничуть не помешал тому, что ее наперебой приглашали самые симпатичные кавалеры. И вокруг нее все время группкой собирались одноклассники – словно она была каким-то центром притяжения. Хотя она сама, по обыкновению, молчала, улыбалась и все больше слушала.
А после танцев в зал внесли Ящик Желаний. Это такой специальный ящичек, куда в выпускном классе все положили записки со своими мечтами, с тем, чтобы вскрыть его через 10 лет. И вот 10 лет прошло, момент наступил.
- Сейчас вы сможете оценить, чего хотели и чего добились за эти 10 лет, — сказала классная руководительница и достала первую записку.
- Миша… Хотел стать историком. Как, Миша, сбылась мечта?
- Сбылась. Уже сам историю преподаю.


 
ВероничкаДата: Суббота, 11.04.2015, 19:50 | Сообщение # 56
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

- Замечательно! Зоенька… Хотела свой дом и большое семейство. Получилось?
- Ну, дома пока нет, а семейство уже большое! Будем стремиться!
- Валерик… Хотел стать хирургом. А по форме видно – стал военным. Как же так, Валерик?
- А я не просто военный. Я – военный хирург! Расширил, стало быть, мечту!
Записка за запиской извлекались из ящика. Звучали самые разные мечты. У кого-то сбылись, у кого-то – частично, а у кого-то даже и мечты за 10 лет поменялись.
- Танечка! Посмотрим, что у тебя тут написано! «Хочу стать волшебницей». Ну, у тебя всегда странные мечты были… И как, стала?
Танечка, по обыкновению, ничего не сказала, только слегка пожала плечами и улыбнулась. Среди одноклассников прошел шепоток: «Волшебницей! Это ж надо… Нет чтобы о чем-то простом, достижимом помечтать. О «Мерседесе, например!».
- И что, у тебя до сих пор машины нет? – спросил Вовка, который на «Хаммере».
- Нет, — улыбнулась Танечка.
- И дома двухэтажного? – разочарованно поинтересовался важный Кузнецов.
- Нет, — покачала головой она.
- И даже наряда от Армани нет, — удовлетворенно подытожила Первая Красавица, поправляя свой сверкающий вечерний наряд. – Я вот не волшебница, но…
Танечка ничуть не обиделась, только улыбнулась еще лучезарнее. А вечер шел своим чередом, и вскоре про Танечкину несбыточную мечту забыли. И снова зазвучала музыка, закружились пары… Выпускники веселились, праздновали свою взрослую жизнь. И классные домовые тоже веселились и радовались вместе с ними.
- Федотыч, а я вот все про твою Танечку думаю… Если ее мечта не сбылась, она что – неудачница? – спросил Афоня.
- Ты погоди, Афоня. Ты глазам своим верь: она что, разве выглядит неудачницей?
- Нет, совсем нет! Наоборот – тихо светится вся.
- Вот и не торопись с выводами. Кажется мне, что она совсем не та, за кого себя выдает. В хорошем смысле этого слова.
… По окончанию вечера Федотыч и Афоня вновь сидели на своем боевом посту под пожарной лестницей. Смотрели, как выпускники по домам разъезжаются. Кто на своей машине, кто такси вызвал.
- Татьяна, подвезти? – спросил Вовка-«Хаммер».
- Нет, спасибо, за мной приедут, — вежливо отказалась Танечка.
Но вот уже последние машины отъехали, разошлись и те, кому близко было — пешком дойдешь, а Танечка все стояла на крылечке школы.
- Бедная девочка, — вздохнул Афоня. – Видно, постеснялась к кому-то в машину попроситься…
- Ага, постеснялась. Смотри! – вдруг ткнул мохнатым пальчиком Федотыч.
Афоня посмотрел – и ахнул. Откуда-то из поднебесья спускалась золотая карета, легкая и резная, сотканная, кажется, из лунного света. В карету запряжена четверка крылатых коней. Карета подлетела к крыльцу и затормозила. А на крыльце вместо серой мышки Танечки стояла Звезда. Настоящая Звездная Фея, в облачно-серебристом платье, и в волосах запутались мерцающие звезды. Она обернулась к пожарной лестнице и сказала:
- До свидания, милые классные домовые! Спасибо, что не забываете нас! И что весь вечер опять были с нами. Вы и правда – классные!
- Федотыч! Она нас что – видит? – открыл рот Афоня. – Этого не может быть!
Танечка подобрала подол своего невероятного лунного платья и вошла в карету. Карета тут же взмыла в небеса, к луне.
- Все может быть, Афоня, — ответил Федотыч. – Я ж тебе говорил – жди сюрпризов. Уж эти мне серые мышки… Волшебницы-тихушницы!
- А чего ж она всем не сказала, что мечта ее сбылась? — спохватился вдруг Афоня.
- Настоящие волшебники всегда скромные. Чтоб других не удручать, в зависть не вводить. Ты, Афоня, свою классную службу только начинаешь. Так я тебе наказ даю: уроки там, оценки-дневники, ссоры-разговоры – это все второстепенное! Ты учи, учи ребятишек мечтать! Да по-настоящему мечтать, с размахом! Чтобы знали: если веришь – все сбудется! Тогда 10 лет спустя и тебя, Афонька, будут ожидать приятные сюрпризы. За тем мы, классные домовые, и нужны!

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Суббота, 11.04.2015, 19:51 | Сообщение # 57
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
Рубрика: Детские сказки

ЗООПАРК

Миша не любил убираться в своей комнате. А мама не любила, когда в комнате был беспорядок. И они никак не могли договориться, потому что Миша любил играть, а играть, не сдвигая с места предметы, – ну никак не получается!
Однажды мама в очередной раз убралась в Мишиной комнате, расставила по местам все игрушки, вытерла пыль и строго сказала:
- Михаил! Посмотри, какой кругом порядок! Чтобы так всегда и было. Игрушки – в ящике, книжки – на полке, одежда – в шкафу, тапочки – под кроватью. Тебе понятно?
- Понятно, — вздохнул Миша. Ему было понятно, но неинтересно. Что за интерес, когда заранее знаешь, как все должно быть? Гораздо интереснее, когда все в куче, и из нее можно выудить ну совершенно невероятную вещь! Например, флакончик из-под маминых духов. Или сапожную щетку. Или другие важные и нужные вещи!
-Ну как у тебя получается мгновенно устраивать в комнате полный хаос? – удивлялась мама. Миша не знал, как. Он как-то сам устраивался. Но мама всегда говорила: «Миша, ты пойми! Хаос в комнате – хаос в голове». Миша не очень понимал, что такое хаос, но если как в голове, то он ему представлялся чем-то веселым, радостным и даже волшебным.
- Я ухожу, — сказала мама. – Я приду, когда большая и маленькая стрелки будут стоять на цифре 6. А к моему приходу чтобы все было так же чистенько и опрятно, как сейчас. Веди себя прилично. Тише воды, ниже травы. Обещаешь?
- Обещаю, — снова вздохнул Миша.
Мама ушла. А Миша сидел на стульчике и честно пытался вести себя прилично – то есть ничего не делать. Ничего не делать было скучно. Тогда он стал рассматривать вещи, аккуратно стоящие каждая на своем месте. Наверное, он был действительно тише воды, ниже травы, потому что вдруг началось странное и непонятное: вещи стали шевелиться. Но Миша не очень удивился. «Наверное, думают, что дома никого нет, и хотят поиграть», — сообразил он.
Сначала зашевелилось большое мягкое кресло в углу комнаты. Оно переступало с ножки на ножку, словно разминаясь, а потом тяжело потопало в центр комнаты.
Мишины глаза расширились, потому что дверь шкафа плавно распахнулась, оттуда высунулась коричневая фланелевая рубашка и помахала всем рукавом.
- Ребзя! Айда играть! – заверещала рубашка.
- А я уже готово, — солидным басом отозвалось кресло. – Во что сегодня играем?
- Я предлагаю в зоопарк! – брякнул висюльками торшер. – Возражения есть?
Возражений не было.
- Чур, я буду обезьянкой! Мартышкой! – объявила рубашка и одним прыжком взлетела на дверцу шкафа.
- А я тогда буду бегемот! – определилось кресло. – По фамилии Гиппопотам!
- У бегемотов не бывает фамилий, — ревниво отозвался торшер.
- А у меня – будет! – притопнуло ногой кресло. – Я буду очень породистый бегемот. С родословной.
- А я тогда буду благородный жираф! Вот! – не остался в долгу завистливый торшер.
- А я хочу быть медведем! Белым! – заявил столик.
- Какой же ты белый, если ты коричневый? – возразила обезьянка.
- Это не беда, сейчас поправим, — раздалось откуда-то из Мишиной кроватки, и оттуда со свистом вылетела белая простыня. – Вот, я накрываю столик, и теперь мы – настоящий белый медведь!
- Я буду слон, — деловито сообщил пылесос, выкатываясь из-за шкафа.
- Какой же из тебя слон? – накинулись на него остальные. – Ты маленький совсем, а слон большой!
- Я хороший слон! – обиделся пылесос. – У меня и колеса как уши, и хобот есть, и хвостик, даже в розетку включается! А что маленький – так я же домашний карликовый слон! Порода такая, для малогабаритных квартир!
- Ребята, я тоже хочу играть! – кряхтя слез с кроватки полосатый матрас. – Я буду зебра!
- А мы будем экзотические птицы, — зашумели книжки, слетая с полки и хлопая листочками, как крыльями.
- Да, птицами! Я вот – розовый фламинго, — заявил большой фотоальбом. Он и правда был розовый, очень похожий на фламинго.
- Я хочу быть орлом. Я буду над вами парить, — качнулась под потолком люстра.
- Нет! Ты будешь пальма, а я буду на тебя прыгать! – восторженно взвизгнула рубашка-мартышка и одним прыжком перескочила на люстру.
- А я хочу быть ежиком, — пропыхтел с подоконника кактус и спрыгнул вниз. Для убедительности он еще больше растопырил колючки. – А если кто не верит – могу доказать!


 
ВероничкаДата: Суббота, 11.04.2015, 19:52 | Сообщение # 58
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

- А мы будем летучими мышами! – заявили тапочки, выползая из-под кровати.
- Ну уж, сказанули! – засмеялся торшер-Жираф. – Вы и летать-то не умеете!
- А вот и умеем, а вот и умеем! – не согласились тапочки и в доказательство тут же полетели в разные стороны.
- Ну хорошо, а что мы будем делать? – рассудительно спросил Бегемот Гиппопотам. – Что обычно делают в зоопарке? Кто знает?
- Я, я была в зоопарке! – завопила Мартышка с Пальмы. – Там посетители ходят, на зверей смотрят и кормят всякими вкусностями. Кто у нас будет посетителем?
Тут Миша, который забыл дышать и сидел тише воды, ниже травы, подал голос:
- А можно, я буду посетителем?
- Ну конечно, — великодушно разрешил Белый Медведь. – Только ты откуда здесь взялся, малыш?
- Откуда, откуда… От верблюда! – сердито сказал стульчик, на котором Миша только что сидел. – Вы что, не видите, он на мне приехал, то есть на Верблюде.
- Ах, вон оно что! – облегченно зашумели звери. – Тогда конечно, пожалуйста, будь нашим посетителем!
- А чем ты нас кормить будешь? – вкрадчиво спросила Зебра.
- Я… я сейчас! - Миша мигом сбегал и притащил все, что нашел на кухне. – Вот для ежика – яблоко. Для слоника – молоко. Птичкам – печеные орешки. Со сгущенкой! Для белого медведя – котлета. Для летучих мышей – суп. А для остальных – печенье! В шоколаде!
- Урааааа! – закричали и запрыгали звери. – Зоопарк открылся! Пришел первый посетитель!
И началась веселая игра. Каждое животное рассказывало о себе и показывало все, на что оно способно. И Миша кормил их и гладил, если животные позволяли. А слоника даже за хобот потаскал – он не возражал, а и вовсе сам предложил. И вот, в самый разгар веселья, Миша вдруг увидел, что стрелки на больших настенных часах приближаются к цифре 6. А это значит – скоро придет мама! Миша с ужасом обвел взглядом свой веселый зоопарк. Это был настоящий, абсолютный хаос! Пальма разудало висела набекрень, Птицы разлетелись по всей комнате, Мартышка скакала туда-сюда, как заведенная, постель была перевернута и смята, Ежик-кактус катался верхом на Жирафе-торшере, Летучие мыши вообще улетели одна на шкаф, другая неизвестно куда, и повсюду валялись остатки угощения – семечки, крошки печенья, лужицы супа. Миша замер. Он знал, что маме это совершенно не понравится!
- Что случилось? – пробасил Бегемот Гиппопотам. – Наш юный друг чем-то озабочен?
- Да! – с отчаянием сказал Миша. – Дело в том, что вот-вот придет мама. И разгонит весь наш зоопарк! Она не любит, когда так весело играют! Она ведь уже совсем взрослая!
- Да, взрослая – это серьезно, — важно сказал Белый Медведь.
- Взрослость уже не лечится, — меланхолически добавил Верблюд. – Как и серьезность.
- Надо что-то срочно сделать! – воскликнула Мартышка. – Надо помочь Мише! А то ведь его накажут! И всем нам будет грустно…
- Так, слушаем меня! – выкатился вперед Слоник. – Я в уборке разбираюсь лучше всех. Ты, Мартышка, быстро загоняй Птиц в клетку. Ты, Бегемотище, залезь в свой угол и притихни. Миша, ты помоги Шкуре Белого Медведя и Зебре слова залечь в берлогу, то есть в постель.
- И не лежат белые медведи в берлоге, тем более с зебрами, — пробурчала Шкура, но послушно поплелась к кровати.
- Ежик, отцепись от жирафа и быстро в горшок! – продолжал командовать Слоник. – Летучие мыши – к Мише на ноги! Все по местам! Миша, а ты воткни мой хвостик в розетку, а сам бери в руки мой хобот, и все будет замечательно!
…Когда мама вошла в комнату, удивлению ее не было предела. В комнате царили чистота и порядок, а Миша заканчивал пылесосить пол.
- Боже мой, Мишаня! Я глазам своим не верю! – изумленно сказала мама. – Суп съел, котлету тоже! И орешки! И даже молоко выпил! Только вот зачем ты яблоко на кактус посадил?
- Красиво, — смущенно сказал Миша.
- Ну… в общем, да, — признала мама. – Правда красиво. Мишань, а ты что делаешь?В комнате идеальная чистота, а ты еще и пылесосишь! Что это с тобой?
- Не знаю, мам. Наверное, взрослею, — предположил Миша, разглядывая тапочки. Тапочки подмигивали и скалились заговорщицкими улыбками Летучих Мышей.

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Суббота, 11.04.2015, 19:53 | Сообщение # 59
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
Рубрика: Детские сказки

НАЛИВНОЕ ЯБЛОЧКО

Как-то раз одной молодой Садовнице захотелось яблочка. Сказано – сделано! Посадила она яблоню, стала за ней ухаживать. Вот яблонька выросла, набрала силу и начала плодоносить. Яблочко у нее получилось одно, зато на зависть всем – крупное, краснощекое, веселенькое.
Садовница обрадовалась, яблоньку благодарит, яблочко хвалит, даже золотое блюдечко специально для яблочка купила! Это чтобы потом, когда яблочко упадет, не в корзину его положить и не на стол, а в достойное его красоты место! Вот Садовница смотрит и любуется: ах, какое яблочко – крупное, краснобокое, с симпатичным хвостиком, на котором притулился зеленый листочек. Загляденье, а не яблочко!
- Какое ты у меня славненькое! Ни у кого такого нет! Ты самое лучшее в мире Яблочко! – говорила Садовница.
И Яблочко верило, жмурилось от удовольствия, красовалось, поворачиваясь к миру то одним бочком, то другим. И от солнышка становилось все краснее и краснее – это у него так бочка и щечки загорали, румянцем наливались.
- Ах, как вам удалось вырастить такое яблочко? – спрашивали другие Садовницы. – Прямо чудо какое-то неописуемое!
- Ох, и не спрашивайте, — говорила Садовница. – Сама не знаю. Смотрю на это совершенство и понимаю, что мне это диво дивное в подарок дано. Буду дальше ухаживать!
«Я – совершенство, — думало Яблочко. – Больше такого в мире нет. Я своей Садовнице верю, раз она говорит, значит, так оно и есть!».
- Вот созреешь, маленькое мое, я тебя на выставку достижений народного хозяйства повезу, — обещала Садовница. – Мы там самый главный приз возьмем, потому что равных тебе нет!
«Обязательно возьмем, — думало Яблочко. – Скорее бы выставка! Уж я покажу себя во всей красе, пусть наших знают!».
И вот наступил момент, когда Яблочко дозрело. Садовница бережно сняла его с ветки по положила, как и обещала, на золотое блюдечко, в центре стола. Теперь уже вся семья приходила Яблочком полюбоваться.
- Ну и повезло нам! – говорили они. – Это ж восьмое чудо света, а не Яблочко! Такое кругленькое, такое сочненькое, такое румяненькое! Нет, мы такого счастья просто не заслужили! Спасибо, Яблочко, что у нас выросло! Сколько же радости от тебя, ненаглядное ты наше…
«Ага, наглядеться не могут, — соображало Яблочко. – То-то же! Смотрите-смотрите, пока я на выставку не уехало! Пользуйтесь случаем, наслаждайтесь моей дивной красотой!
Так вот вся семья время от времени полюбоваться на Яблочко бегала. А бабушка втихушку даже поклоняться Яблочку начала, когда никто не видит. А Яблочку-то как прияааааатно!
Но вот наступил день, когда Яблочко повезли на выставку. В этот день Садовница переложила Яблочко с золотого блюдечка в специальную корзинку с атласной подушечкой, набитой лебяжьим пухом, и Яблочко отправилось покорять мир.
- Не бойся, мое дорогое, ты у меня самое лучшее, самое красивое, самое вкусное, — шептала Яблочку Садовница. – Вот увидишь, ты всегда и везде будешь лучше всех!
А Яблочко и не боялось. Оно уже хорошо запомнило, что равных ему просто не существует в природе!
На выставке было шумно и многолюдно. И там оказалось очень много разных фруктов, овощей и ягод – ведь каждой Садовнице есть чем похвастаться перед другими. Если свой сад с умом возделывать, так там такие чудеса произрастать начинают!
Но Яблочко не беспокоилось. Оно хорошо усвоило, что с ним никто не сравнится, даже и пытаться нечего. Поэтому оно удобно устроилось на красивой подставочке, которую ему любезно предоставили, и расправило все свои хвостики-листочки, чтобы лучше видно было. Садовница попросила, чтобы подставочка была самая высокая – а то вдруг не все Яблочко разглядят? «Правильно, — подумало Яблочко. – Чем выше лежишь, тем лучше тебя видят. А я ведь для радости создано! Вот пусть и радуются!».
Люди ходили по выставке, ахали, цокали языками, рассматривали всякие диковинки: золотистые медовые груши, спелые вишенки, фиолетовые баклажаны, помидоры — и килограммовые, и величиной с крыжовинку, и удивительный кабачок «Спагетти», который выдавал себя за выходца из солнечной Италии. Яблочко посматривало на все это и думало: «Ах, до чего же тут всего много! Так отвлекает внимание… Но ничего, не страшно, я ведь самое красивое, меня просто нельзя не заметить. Да и помещено я выше всех! Молодец моя милая Садовница, так чудненько меня устроила!».
Так и проходили дни – выставка, она ведь не в один день заканчивается! Можно сказать, всю жизнь с выставки на выставку переходим! Яблочко нежилось под теплыми лампами, время от времени Садовница ему протирала бочка, взбивала подушечку, и оно дальше красовалось под взглядами посетителей, размышляя о том, что жизнь прекрасна, а ему равных по-прежнему что-то не видно. Иногда к Яблочку обращались соседи по залу, и оно даже с ними о чем-то разговаривало, но беседа быстро обрывалась – неудобно говорить, когда приходится одному все время задирать голову, а другому – свешиваться вниз.
И вот однажды ночью, когда зал опустел, а верхний свет был погашен, Яблочко услышало чей-то тихий голос, доносившийся снизу:


 
ВероничкаДата: Суббота, 11.04.2015, 19:54 | Сообщение # 60
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

- Эй! Яблочко! Ты спишь? Проснись, пожалуйста! Поговорить надо.
Яблочко посмотрело вниз и увидело странную компанию: большую зеленую жабу, на спине которой пристроился червячок, а рядом черную руку и что-то похожее на глаз, только неясный какой-то, словно пеленой подернутый.
- Здравствуйте, а вы кто? – вежливо спросило Яблочко. Оно ведь было не только красивое, но и очень воспитанное!
- Мы – делегация, — объяснил червячок. – А вы можете к нам спуститься?
- Может, лучше вам ко мне подняться? – предложило Яблочко.
- Мы не можем! Высоко! Несподручно! – наперебой загалдели пришельцы.
- Но я не могу само отсюда спуститься! – возразило Яблочко. – Меня Садовница сюда пристроила. А если я спрыгну, я ушибу бочок! Давайте уж так разговаривать…
- Ну, давай, — вздохнул Червячок. – Раз по-другому не получается, пусть хоть так вот…
- Вас что-то интересует? – спросило Яблочко. – Наверное, как я таким прелестным получилось?
- Нет, — замотала головой Жаба. – Мы совсем по другому вопросу.
- Да, вопрос жизни и смерти! – подтвердила Черная Рука.
- Жизни и смерти? – удивилось Яблочко. – Моей жизни что-то угрожает?
- Ну, не то чтобы угрожает… — замялся Червячок. – Хотя можно и так сказать!
- Это как? – заволновалось Яблочко. – Мне же говорили, что на выставке все в полной безопасности!
- Так-то оно так, — подтвердил Червячок. – Но бывают обстоятельства… В общем, это мы вам угрожаем!
– Почему – угрожаете??? Что я такого сделало? – ужасно удивилось Яблочко.
- Видишь ли, Яблочко, ты все время вызываешь зависть, — пропищал Глаз.
- Я? Зависть? А что это такое? – не сразу поняло Яблочко.
- Зависть – это когда сравнивают одно с другим. И это самое одно получается лучше другого. Вот тогда и начинают друг другу завидовать!
- Но я никому не завидую! – запротестовало Яблочко. – Чего мне завидовать? Я и так знаю, что лучше всех, и никто со мной не сравнится!
- Ну да, ты-то не завидуешь! – вмешалась Черная Рука. – Это тебе завидуют! Знаешь, кто я? Я – Черная Зависть. Ты меня у многих вызываешь! Я прихожу и вот этой самой рукой начинаю душить! Это обо мне говорят: «Черная зависть его душит!».
- А я – Червячок Зависти, — представился Червяк. – Проникаю в самое сердце и прогрызаю там ходы, пока все не сожру.
- А про меня говорят: «От зависти глаза затуманило», — сообщил Глаз. – Видишь, какой я туманный? Через меня и не видно ничего, весь мир искаженный!
- А я когда я прихожу, тогда жаба давит, — заквакала Жаба. – Знаешь, как дышать тяжело? Я ведь не маленькая!
- Очень приятно, — сказало ошеломленное Яблочко. – Но я все равно никак не могу понять, при чем тут я? Почему вы ко мне пришли – я же никогда никому не завидовало!
- Если ты вызываешь у окружающих зависть, мы сначала решили не к ним, а к тебе сходить. Может, пожалеешь их? И нас тоже! Отпустишь… Думаешь, нам охота все эти пакости делать? Вовсе нет! Отпусти нас, а?
- Да идите, пожалуйста! Я же вас и не звало вовсе…
- Мы не сможем уйти, пока они тебе завидуют! – покачала головой Жаба.
- Да кто они-то? – в отчаянии спросило Яблочко.
- Ну вот, например, я должен залезть в Грушу, — грустно сказал Червячок. – А она такая славная! Просто жалко портить!
- А я вынуждена давить вон ту замечательную ароматную Сливу, — доложила Жаба. – Я ж ее сразу раздавлю! Одна мокрая шкурка останется!
- И мы! И мы! – загалдели Рука и Глаз. – И мы должны глаза застить, за горло брать! Ну что же это, помоги нам!
Яблочко, в принципе, было совсем не злым. Даже очень добрым! Просто оно никогда с Завистью не сталкивалось, потому что завидовать некому было – оно ж считало себя лучше всех! Поэтому оно вежливо дождалось, пока все наговорятся, и обратилось к ним:
- Уважаемая де-ле-га-ция! Спасибо, что пришли! Я вовсе не хочу, чтобы из-за меня кто-то пострадал. Я просто не могу придумать, как поправить дело! Если бы я завидовало, я бы сразу перестало, честно-честно! А если другие завидуют – то я не знаю, как.


 
Форум » Зал нашего досуга » Сказки от Эльфики » ДЕТИ и РОДИТЕЛИ
Страница 4 из 5«12345»
Поиск:

Мини чат

Вам здесь всегда рады!!!