Пятница, 23.06.2017, 18:31                                                 

                                                                                                                               

Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 8 из 9«126789»
Форум » Зал нашего досуга » Сказки от Эльфики » ОТНОШЕНИЯ
ОТНОШЕНИЯ
ВероничкаДата: Среда, 29.04.2015, 10:50 | Сообщение # 106
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
Рубрика: Социальные

ДОМ С ВИДОМ НА ПОМОЙКУ

Чудеса в жизни все-таки случаются, вот и в Заборьевске случилось такое чудо – местные власти построили дом в новом микрорайоне, на окраине города, специально для бюджетников и ветеранов. Конечно, не центр и не элитное местечко – за домом начинался пустырь, который несознательные горожане давно превратили в помойку, свозя туда всякий мусор, да и строители своего добавили… Но когда по квартирам съемным помыкаешься да с родителями локтями потолкаешься в их тесных хатках, и тому будешь рад!
Дом достроили, сдали «под ключ», и стали туда жильцы заселяться – молодые семьи с детишками, многодетные, ну и старики тоже, конечно. Въехали они, вещи завезли и стали осматриваться и обустраиваться.
Кукин и Поспелов оказались соседями по подъезду – один поселился в однокомнатной квартире на втором этаже, другой прямо над ним на третьем. Оба были люди пожилые, оба на пенсии, и оба одинокие. Только вот Поспелов как-то быстро со всеми соседями перезнакомился: кому дельный совет даст, где пошутит, с кем добрым словом перекинется. Вот и стал он пользоваться всеобщим уважением, и многие уже называли его по-свойски, как родного дедушку — Степанычем.
Ну а Кукин… Кукина, мягко говоря, недолюбливали. Уж очень въедливый оказался старик и вредный. Не мог мимо пройти, чтобы не прицепиться и какую-нибудь гадость не сказать. Мамашки с колясками прямо разбегались, завидев Кукина – боялись, что ребеночка сглазит. Видя такое отношение, Кукин еще больше зверел, а люди еще больше его сторонились. Такой вот замкнутый круг!
Потом стали поговаривать, что Кукин время от времени и специально вредит – вроде кому-то он песка на коврик насыпал, а кому-то машину поцарапал… Но, вроде, не пойман – не вор. Всем оставалось только тихо ненавидеть Кукина да по возможности избегать с ним встреч. Хотя как их избежишь, когда желчный старикан сам везде возникает, во все влезает и в словах не стесняется, режет правду-матку в лицо.
Поспелов до поры-до времени не вмешивался, присматривался, но помалкивал. Но однажды молодые во дворе просто взмолились:
— Степаныч, ты бы повлиял на него как-нибудь! Уже и детишки гулять не хотят, и самим хоть во двор не высовывайся – Кукин скандалит по любому поводу и даже без оного. Ну как жить в таком напряжении?
— Легко и с удовольствием, — немедленно выдал совет Поспелов. – Напряжение когда возникает? Когда разность потенциалов имеется. Значит, надо их уравнять.
— Да как их уравняешь? – почесал в затылке спортсмен Федор. – Разве что вырубить его вообще?
— Я тебе вырублю! – тут же вмешалась его жена Катя. – Еще посадят за него, сморчка ядовитого. И не думай даже!
- Нет, вырубать – не метод, — согласился студент Миша. – Но делать все равно что-то надо. Если, разве что, трансформатор поставить?
— Ладно, так и быть. Побуду для вас трансформатором, — крякнул Поспелов. – А то, чую, наломаете дров, молодо-зелено… Вот представится удобный случай – и поговорю с ним по душам.
Случай не замедлил ждать. В самом скором времени Кукин со своего третьего этажа залил и Поспелова, и тех, кто на первом этаже жил. Забыл кран закрыть, а в раковине тряпка валялась, ну и вот… В общем, напакостил.
Как только всю воду на первом и втором этажах собрали и выяснили, что на четвертом и пятом – все нормально, сухо, как в памперсах, так и стало ясно: без Кукина не обошлось, от него льет.
— Ой, ну как неудачно, что это именно Кукин! – расстроились супруги Мячиковы с первого этажа. – Он ведь теперь все так повернет, что это все виноваты, кто угодно, только не он!
— Не наговаривайте на человека прежде времени, — вступился за Кукина Поспелов. – Вплоть до выяснения.
— Да кто же такой смелый – отношения с ним выяснять???
— Ну, выходит, я и есть. Наступил тот самый случай. Все, ребята, пошел я на «мокрое дело»! – пошутил Поспелов. – Не поминайте лихом!
Зашел он к себе домой, положил кое-что в пакет и поднялся этажом выше, к Кукину. Только позвонил – тот сразу открыл, будто под дверью в засаде ждал. И сразу как завизжит:
— Ты чего приперся? Пугать будешь? Да видали мы таких! Не дождетесь вы от меня ничего, так и знай!
— Тих-ха! – гаркнул Поспелов командирским голосом, да так, что не только Кукин примолк от неожиданности – даже радио запнулось на пару секунд. – Где тут у тебя кухня, показывай!
И, не дожидаясь приглашения, обошел Кукина и отправился прямиком на кухню. А чего и спрашивать было – планировка-то одинаковая…
— Я к тебе по-соседски пришел, посидеть, побалакать, — миролюбиво сказал Поспелов. – Не пустой, между прочим!
— Не о чем мне с тобой разговаривать! – начал было Кукин, но тут Поспелов начал из пакета всякие вкусности доставать: хлебушек черный, банку консервов, сыра кусок, а под конец и заветную бутылочку вытащил.
— Меня, если что, Степанычем кличут. А тебя как звать-величать?


 
ВероничкаДата: Среда, 29.04.2015, 10:51 | Сообщение # 107
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

— А зачем тебе? Василий я. И батя мой Василием был. Ты это… отравить меня, что ли, решил? – неуверенно спросил Кукин, щуря подозрительные глазки.
— Ага. И сам с тобой отравлюсь, — согласно кивнул сосед. – Ножик давай, хозяин, чего стоишь!
— А ну как я тебя этим ножиком зарежу? – не унимался Кукин.
— Ну так сразу и помянешь заодно, — хмыкнул Поспелов. – Только, думаю, не станешь ты меня резать. Что же ты, алкаш распоследний – в одиночку пить? А окромя меня, никто тут с тобой трапезу делить не захочет, побоится.
Кукин не нашелся что ответить и потому молча потрусил за ножиком. И даже капусты квашеной достал – чтобы уж не совсем нахлебником за столом себя чувствовать. Сели, налили…
— Ну, за новоселье! – предложил Поспелов.
— Давай, — и Кукин махнул рюмочку. – Только было бы за что пить! Загнали на край света, даромоеды, воры, убийцы! Сами на виллах жируют, а мы тут, как ссыльные!
— Э, ты погоди ругаться! – остановил его Поспелов. – Чего ты так – не в Сибирь же нас сослали? Наоборот, край города, близость к природе…
— К помойке, ты хотел сказать? – язвительно отозвался Кукин. – Где ты тут природу видишь? Свалка там, пустырь и свалка!
— Так это пока только, — ответил Поспелов. – Погоди, дай время – будет там сад.
— С какого это перепугу? Кто тебе его там посадит? Жди, разбежались!
— А чего ждать? Мы и посадим! – уверенно сказал Поспелов.
— Мы? – задохнулся от возмущения Кукин. – Да неужели??? Почему это мы должны чужие помойки разбирать???
— А кто же? – удивился Поспелов. – Другим она вроде не мешает. А нам – так даже очень. Ну и чего тогда ждать? Надо взять – и сделать себе красиво. Давай за красоту?
— За красоту так за красоту. Только ты скажи мне – неужели мы, пенсионеры, не заслужили, чтобы нам красоту на блюдечке преподнесли? Я всю жизнь на государство пахал, налоги платил, здоровье на производстве положил, а теперь оно мне сунуло однокомнатную на выселках, с панорамой на помойку – и гуляй, Вася?
— Ну, не знаю, как ты, Василий, из какого терема ты сюда переселился, а я так из барака деревянного, который еще довоенной постройки. А тут – горячая вода, балкон, санузел. Мне – так за счастье.
— Да и я не в хоромах проживал, — махнул рукой Кукин. – Из аварийного дома, щели в палец толщиной, ничего хорошего. Но помойки там не было! Не было!
— Да далась тебе эта помойка! – подивился Поспелов. – Что ты в нее уперся? Сам себе настроение портишь.
— А раздражает она меня! – немедленно обозлился Кукин. – От того и в расстройстве пребываю. Может, вид этой помойки меня каждый день к смерти приближает!
— Ну, брат, это ты сказанул! – покачал головой Поспелов. – Если так, то я и вообще жить не должен бы.
— Это почему же? – запальчиво спросил Кукин, который не любил, когда его в чем-то обходили. Даже в перспективе смерти.
— А вот и потому. Потому что я с самого детства все время только и видел, что помойку. Район рабочий, чисто, понимаешь ли, пролетарский, барак на 10 семей, пьянство – дело обыденное, мужья пьют, жены скандалят. И окна наши выходили – не поверишь! – на помойку. А я в детстве ноги застудил и обезножел, ходить не мог. Вот и сидел дома у окна, на эту самую помойку любовался…
— Врешь, — не поверил Кукин.
— А чего мне врать-то? Какой резон? Так и было все. Мать с отцом на работе целый день, время послевоенное, голодное, возиться со мной некому было. Вот и пришлось выживать, как сам соображу.
— Ну и как ты выгребся? Сейчас же на своих ногах? Как встал-то?
— А вот так и встал. Мне отец откуда-то карту мира притащил, на стенку повесил. Вот я на нее посмотрю – и сижу, любуюсь на помойку, представляю себя великим путешественником. Горы мусора – Монблан и Эверест, крысы и собаки – дикие архары и лошади Пржевальского, а я вроде как все это исследую… Потом дворник все это лопатой сгребет и уберет, и снова горы растут. А я представляю, что это эпоха сменилась, и мир заново все переделывает…
— Эй, сосед! Ты того… не перебрал? – обеспокоился Кукин. – А то тебе крысы Пржевальского уже мерещатся.
— Сам ты крыса Пржевальского, — беззлобно усмехнулся Поспелов. – Мне, может, в том и спасение было, что я мир видел не таким, какой он есть, а каким я его видеть желаю. И верил в это! Свято верил, что встану и пойду, и сам все эти горы увижу.
— Ну и что? Увидел? – спросил Кукин.


 
ВероничкаДата: Среда, 29.04.2015, 10:51 | Сообщение # 108
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

— А то! Я же ноги все время тренировал, сначала сидя, потом вставать понемногу начал. Мать мне припарки травяные делала, из мокреца, что во дворе рос, а по весне – из сирени. И верил я, понимаешь ты – верил! Верил в то, что все мои трудности временные, что встану и пойду, и совершу все, что задумал. Когда во что-то веришь, оно, знаешь ли, жить легче.
— Вздор несешь, — объявил Кукин. – Верить надо в то, что существует. Одно дело придумывать, а другое – своими глазами видеть.
— Да я те горы сквозь помойку и видел, дурья твоя башка, — смачно хрустнул капусткой Поспелов. – Своими глазами, говоришь… Раз глаза свои, так я могу им приказать, что из жизненной реалии выхватывать. Это ж, понимаешь, нам решать, во что жизнь превратить – в сплошную помойку или в место для сада.
— Красиво говоришь. Только я тебе все равно не верю. Ну, в смысле, что встал ты – это верю. Потому что вижу. Давай, кстати, за твое здоровье!
— И за твое, Василий Васильич. Будем!
— Будем. Только я в другое не верю – что придуманную жизнь прожить можно, как настоящую.
— Да она же только поначалу придуманная, а потом реальнее реального становится, — ответил Поспелов. – Главное – мысль делами подтверждать, тогда она как бы уплотняется, оживает. Если б я не мечтал и не верил – так бы и остался инвалидом, сейчас бы на коляске ездил. Если бы дожил. А так – геологический техникум закончил, всю страну обошел с геологоразведкой, столько красоты повидал! Вот чем помойка обернулась.
— А чего ж сейчас один? – переменил тему вредный Кукин. – Не намечтал себе, что ли, семью-то?
— Намечтал. Хорошая у меня была жизнь. И семья что надо. Только бог уже их всех прибрал. Видишь, всех я пережил.
— Ну, ты того… извини. Не знал я.
— Да ладно, чего уж. Все там будем. Давай… За ушедших.
— Царство им небесное. Хотя я в Бога не верю. Атеист я.
— А ты во что вообще веришь-то? А, Василий? Есть такое на свете?
— Не знаю, не думал я об этом, — насупился Кукин. – Чего в душу лезешь?
— Ну, не хочешь – не говори, — не стал настаивать Поспелов. – Вера – она дело такое, сокровенное.
— То-то, — удовлетворился Кукин. – Смотри-ка, уговорили мы бутылек-то!
— Душевно посидели, — согласился Поспелов. – Ладно, пойду я. Ты того… заходи, как настроение будет. Посидим, за жизнь поговорим…
— А чего приходил-то? – вспомнил Кукин. – Ты ж ругаться, что я тебя залил? Имей в виду, я платить за ремонт никому ничего не буду.
— Да не, я так… Посидеть, познакомиться. А то соседи – а друг друга не знаем. Непорядок. А ремонт я и сам могу осилить, у меня пенсия.
— И у меня пенсия! – вставил непримиримый Кукин. – Я всю жизнь вкалывал, заслужил.
— Заслужил, кто ж спорит, — успокоил его Поспелов. – В общем, до встречи!
И ушел, оставив Кукина в полном смятении чувств. Он так и не поругался толком, и это его как-то выбило из колеи. Сбил его с толку сосед снизу, и непонятно – чего приперся?
А на следующий день с утра пораньше Кукин увидел со своего балкона, как Поспелов шагает к помойке с лопатой и мешком. Намерения его стали понятны практически сразу: он стал сгребать лопатой мусор в мешок и уносить его куда-то подальше, за чахлые деревья упаднической рощицы, каким-то чудом сохранившейся на пустыре.
— Ага, — ехидно ухмыльнулся Кукин. – Опять к родной помойке припал. Да ему тут ковыряться до конца жизни хватит!
Но он ошибся. Была суббота, и вскоре во дворе стали появляться проснувшиеся жильцы. Через какое-то время к Поспелову присоединился студент Миша, затем с утренней пробежки вернулся спортсмен Федор, мигом переоделся и вышел тоже. Потом Мячиков с первого этажа откуда-то тачку приволок, и дело пошло быстрее.
Кукину было нехорошо. Он испытывал сложные чувства. С одной стороны, ликвидация помойки – дело властей, а уж никак не жильцов. С другой – завидно ему было, что Поспелов там с мужиками, и вроде как во главе, раньше таких новаторов и передовиков «застрельщиками» называли. Но идти к ним Кукин решительно не мог – не в его это было принципах. Да и как его там примут, с его-то репутацией? Впрочем, такую мысль Кукин даже думать не хотел, сразу из головы гнал.
А к вечеру женщины на теннисном столе, что строители во дворе в рамках благоустройства сделали, поляну для работничков накрыли – кто что из дома притащил. Дети тут же бегают, за своих родителей гордые… Оживление, веселье… Кукин пыхтел и злился, и сам не мог понять, почему. Если с балкона посмотреть – то не так уж много мужики и разгребли, помойка не маленькая была, и мусор уже местами спрессовался. Но все равно – кусок территории у помойки они отвоевали!
На следующий день Поспелов опять вышел с утра, и бригада его тоже пораньше проснулась. Кукин подсматривал из-за штор, досадовал сам на себя, но не мог отойти – интересно ему было, как там у них. И всю неделю так. В будние дни, конечно, у Поспелова помощников было поменьше, но все равно были. Кому-то же в смену идти, а кто-то и в отпуске, вот и выходили потрудиться на благо общества.


 
ВероничкаДата: Среда, 29.04.2015, 10:52 | Сообщение # 109
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

А пустырь уже практически очистился. Помойка сдала свои позиции. Красоты особой не наблюдалось, но…
— Интересно, что там этот чудак видит вместо голого пустыря? – задавался вопросом Кукин и сам себя ругал: да какое ему дело, что там видят всякие беспочвенные мечтатели, не сказать еще хужей?
Как-то Кукин, возвращаясь из магазина, столкнулся у подъезда с Мячиковыми с первого этажа. Мячиков вел под ручку женушку свою пузатую, которой, похоже, вот-вот время рожать.
— Добрый день, — поздоровался Мячиков.
— Добрый, — буркнул Кукин, пряча глаза.
— Ой, мы так вам благодарны, что вы сразу передали деньги на ремонт, в возмещение ущерба, — затараторила Мячикова. – А то бы мы до родов не успели все поправить, а как же ребеночку-то в сырости? Спасибо, не ожидали даже.
— Чего? – опешил Кукин. – Какие деньги, какой ремонт?
Но Мячиковы уже в подъезд прошли.
— Сосед! Его происки! – осенило его, и он мигом рассвирепел. Да так, что кинулся по лестнице рысью, как в молодости. В кнопку звонка он ударил, как будто хотел разнести ее вдребезги.
— Я тебя сейчас зарою! Твоей же лопатой! – завопил он, как только дверь приоткрылась. – Ты чего меня позоришь? Это ты им деньги сунул?
— Ох, не шуми, — попросил Поспелов, морщась. – Ну ты и крикливый, Васильич…
Выглядел он неважно, прямо сказать. Весь скукоженный и перекошенный, словно старый башмак, и на лице – страдание.
— Что ты тут мне рожи корчишь? – сурово спросил Кукин. – Думаешь, разжалобишь? Нет, ты мне сейчас за все ответишь!
— Давай, я потом за все отвечу? – предложил Поспелов. – На меня тут радикулит напал и пока что побеждает…
— Так тебе и надо! Меньше будешь выпендриваться! Сады он, понимаешь, высаживает, садист-мазохист… – мстительно сказал Кукин. – Чего, больно?
— Нет, приятно, — с укоризной ответил Поспелов. – Чего, ни разу не встречался с этим зверем?
— Встречался, — мрачно проинформировал Кукин. – Сейчас, погодь, мазь принесу. Жарит – как в адском пекле, но и боль снимает на раз. Погодь…
…Мазь ли помогла, или дружеское участие, но только вскоре Поспелов уже снова был на пустыре. Стоял, смотрел из-под руки, как капитан корабля на бескрайние волны, и не заметил, как сзади к нему кто-то подошел.
— Чего? Опять жизнь выдумываешь?
— Ох, Васильич! Ты чего подкрался, как вражеский лазутчик? Напугал, понимаешь…
— Тебя напугаешь, как же, — пробормотал довольный Кукин. – Ну так чего?
— Да вот, соображаю, как тут деревья посадим. Помнишь стих: «Через 4 года здесь будет город-сад»? Хочу, чтобы через 4 года здесь был сад. И точка! Я это вижу!
— Вона как… Видишь, стало быть…
Кукин замялся, затоптался, а потом выдавил:
- Слышь, Поспелов! Я знаю, где саженцы взять. Я ж раньше в зеленхозе работал, у меня там связи. Могу посодействовать. В порядке благотворительности.
- Ну так это ж отлично! – обрадовался Поспелов. – Я тут голову ломаю, где денег на саженцы добыть, а тут ты, как спаситель прямо.
- Ну ладно, чего там, — проворчал Кукин, неумело улыбаясь. – А вдруг не врешь, и вырастет сад? Посмотреть охота… Четыре года – не срок, авось доживем…
- Обязательно доживем, — пообещал Поспелов. – Это дом с окнами на помойку жизнь укорачивает. А дом с окнами на сад – увеличивает. Это то, во что я всю жизнь верю. А ты?
- Поживем – увидим, — ворчливо пробурчал Кукин. – А ты планировку еще не прикидывал? Нет? Ну вот, я так и знал… Тут профессионал нужен! Вдруг на этом месте уже жилой массив запроектирован? Это место застолбить надо! Чтоб больше никто не сунулся! Бумаги нужные выправить…
- Ну? А как? По инстанциям, что ли, идти? – обеспокоился Поспелов. – Не люблю я с чиновниками общаться, не понимаю я их…
- Не дрейфь! – бодро утешил его Кукин. – Мы на них общественность напустим. В лице меня. Это ты меня еще не знаешь! Я у них любое разрешение из глотки вырву! Они сами на блюдечке принесут, лишь бы отвязаться.
- Не сомневаюсь, — ухмыльнулся Поспелов. – Ох, даже весело стало. Посмотрел бы я, какой чиновник против тебя устоит! Это хорошо, что у нас такой боевой сосед имеется.
- То-то! – приосанился Кукин. – Куда бы вы все без меня? Значит, смотри…
Кукин увлекся, глаза его сверкали. В его глазах уже шумел-колыхался зеленый сад, посаженный 4 года назад. Дом с видом на помойку уплывал, как страшный сон.
Жизнь только начиналась…

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Среда, 29.04.2015, 10:54 | Сообщение # 110
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
Рубрика: Социальные

ЖЕРТВА

- Здесь занимают очередь на жертвоприношение?
- Здесь, здесь! За мной будете. Я 852, вы – 853.
- А что, так много народу?
- А вы думали??? Одна вы, что ли, такая умная? Вон, все, кто впереди – туда же.
- Ой, мамочки… Это когда же очередь дойдет?
- Не беспокойтесь, тут быстро. Вы во имя чего жертву приносите?
- Я – во имя любви. А вы?
- А я – во имя детей. Дети – это мое все!
- А вы что в качестве жертвы принесли?
- Свою личную жизнь. Лишь бы дети были здоровы и счастливы. Все, все отдаю им. Замуж звал хороший человек – не пошла. Как я им отчима в дом приведу? Работу любимую бросила, потому что ездить далеко. Устроилась нянечкой в детский сад, чтобы на виду, под присмотром, ухоженные, накормленные. Все, все детям! Себе – ничего.
- Ой, я вас так понимаю. А я хочу пожертвовать отношениями… Понимаете, у меня с мужем давно уже ничего не осталось… У него уже другая женщина. У меня вроде тоже мужчина появился, но… Вот если бы муж первый ушел! Но он к ней не уходит! Плачет… Говорит, что привык ко мне… А мне его жалко! Плачет же! Так и живем…
- А вы?
- Я тоже плачу… Мучаюсь вот, давно уже… С ума сойду скоро!
- Да, жизнь такая жестокая штука… Всегда приходится чем-то поступаться. Приносить что-то в жертву…
Распахивается дверь, раздается голос: «Кто под №852? Заходите!».
- Ой, я пошла. Я так волнуюсь!!! А вдруг жертву не примут? Не забудьте, вы – следующая.
№ 853 сжимается в комочек и ждет вызова. Время тянется медленно, но вот из кабинета выходит №852. Она в растерянности.
- Что? Ну что? Что вам сказали? Приняли жертву?
- Нет… Тут, оказывается, испытательный срок. Отправили еще подумать.
- А как? А почему? Почему не сразу?
- Ох, милочка, они мне такое показали! Я им – ррраз! – на стол жертву. Свою личную жизнь Они спрашивают: «А вы хорошо подумали? Это же навсегда!». А я им: «Ничего! Дети повзрослеют, оценят, чем мама для них пожертвовала». А они мне: «Присядьте и смотрите на экран». А там такое кино странное! Про меня. Как будто дети уже выросли. Дочка замуж вышла за тридевять земель, а сын звонит раз в месяц, как из-под палки, невестка сквозь зубы разговаривает… Я ему: «Ты что ж, сынок, так со мной, за что?». А он мне: «Не лезь, мама, в нашу жизнь, ради бога. Тебе что, заняться нечем?». А чем мне заняться, я ж, кроме детей, ничем и не занималась??? Это что ж, не оценили детки мою жертву? Напрасно, что ли, я старалась?
Из двери кабинета доносится: «Следующий! №853!».
- Ой, теперь я… Господи, вы меня совсем из колеи выбили… Это что ж??? Ай, ладно!
- Проходите, присаживайтесь. Что принесли в жертву?
- Отношения…
- Понтяно… Ну, показывайте.
- Вот… Смотрите, они, в общем, небольшие, но очень симпатичные. И свеженькие, неразношенные, мы всего полгода назад познакомились.
- Ради чего вы ими жертвуете?
- Ради сохранения семьи…
- Чьей, вашей? А что, есть необходимость сохранять?
- Ну да! У мужа любовница, давно уже, он к ней бегает, врет все время, прямо сил никаких нет.
- А вы что?
- Ну что я? Меня-то кто спрашивает??? Появился в моей жизни другой человек, вроде как отношения у нас.
- Так вы эти новые отношения – в жертву?
- Да… Чтобы семью сохранить.
- Чью? Вы ж сами говорите, у мужа – другая женщина. У вас – другой мужчина. Где ж тут семья?
- Ну и что? По паспорту-то мы – все еще женаты! Значит, семья.
- То есть вас все устраивает?
- Нет! Нет! Ну как это может устраивать? Я все время плачу, переживаю!


 
ВероничкаДата: Среда, 29.04.2015, 10:54 | Сообщение # 111
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

- Но променять на новые отношения ни за что не согласитесь, да?
- Ну, не такие уж они глубокие, так, времяпровождение… В общем, мне не жалко!
- Ну, если вам не жалко, тогда нам – тем более. Давайте вашу жертву.
- А мне говорили, у вас туту кино показывают. Про будущее! Почему мне не показываете?
- Кино тут разное бывает. Кому про будущее, кому про прошлое… Мы вам про настоящее покажем, хотите?
- Конечно, хочу! А то как-то быстро это все. Я и подготовиться морально не успела!
- Включаем, смотрите.
- Ой, ой! Это же я! Боже мой, я что, вот так выгляжу??? Да вранье! Я за собой ухаживаю.
- Ну, у нас тут не соцреализм. Это ваша душа таким образом на внешнем виде отражается.
- Что, вот так отражается??? Плечи вниз, губы в линию, глаза тусклые, волосы повисшие…
- Так всегда выглядят люди, если душа плачет…
- А это что за мальчик? Почему мне его так жалко? Славненький какой… Смотрите, смотрите, как он к моему животу прижимается!
- Не узнали, да? Это ваш муж. В проекции души.
- Муж? Что за ерунда! Он взрослый человек!
- А в душе – ребенок. И прижимается, как к мамочке…
- Да он и в жизни так! Всегда ко мне прислушивается. Прислоняется. Тянется!
- Значит, не вы к нему, а он к вам?
- Ну, я с детства усвоила – женщина должна быть сильнее, мудрее, решительнее. Она должна и семьей руководить, и мужа направлять!
- Ну так оно и есть. Сильная, мудрая решительная мамочка руководит своим мальчиком-мужем. И поругает, и пожалеет, и приголубит, и простит. А что вы хотели?
- Очень интересно! Но ведь я ему не мамочка, я ему жена! А там, на экране… Он такой виноватый, и к лахудре своей вот-вот опять побежит, а я его все равно люблю!
- Конечно, разумеется, так оно и случается: мальчик поиграет в песочнице, и вернется домой. К родной мамуле. Поплачет в фартук, повинится… Ладно, конец фильма. Давайте завершать нашу встречу. Будете любовь в жертву приносить? Не передумали?
- А будущее? Почему вы мне будущее не показали?
- А его у вас нет. При таком настоящем – сбежит ваш выросший «малыш», не к другой женщине, так в болезнь. Или вовсе – в никуда. В общем, найдет способ вырваться из-под маминой юбки. Ему ж тоже расти охота…
- Но что же мне делать??? Ради чего я тогда себя буду в жертву приносить???
- А вам виднее. Может, вам быть мамочкой безумно нравится! Больше, чем женой.
- Нет! Мне нравится быть любимой женщиной!
- Ну, мамочки тоже бывают любимыми женщинами, даже часто. Так что? Готовы принести себя в жертву? Ради сохранения того, что имеете, и чтобы муж так и оставался мальчиком?
- Нет… Не готова. Мне надо подумать.
- Конечно, конечно. Мы всегда даем время на раздумья.
- А советы вы даете?
- Охотно и с удовольствием.
- Скажите, а что нужно сделать, чтобы мой муж… ну, вырос, что ли?
- Наверное, перестать быть мамочкой. Повернуться лицом к себе и научиться быть Женщиной. Обольстительной, волнующей, загадочной, желанной. Такой цветы дарить хочется и серенады петь, а не плакать у нее на теплой мягкой груди.
- Да? Вы думаете, поможет?
- Обычно помогает. Ну, это в том случае, если вы все-таки выберете быть Женщиной. Но если что – вы приходите! Отношения у вас замечательные просто, мы их с удовольствием возьмем. Знаете, сколько людей в мире о таких отношениях мечтают? Так что, если надумаете пожертвовать в пользу нуждающихся – милости просим!
- Я подумаю…
№853 растерянно выходит из кабинета, судорожно прижимая к груди отношения. №854, обмирая от волнения, заходит в кабинет.
- Готова пожертвовать своими интересами ради того, чтобы только мамочка не огорчалась.
Дверь закрывается, дальше ничего не слышно. По коридору прохаживаются люди, прижимая к груди желания, способности, карьеры, таланты, возможности, любовь – все то, что они готовы самоотверженно принести в жертву…

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Среда, 29.04.2015, 10:55 | Сообщение # 112
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
Рубрика: Социальные

ЗАКОН ОТРАЖЕНИЯ

Лялькину все обижали. Может, потому что внешность была невнушительная, может, потому что не умела адекватно ответить, а может, просто слишком нежная натура – кто его знает? Но вот ведь какая штука: если где какая агрессия в воздухе витает – обязательно высмотрит Лялькину и тресь ее по голове! Ну, не по-настоящему, а так, морально… Но все равно – больно же!!!
И начальство ее все время в жертвы выбирало, и подруги предавали, и коллеги подставляли, и даже трамвайные хамы безошибочно выделяли ее из толпы и отрывались по полной. Лялькина же обычно губу закусит, обиду проглотит и только подумает: «Ай, чтоб тебя…». Но вслух – ни-ни!
Сама Лялькина искренне считала себя существом безобидным, белым и пушистым, старалась ко всем относиться доброжелательно и злом на зло не отвечать – неприлично это и не к лицу воспитанной даме.
Но ядовитые стрелы агрессии, которые в нее метали, попадали в цель и застревали в ее нежной душе, и вот накопилось их столько, что стала Лялькина болеть. Видимо, концентрация яда превысила все предельно допустимые нормы. Так что к 36 годам нажила себе Лялькина болезнь сердца, гипертонию и даже легкий инсульт перенесла.
И погибла бы Лялькина в самом расцвете своей жизни, если бы не случай.
Ехала она однажды с работы и попала, как обычно, в переплет. Толстая тетка мало того что ей на ногу наступила, колготки сумкой порвала, так еще на нее же и вызверилась:
— Растеклась тут на весь салон, думаешь, одна едешь, что ли??? Совсем обнаглели! Посторонись, пропусти пенсионера союзного значения!
Лялькина, как обычно, вспыхнула и промолчала. Хотя это было очень даже обидно и несправедливо.
— Садись, деточка, тут место есть, — дернула ее за рукав другая бабуся. – Давай, я подвинусь!
Лялькина не стала протестовать, села – это потому что у нее от переживания голова закружилась.
— А зря ты так подумала, деточка, — доверительно шепнула ей бабуся. – Твое к тебе же и вернется, разве не знаешь?
— Что подумала? – не поняла Лялькина.
— «Чтоб ты треснула», — хихикнула старушка. – Оно, конечно, может, и весело, но зачем тебе такое счастье?
— Что вы такое говорите? – пролепетала Лялькина, густо краснея: дело в том, что именно это она и подумала в адрес противной тетки. Но не вслух же? Откуда старушка тогда узнала?
— А я мысли читать умею, — с удовольствием сообщила старушка.
— Мысли? Это вы ясновидящая, да? – в полном смятении забормотала Лялькина.
– Да ну, скажешь тоже! Никакая я не ясновидящая, а просто наблюдательная. Поживешь с мое, опыта наберешься – тоже научишься. Это же просто! Вот сейчас: ты вспомнила, как сегодня про начальницу подумала: «Чтобы тебе морду перекосило». Она у тебя, конечно, форменная жаба – не спорю, но ведь все равно, себе дороже выйдет, если тебе самой лицо перекосит?
— Да почему же мне перекосит? – не выдержала Лялькина. – Я же не себе такого желаю?
— Разницы нет, — уверила ее странная бабуля. – Это ж Закон Отражения, нешто не слышала никогда?
— Не слышала, — призналась Лялькина. – А что за закон такой? Нам в институте этого не преподавали!
— Ох, молодежь, молодежь, — покачала головой бабка. – Образование у вас, может, и высшее, а вот понимания никакого, ей-богу! Самого простого не знаете. И про Зеркало Мира небось не слышала?
- Нет, — еще больше усовестилась Лялькина. – Откуда же мне?
- Ну, так и быть, расскажу! Слушай сюда.
— Да, пожалуйста, — обрадовалась Лялькина.
— Значит, так. Ты существо доброе, безответное, ко всем с добром и открытой душой, но почему-то все, кому не лень, на тебя нападают, только успеваешь агрессию отражать? Верно угадала?
— Ну, не все, — смутилась Лялькина. – Хотя, в принципе, много кому не лень. Только и успевай отражать, это вы правду говорите.
— Не думала, почему так?
— Ну, думала… Только так и не поняла. Почему с другими такого не происходит? Почему я агрессию притягиваю, как громоотвод молнии?
— Да потому что в тебе этой агрессии полным-полно, под самую завязку, — торжествующе объявила бабуся.
— Во мне? Но я никого… никогда… ни за что… — Лялькина аж задохнулась от такой несправедливости.
— Тихо, тихо! Не надо так бурно реагировать, детка. Вот в тебя злые недруги стрелы черные мечут – как думаешь, попадают они в цель?
— Еще как попадают, — всхлипнула Лялькина. – Все сердце изранено!


 
ВероничкаДата: Среда, 29.04.2015, 10:56 | Сообщение # 113
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

— Ай-ай, такая молоденькая, а сердечко, гляжу, уже насквозь больное, — посочувствовала прозорливая бабка. – Так я и говорю: вся агрессия в тебя попадает и в тебе застревает, а выпускать ты ее не знаешь как, все в себе держишь. А все потому, что мечом ты махать не умеешь, а щита у тебя достойного нет. Никаких у тебя доспехов! Нечем тебе агрессию отражать!
— Меча? Щита? Бабушка, да вы о чем? – удивилась Лялькина. – 21 век на дворе! Какие доспехи?
— Невидимые, — гнула свою линию бабуся. – Такие доспехи завсегда у человека иметься должны, они наследные, по роду передаются, из поколение в поколение, да времена теперь такие наступили – растеряли мудрость веков, деткам в наследство теперь все больше завещают квартиры да машины, а о самом главном-то и позабыли!
— Какое наследство? О чем позабыли?
— Как ты думаешь, почему им всем удается тебя обидеть, а им хоть бы хны?
— Потому что я не могу себе позволить опускаться до их уровня! – с достоинством ответила Лялькина. – Я же человек интеллигентный, цивилизованный. А они… дикари какие-то!
— Вот пока ты интеллигентно пыхтишь, дикарь уже в тебя стрелу выпустил! У него-то и щит есть, и меч, и колчан со стрелами – он же агрессивный, да и опыт у него! Потому и попадает в тебя точнехонько, без промаха! А если бы у тебя щит был, тогда что?
— Ну, отскочила бы стрела от щита, — подумав, предположила Лялькина.
— Верно говоришь! Так вот, я тебе сейчас такой щит подарю.
— А удобно? – засомневалась Лялькина. – Может, я его у вас куплю?
- Я не продаю. Я просто так, задаром отдам. Мне не жалко!
— Ну, давайте, спасибо большое, - согласилась Лялькина, раскрывая сумку.
— Да не в сумку клади, а в голову! Говорю же, незримый он!
— А, ну ладно! Я вся внимание.
— Так вот, все очень просто. Сначала надо тебе поведать легенду про Зеркало Мира. А история такая: когда-то, в незапамятные времена, Боги создали волшебное зеркало, чтобы весь мир в нем отражался. И каждый человек, посмотревшись в это зеркало, мог увидеть, что он подобен Богам, и познать все тайны мироздания, все взаимосвязи и механизмы. Боги завещали это зеркало людям, и долгое время оно хранилось на земле и помогало людям быть чище, лучше, добрее, и помнить, что все они – частички Единого Целого. Не было тогда ни войн, ни раздоров, ни противостояния – разве станут части Целого против друг друга выступать? Нет, как и левая рука против правой не станет бороться. Люди тогда желали друг другу только добра, потому что это сразу на всех отражалось, и на тебе тоже. «здравствуйте», «спасибо», «будьте здоровы», «всего хорошего» — это же еще с тех пор традиция идет…
Но однажды зеркало разбилось. Никто не помнит, почему так произошло. Может, небрежно хранили, может, бес попутал, а может, катастрофа какая приключилась – нам о том неведомо. А только разлетелось Зеркало Мира на миллионы мелки осколков, и каждый из них теперь уже не мог отражать Единого Целого, а отражал только маленькую часть. И растерялись люди: перестали они целостность ощущать. Стали они мнить о себе разное – то, что одни лучше, а другие хуже, и то, что надо бы у других осколки отобрать – тогда свое зеркало больше получится. Так и додумались до ссор и распрей, до войн за место под солнцем. А потом одни объявили себя наследниками Богов, а других стали считать низшими, недостойными. И стали они желать друг другу зла: «чтоб тебя приподняло и шлепнуло», «да провались ты», «будь ты проклят»… Но не понимали они, что хоть зеркало и разбилось – а Закон Отражений по-прежнему действует. И гласит он, что если ты другому что-то послал, оно к тебе и вернется, на тебе и отразится.
Хорошо еще, что не буквально такие пожелания сбываются, а то бы человечество себя за неделю извело! Но все одно – содержится в таких словах жгучий яд, и добра от него не жди. Отравленные стрелы летят во все стороны и разят всех, кто под них попадает. Вот такая легенда…
— Ну, замечательно, — в замешательстве проговорила Лялькина. – Но я-то при чем? Почему кто-то эти стрелы ядовитые мечет, а я как мишень?
— А ты не поняла? – удивилась бабуся. – Да проще простого! Ты ж, детка, такие же мечешь, только молча! Думаешь, если воспитанность соблюдаешь, вслух не говоришь, так и все, белая и пушистая? Как бы не так! Ты тоже целостности не ощущаешь, противопоставляешь себя другим. Ты хорошая – они плохие, да? А они то же самое про тебя думают. Вот так и отражаете друг друга. Замкнутый круг!
— И что же мне делать, я никак не пойму? – прохныкала Лялькина. – Вслух, что ли, говорить все, что я о них думаю? Такой же хамкой заделаться? Не хочу я так!
— И не надо. Есть способ!
— Какой? Какой? – заинтересовалась Лялькина.
— Тот самый щит, о котором я тебе битый час толкую. Все просто: тебе гадость какую скажут или сделают, а ты, вместо того, чтобы ядом наливаться, мысленно пожелай себе чего-нибудь хорошего и добавь: «и вам того же». Вот и все!
— Это как? – напрягла мозги Лялькина. – Что-то не пойму я…
— Да очень просто! Вот хочется тебе сказать «чтоб ты провалилась», а ты подумай «чтоб тебе жениха хорошего найти!». Да с сердцем так подумай, энергично! Сама хочешь, небось, жениха-то?
— Это к делу не относится, — смутилась Лялькина, которая действительно числилась в незамужних и жениха ой как хотела. – А вы лучше скажите, раз мы части Единого Целого, почему одни люди хорошие, а другие… не очень? Ну, просто даже злые?
— Потому что каждый в своем осколке видит малую толику Целого. А в Едином Целом – в нем ведь всего понемногу есть. Это как в хлебе. Если дрожжи, вода, соль и мука по отдельности – невкусно, и есть не станешь. А если все смешать да выпечь – вкуснятина, за уши не оттащишь.


 
ВероничкаДата: Среда, 29.04.2015, 10:56 | Сообщение # 114
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

— А мой дедушка то же самое про бражку говорил, — заулыбалась Лялькина.
— Ну вот видишь, значит не одна я мудрость тебе передаю, — засмеялась и бабулька. – Ты попробуй, попробуй! Все быстро меняться начнет, вот увидишь!
— Ага, а если я пожелаю хорошего, а человек еще больше обозлится? – вдруг обеспокоилась Лялькина. – Вдруг он ни во что хорошее и вовсе не верит?
— Ну и пусть не верит. Ты же не для него стараешься, а для себя. Говорю тебе – желай хорошего, оно к тебе и вернется, по Закону Отражения. Это самый лучший в мире щит, ты уж мне поверь. А то сидишь, думаешь: «Вот старая, из ума выжила, сказки какие-то рассказывает».
— Я… Я не… — залепетала Лялькина, которая действительно что-то такое подумывала.
— Да ладно, я не обижаюсь, — добродушно махнула рукой бабуся. — Если б я мысли чужие слышала да еще и обижалась, давно бы рассыпалась от горя. Иногда люди такое думают, что хоть святых выноси!
— Трудно, наверное, вам, если вы все мысли слышите?
— Ничего, я привыкшая. Главное – добра желать, вот и вся наука. Так и живу.
Тут бабушке пришло время выходить, а Лялькина на следующей вышла. Шла домой и думала: что это вообще было? И что тут ложь, что правда? А может, бабуська и впрямь вовсе из ума выжила по старости лет? Но тут она спохватилась и выбросила из головы эту мысль: а что если по Закону Отражений к ней вернется, что же ей, из ума теперь выживать? Нет уж, спасибочки!
И, как назло, у подъезда столкнулась с Егоровной, местной скандалисткой, которую все соседи боялись и недолюбливали, а уж связываться с ней и вовсе избегали. Поговаривали даже, что она – энергетический вампир и живет за счет высасывания чужой энергии, и Лялькина с этим была горячо согласна. Ее – так каждый раз высасывала.
— Ага, тебя-то мне и надо! – трубно провозгласила Егоровна. – Это твоя кошка мои цветочки перекопала? Я ее на живодерню сдам! А тебя к ответственности привлеку!
Прежде Лялькина обычно замирала перед Егоровной, как кролик перед удавом, позволяла выжать себя как лимон, а потом бежала домой плакать, но тут она вспомнила науку своей старенькой попутчицы, закон отражений, и…
— Будьте здоровы, Егоровна, — внятно сказала Лялькина, не сбавляя скорости.
Егоровна сначала замерла, а потом уперла руки в боки и возвысила голос:
— Здорова, говоришь? Да ты издеваешься, что ли? С вами тут вообще рехнешься, какое здоровье???
«Чтоб ты облезла, — привычно хотела подумать Лялькина, и тут же, спохватившись, переиграла. – Чтоб ты расцвела и заколосилась!».
Мысль показалась ей такой забавной, что она даже хихикнула. Егоровна продолжала голосить, уже за спиной, а Лялькина спокойно вошла в подъезд и поднялась к себе в квартиру.
— Надо же, не пробила! – в полном изумлении проговорила она, пялясь на себя в зеркало в прихожей. – Слышь, Егоровна! Не пробила ты меня! Действует щит, действует!
На следующий день Лялькина испробовала щит на работе – и там все получилось! Начальнице Лялькина пожелала счастливого отдыха на Багамах, коллеге-змеище – хорошо оплачиваемой работы, вредному клиенту – крупный выигрыш в лотерею. К концу рабочего дня Лялькина пребывала в замечательном расположении духа. Стрелы, истекающие ядом, до нее просто не долетали!!!
А в скором времени ехала посвежевшая и помолодевшая Лялькина в автобусе, и на какой-то остановке вошла та самая бабища с сумкой, которая когда-то нанесла урон лялькинским колготкам (о боже, как давно это было!!!), зато принесла судьбоносную встречу с волшебной бабулькой. Теперь бабища прицепилась к мужчине интеллигентного вида, который попался ей под горячую руку. Мужчина бледнел, краснел и, по всему, с трудом сдерживался, чтобы не вступить в перепалку.
«Чтоб у тебя твой поганый язык отсох, старая ведьма», — Лялькина вдруг поняла, о чем думает мужчина. Э, нет, это было не дело! — «Чтоб у тебя оказался рот, полный рахат-лукума, божий одуванчик», — наспех придумала за него Лялькина и оглянулась.
— Молодой человек, идите сюда! – позвала она. – Тут место есть. А мне нужна ваша помощь. Пожалуйста!
Мужчина глянул на нее с благодарностью, как на спасительницу, и резво двинулся к Лялькиной.
— Садитесь, — пригласила она. – Зацепило?
— Еще как, — признался мужчина. – Как я не люблю таких скандальных ситуаций! Но почему-то все время в них попадаю. Прямо проклятие какое-то!
— Точно. Проклятие! Но я знаю, как его снять, — загадочно сказала Лялькина. – Вы что-нибудь слышали про Зеркало Мира? А про Закон Отражения? Как, и щита у вас до сих пор нет?
Мужчина ничего такого, разумеется, не слышал, но очень заинтересовался. И Лялькиной пришлось пригласить его на чашечку чая, поскольку уже была ее остановка. Они встретились еще раз, и еще… А что было потом – вы уж и сами догадались. Потому что Лялькина к тому времени нажелала частичкам Единого Целого столько хорошего, что это просто не могло к ней не вернуться. По Закону Отражения!

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Среда, 29.04.2015, 10:58 | Сообщение # 115
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
Рубрика: Социальные

КОРЗИНКА, ПОЛНАЯ ЛЮБВИ

Посвящается моей бабушке Оле, уже покинувшей этот мир, и всем бабушкам на свете.
Хозяйственный инвентарь обитал в сарае. Там были лопаты и грабли, ведра и метлы, котлы и коромысла – много всего. Днем все отправлялись на работы, а вечером, когда сарай закрывали, между обитателями начинались тихие неспешные разговоры.
Корзинка в разговорах старалась помалкивать. Она была уже старенькая, потемневшая от времени, в некоторых местах прутики стали тонкими и хрупкими, между ними возникли щели, а в на донышке, слева, вообще лопнули, и образовалась дырка. Корзинка очень стеснялась и поэтому не высовывалась. Но совсем незаметной оставаться не удавалось, и иной раз ей приходилось выслушивать обидные вещи.
— Ох, и поработали мы сегодня! – горделиво начинали Грабли. – Сенокос, знаете ли, горячая пора! Сено ворочать – это как на передовой! Страда, понимать надо!
— А я целый день удобрение перетаскивала, — важно включалась Лопата. – Тоже вам не фунт изюму. Один запах чего стоит!!! Вредное производство!
— А мы воду носили, и в баню, и в огород! – начинали звенеть сияющие новенькие Ведра.
— Много бы вы без меня наносили… — ворчало старое, но крепкое Коромысло, помнившее еще бабушку хозяйки. – Пустозвоны…
— А Корзинка у нас что делала? – осведомлялась Большая Дворовая Метла, сплетница и интриганка.
— Я переносила огурцы, — еле слышно отвечала Корзинка.
— Ой, ой! Переносила она! – тут же насмешливо подпрыгивала Метла. – Да из тебя уже все сыплется! Сама видела, как маленький огурчик выскочил – и между грядками спрятался. Хозяйка не заметила, а все ты виновата!!!
— Конечно, ей уже в обед сто лет, — замечали Грабли. – В таком возрасте пора на покой. Толку мало!
— Ну, это смотря из какого материала ты скроен! – возражало Коромысло. – Вот я с годами только крепчаю. А всяких лопат-ведер на моей памяти ух сколько сменилось, всех и не упомнишь!
Корзинка только вздыхала и отмалчивалась. Она и сама осознавала, что уже старенькая, и толку с нее все меньше и меньше. Она хорошо знала, что рано или поздно выходит срок любой вещи, и ее служение Хозяйке закончится. Но пока она могла что-то делать и в чем-то участвовать, она тихо радовалась. Она очень любила своих Хозяев и хотела только одного – быть полезной.
— На свалку, на свалку! – заверещали брезентовые рукавицы, в которых Хозяин занимался мусоропогрузочными работами.
— Изрубить в муку! – решительно высказался Топор.
Корзинка не обижалась: она повидала многое и знала, что каждый видит действительность в соответствии со своими жизненными принципами и предназначением. Положено топору рубить – он только об этом и думает. Привыкли рукавицы к мусору – ну что с них взять? В общем, Корзинка принимала всех такими, какие они есть. Хотя слушать такие вещи о себе было, конечно, не особо приятно.
А однажды вездесущая Метла принесла новость: Хозяева решили разобраться в сарае, выкинуть все старье и навести порядок.
— Ну, Корзинка, готовься, — зловеще пообещали Вилы. – Будет тебе кирдык. Ты-то уже на ладан дышишь, ни на что не годишься.
— Ага, видела я, как она вчера цветы носила. Земля снизу так и сыплется! Вместе с семенами, — захихикала Лопата. – Никудышная корзинка, явно подлежит списанию!
А потом пришли хозяева и действительно стали чистить сарай. Дошла очередь и до Корзинки.
— А эта старушка тебе нужна? – спросил Хозяин, протягивая Корзинку Хозяйке.
— Ой, это моя любимая корзиночка, — заулыбалась Хозяйка. – Уже старенькая, и возраст у нее ого-го какой, но вот выбросить рука не поднимается. Я с ней еще девчонкой по грибы да по ягоды ходила. А потом как славно она послужила!!! Сколько у меня с ней приятных воспоминаний связано!
— Но она же вот и прохудилась уже? – заметил Хозяин.
— Ага! Знаешь, как иногда забавно получается? Несу в ней что-нибудь, а оно — раз! – и выпадет. И потом у меня гортензии вырастают между укропными грядками, а морковка – вдруг среди левкоев вылезет. И костяника возле бани – это ее работа. А я веселюсь, это же так необычно! Ну как же я с такой старушкой-веселушкой расстанусь?
— Ох уж и веселья-то, когда все не на своих местах! – подивился Хозяин.
— А какая радость, если все изо дня в день одинаково? – не согласилась Хозяйка. – А еще… Ты знаешь, эта старенькая корзинка очень мудрая! Я с ней порою советуюсь. Если сомневаюсь, не знаю, как поступить – я ее спрашиваю. И знаешь, мне кажется, что корзинка мне мудрые решения подсказывает! Нет, правда!!!
— А знаешь что? – вдруг придумал Хозяин. – Если тебе твоя корзинка так дорога, давай мы ее на легкую работу определим? Ну, как заслуженную пенсионерку!
— Это как же? – заинтересовалась Хозяйка, прижимая к животу свою любимую корзинку.
— А вот скоро у нашей кошечки потомство ожидается. Давай мы в корзинку мягких тряпочек постелем, и пусть там наша Муська со своим выводком обитает.
— Ой, здорово! – обрадовалась Хозяйка. – Как ты до этого додумался?
— Сам не знаю. Может, корзинка твоя надоумила?
— Очень может быть! Она такая… Хорошо, что ты так придумал. Конечно, возьмем ее в дом! От этой старушки теплом веет…
И Корзинку унесли с собой. А остальные еле-еле дождались, когда сарай закроют на ночь. Вечером сарай просто гудел, как растревоженный улей.
— Подумать только!!! Взяли в дом!!! – возмущалась Совковая Лопата. – Меня вот ни разу в дом не брали, хотя я тружусь, как ломовая лошадь. Несправедливо!!!
— А нас брали, а нас брали! – изо всех сил бренчали ведра. – А мы-то в дом вхожи!
— Не больно-то хвастайтесь, может, пару раз в сенях и были, — осадили их Грабли. – В доме свои ведра есть, чистые!
— Нет, но Корзинка-то! Смотрите, как втерлась в доверие! – подрагивала в праведном гневе Метла. – Ее уже на свалке заждались, а она… На пенсию! Ну надо же! Старая, дырявая… За что ей такое счастье?
— Может быть, потому что она все больше молчала? Не помню, чтобы оно о ком-то слово плохое сказала, — припомнило Коромысло.
— А еще добрая была, жалела нас, и советы давала, если спросишь, — подхватили Рукавицы.
— Ага, она была работящая и невредная, — согласились Вилы. – Чего уж там говорить, трудилась себе тихо, никогда не жаловалась, никому не завидовала…
— В общем, повезло! – завистливо сказала Метла и спряталась в углу – переживать.
… А дома в старой корзинке, помытой и просушенной, уже с довольным мурчанием обосновалась кошка Мурка, и Хозяйка с улыбкой смотрела на корзинку, которая, казалось, распространяла вокруг себя мягкий уютный свет, и от него на душе тоже становилось радостно и светло.

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Четверг, 30.04.2015, 08:10 | Сообщение # 116
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
Рубрика: Социальные

МАЛЕНЬКОЕ СОЛНЫШКО


Жил-был на свете цветок, и звали его Одуванчик. Он вырос в саду, где все цветы были посажены заботливой рукой садовника, а его никто не сажал и вообще не звал.
— Эй, ты, молодой-зеленый! – покровительственно спросил гордый пышный Георгин. – Ты часом не заблудился?
— Не-а, не заблудился. У меня здесь корни! – ответил Одуванчик. – Как известно, где корни, там и родина!
— Чего-чего? – переспросила рассеянная Космея. Она была рассеяна по всему периметру цветника, потому и считала себя исключительно рассеянной. – Кто-то что-то где-то сказал?
— Он говорит, что здесь его родина, — высокомерно проронила Мальва. – Мальчик, что вы можете понимать в таких высоких материях?
Разумеется, сама Мальва в высоких материях разбиралась, потому вымахала выше забора, и ее пышный цветок можно было наблюдать даже с дороги. Мальва с высоты своего положения очень любила давать советы и высказывать мнение по разным поводам.
— Давайте знакомиться! Я – Одуванчик, а зеленый я потому, что еще молодой, — представился Одуванчик. – Но я быстро расту и скоро расцвету. Я очень динамичный цветок!
— Посмотрите на него! Он – цветок! Вот эта зеленая фигушка называет себя цветком!!! – презрительно фыркнула Мальва. – Да он просто самозванец! Проник в сад под покровом ночи, незаметно укоренился, а теперь права тут будет качать.
— Здесь растут приличные цветы, — поддержала ее Космея. – А вам лучше бы отправиться на историческую родину!
— Ах, какая там у него историческая родина, — хохотнул изящный красавчик Гладиолус. – Перекати-поле! Пусть уже торчит… Места не простоит. И красоты не испортит. Трава и трава себе… Зелень!
Но вскоре их ожидал сюрприз! Встало солнышко, и одуванчик раскрылся. У него оказалась пронзительно-желтая пышная прическа, состоящая из множества лучиков, словно солнышко решило поиграть и побыть немного цветком.
— Ура! Ура! Смотрите все! Я раскрылся! – возликовал Одуванчик.
— Раскрылся? – недовольно повернулась сонная Космея. – Ну и что орать на весь сад ни свет ни заря? Порядочные цветы еще спят!
— Так солнце же! – искренне не понял Одуванчик. – Как можно спать, когда роса на листьях, и солнышко пригревает, и небо голубое? Вставайте, вставайте! Давайте споем гимн Солнцу!
— Слушай, а ты не много на себя берешь? – смерила его взглядом Мальва. – С чего ты взял, что тут кто-то намерен с тобой петь??? Да еще в такую рань? Ну-ка, сиди тихо!
— Я не могу тихо! – жалобно сказал Одуванчик. – Меня чувства переполняют! Жизнь прекрасна и удивительна! И так хочется поделиться этой радостью!
— Поделился? Умолкни! – скомандовал бравый Георгин. – Со своим уставом в чужой монастырь не лезут, чтоб ты знал.
— А у вас тут монастырь? – наивно поинтересовался Одуванчик.
— У нас тут сумасшедший дом! – нервно пробормотал Гладиолус. – В самом деле, ну что такое? Всех перебудил, всех всполошил! И из-за чего? Подумаешь, раскрылся! Вот мы все уже давно процветаем, и ничего, не вопим об этом на весь белый свет.
— Тем более что хвастаться тебе особо нечем, — подковырнула его Мальва. – Посмотри, какие изящные очертания у порядочных садовых цветов, а у тебя на голове какой-то художественный беспорядок… Молчал бы уж!
Конечно, такое отношение никого бы не порадовало. Но Одуванчик нисколько не огорчился. Его так радовал новый день, а то, что он наконец-то раскрылся, вообще приводило его в восторг! Поэтому испортить ему настроение было трудно. Он теперь тренировался: утром раскрывался, а вечером вновь смыкал зеленую чашечку, убирая свою солнечную головенку на ночь. И каждое утро раскрывался по новой, оглашая сад радостными песнопениями.
— Это ненадолго, — проронила Мальва, критически глядя на непрошеного жильца. – Его не касалась рука садовника, такие долго не живут. Вот увидите, быстро состарится, завянет, и мы больше не будем просыпаться по утрам от его дурацких песенок.
— Да, вы правы, сударыня, — важно кивнул Георгин. – Вот я, георгиевский кавалер, веду себя прилично, поэтому и цвету долго и красочно. А он… Что с него взять? Плебей-с!
— Попрошу не выражаться! – тут же выгнулся Гладиолус. – Это больно ранит мой слух. Я такой тонкий, такой изысканный… У меня от ваших словечек соцветия вянут.
— Уймитесь, кавалергард! – усмехнулась Мальва. – С такой тонкой натурой, как у вас, долго не проживешь – срежут и подарят какой-нибудь кисейной барышне!
— Ах, не надо о грустном, — вздохнула Космея. – Так хочется подольше поцвести!
- Но в чем вы все правы – это то, что зря мы разрешили ему пустить тут корни. Нарушает покой! Не наш он, не наш! – вновь завел свою речь Георгин. – Слышь, Одуванчик! Лишний ты тут, чужой!
— В природе лишнего не бывает, — весело парировал Одуванчик, топорща свои желтые лепестки. – И чужого – тоже. Вот вы мне, например, уже как родные!
— О боже! – закачалась от смеха Мальва. – Я не могу! Родственничек!
Да, садовые цветы Одуванчика ну никак не принимали! Не нравился он им – и хоть ты завянь! Они очень полюбили обсуждать его, и мнения, как правило, были нелицеприятными.
— Ну и стебель у тебя! – начинал задевать Одуванчика Гладиолус. – Тонкий, гладкий, невыразительный! Такое сейчас не носят! Не мог себе что-нибудь поинтереснее отрастить?
— Чем природа наградила, с тем и живу, — беззлобно отвечал Одуванчик. – Зато безопасно: на мне ни тля, ни гусеницы не держаться – все скатываются.
— Это они от хохота скатываются, — поддразнивала его Мальва. – Они тут привыкли к изысканности, к высшему обществу, а тут такой простачок затесался…


 
ВероничкаДата: Четверг, 30.04.2015, 08:11 | Сообщение # 117
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

— В простоте тоже есть красота, — парировал Одуванчик. – Во всем красота!
— Да уж, красавчик, — неодобрительно косилась на него Космея. – Вон, стареешь уже! Седина пробиваться начала.
— Кто стареет, тот мудреет, — и тут находил ответ Одуванчик. – Смотрите, друзья, какая интересная тучка! Сейчас, пожалуй, дождичком брызнет… Тепленьким таким… Пожалуй, надо голову прикрыть… Эх! Хорошо! - и он прятал желтый венчик в зеленую чашечку.
У Одуванчика сквозь его желтые лохмушки и правда стала явственно пробиваться седина. А в один прекрасный день он вдруг напрочь сменил имидж: его яркая шевелюра окончательно исчезла, а на ее месте появилась редкая седая шапочка.
— Ой, мама моя! – веселилась Мальва. – Старичок ты наш! Чудо в перьях! Ну и на кого ты теперь похож???
— На облезлую ворону! – подхватывал Георгин. – Нет, даже не на ворону! На перекати-поле!
— Нет! Я теперь похож на облачко! – радовался Одуванчик. – По-моему, еще лучше, чем прежде, стало. А знаете, как голове легко???
— Ну уж нет, я бы такого уродства не перенес, — изрекал Гладиолус, мужественно стараясь не дрожать от такой ужасной перспективы. – Лучше смерть!
— Ничего и не лучше! – возражал Одуванчик. – Жизнь всегда лучше, чем смерть! Жить – интересно!
— Жизнь коротка… Коротка… — шептала Космея. – Чему тут радоваться? Все завянем, все умрем…
— Но пока мы еще живы – предлагаю радоваться! – провозглашал Одуванчик, качая своей шарообразной седой головой.
— Разуйся-радуйся, — мстительно говорил Гладиолус. – Вот дунет ветер – посмотрим, как ты печально облетишь…
И однажды так и случилось: дунул ветер, и Одуванчик разом потерял всю свою шевелюру. Осталось несколько волосков, и все. А вскоре и они облетели.
— Плешивый! – веселился Гладиолус.
— Да, полысел ты, весельчак, — рубил правду-матку Георгин.
— Ну и как теперь? – насмешливо вопрошала Мальва. – Не дует? Лысинка не мерзнет? Все еще радуешься жизни?
— Жизнь прекрасна и удивительна! – подтверждал Одуванчик. – Такие изменения! Такие трансформации! Такие повороты судьбы! Ну как тут не удивляться???
Но наступил день, когда Одуванчик тихо скончался. Утром садовые цветы не услышали ни песенок, ни приветствия новому дню, было непривычно тихо.
— Эй, Одуванчик! Не проспи зарю! – подал голос Георгин, но ему ответом было молчание.
— Одуванчик, привет! – присоединился Гладиолус. – Ты там чего, замерз, что ли?
— Нет покоя ни ночью, ни днем, — зашелестела Космея. – Ну чего он там?
— Он умер, — странным напряженным голосом сказала Мальва.
— Как? Как умер? – завертели головками цветы, раскрывая глаза.
Они увидели: на том месте, где рос Одуванчик, на земле лежал увядший стебель в засохшей розетке листиков, и все…
— Это рано или поздно должно было случиться, — сказал Георгин. – Все там будем!
— Ну и слава Богу, теперь по утрам можно поспать подольше, — неуверенно проговорил Гладиолус.
— Вот ведь как бывает… Был цветок – и нет цветка, — тяжко вздохнула Космея.
День прошел как-то невесело. Цветы смотрели друг на друга и видели, что и они уже не такие цветущие, как прежде. Изрядно подувяла Мальва. Стали подсыхать нижние цветки у Гладиолуса. Поредела Космея. И Георгин уже не был таким бравым – старость, старость… Печально, конечно, но не в том было дело. Каждый старался подавить в себе это чувство, но… Им не хватало Одуванчика. Да, он был не из их круга, он был надоедливым, он часто говорил невпопад и часто раздражал их своим дурацким оптимизмом, но он был, и они к нему привыкли.
— Странно как-то… Никто теперь не поет… — задумчиво протянула Космея.
— Дурацкий, конечно, был цветочек, но забавный, — высказался Георгин.
— Да, он развлекал и не давал скучать, этого не отнять, — вспомнил Гладиолус.
— Надо же… Пришелец, чужак, залетный, а мы все по нему скучаем, — с удивлением констатировала Мальва.
— С ним было весело, — вновь сказал Гладиолус. – Он был такой… позитивный, что ли!
— Ну да. Болтает какую-нибудь ерунду, а жизни кажется ярче и разнообразнее, — подтвердил Георгин.
— Да, и эта его желтенькая шапочка… Он был как солнышко! – сказала Космея.
— А теперь закатилось наше солнышко! – зарыдал чувствительный Гладиолус. – Нет его больше с нами! Ы-ы-ы-ы… Как жить???
— Прекрати истерику! – прикрикнула на него Мальва. – Вспомни, что Одуванчик говорил? Жизнь прекрасна и удивительна! Так что давайте не будем плакать! Давайте лучше споем!
И цветы запели одну из дурацких песенок Одуванчика, которые они успели выучить наизусть – ведь они слышали их каждое утро. Они пели, и казалось, что в общем хоре слышится и задорный голос Одуванчика.
— Вот так и надо жить… Так и надо! Чтобы быть как солнышко, и чтобы для тебя потом друзья пели твои песни, — прошептал гладиолус, низко склоняя стебель перед маленьким цветком Одуванчиком, который очень любил жизнь.

Автор: Эльфика


 
ВероничкаДата: Четверг, 30.04.2015, 08:12 | Сообщение # 118
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
Рубрика: Социальные

ДЕТИ БОГА


Собрались однажды дети: Православие, Католичество, Мусульманство, Буддизм, Протестантство и другие, и начали спорить, кто любимый ребёнок, а кто нет. Кто-то из детей был старше и сильнее, кто-то совсем маленький, они спорили, толкались, некоторые даже пытались подраться, но в этот момент зашёл их Духовный Отец, и все притихли…

— О чём Вы спорите? Зачем кричите и толкаетесь? Разве Вы не знаете, что я Вас люблю?! ВСЕ ВЫ МОИ ВОЗЛЮБЛЕННЫЕ ДЕТИ! Разве не дарил я Вам подарки – святыни Ваши, показывая, как люблю я Вас? Разве не учил Вас жить в мире и согласии? Разве не приходил к Вам, когда звали меня? Не люблю я лишь тех, кто не почитает Слова Моего, кто ослушался меня и считает себя главнее меня. Тех, кто думает, что может обижать, принижать других, прикрываясь Именем моим. Эти – не дети мне!
Притихшие перед наставником дети не сразу заметили, что в помещение робко, бочком вошел совсем неприметный маленький человек, плешивый и хилый, в грязной оборванной одежде, со старой холщовой сумкой в руках. От него дурно пахло — видимо, он много времени проводил на помойках.
- Здравствуй, добрый человек! — обратился к нему Духовный Отец. — Кого ты ищешь? Если меня, то я сейчас занят — я тут как раз даю важный урок своим ученикам.
- Простите меня. Я просто зашел погреться, — стеснительно сказал оборванец.
- Я скажу, чтобы тебя накормили и дали тебе возможность помыться и переодеться. А теперь я прошу оставить нас, чтобы я мог закончить свою проповедь.
- Благодарю тебя, — смиренно поклонился нищий. — А чему ты учишь этих детей?
- Терпимости, — кратко ответил наставник. — Я говорил им: кто думает, что может обижать, принижать других, прикрываясь Именем моим – не дети мне!
- А чьи же они дети? — наивно спросил старик, подслеповато моргая выцветшими глазками. — Кто их отец?
Наставник не нашелся, что ответить, и сдержанно сказал:
- Иди, добрый человек, наверное, тебя где-то ждут.
- Меня везде ждут, — улыбнулся старик. - Не сердись на них. Они вырастут и поумнеют, — пообещал он, всматриваясь в лица ребятишек. — В детстве все бывают жестоки и различают только черное и белое, но позже начинают видеть и другие цвета. Я хочу, чтобы вы знали: все вы — дети мои, даже те, кто себя плохо ведет. Я вас всех люблю и верю в вас. Учитесь, растите и становитесь мудрее. И слушайте вашего Наставника — вам с ним повезло, так как он растет вместе с вами.
И прежде чем кто-то успел ответить на его слова, он пошел прочь. И уже на пороге он обернулся и тихо спросил:
- Если бы Бог пришел к вам в таком облике и в таких одеждах, узнали бы вы его?

Молчание было ему ответом…

Авторы: Ирина Караваева и Ирина Семина


 
ВероничкаДата: Четверг, 30.04.2015, 08:49 | Сообщение # 119
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
Сказка о прощении

Я не прощу, — сказала Она. – Я буду помнить.
— Прости, — попросил ее Ангел. – Прости, тебе же легче будет.

— Ни за что, — упрямо сжала губы Она. — Этого нельзя прощать. Никогда.

— Ты будешь мстить? – обеспокоенно спросил он.

— Нет, мстить я не буду. Я буду выше этого.

— Ты жаждешь сурового наказания?

— Я не знаю, какое наказание было бы достаточным.

— Всем приходится платить за свои решения. Рано или поздно, но всем… — тихо сказал Ангел. — Это неизбежно.

— Да, я знаю.

— Тогда прости! Сними с себя груз. Ты ведь теперь далеко от своих обидчиков.

— Нет. Не могу. И не хочу. Нет им прощения.

— Хорошо, дело твое, — вздохнул Ангел. – Где ты намерена хранить свою обиду?

— Здесь и здесь, — прикоснулась к голове и сердцу Она.

— Пожалуйста, будь осторожна, — попросил Ангел. – Яд обид очень опасен. Он может оседать камнем и тянуть ко дну, а может породить пламя ярости, которая сжигает все живое.

— Это Камень Памяти и Благородная Ярость, — прервала его Она. – Они на моей стороне.

И обида поселилась там, где она и сказала – в голове и в сердце.

Она была молода и здорова, она строила свою жизнь, в ее жилах текла горячая кровь, а легкие жадно вдыхали воздух свободы. Она вышла замуж, родила детей, завела друзей. Иногда, конечно, она на них обижалась, но в основном прощала. Иногда сердилась и ссорилась, тогда прощали ее. В жизни было всякое, и о своей обиде она старалась не вспоминать.

Прошло много лет, прежде чем она снова услышала это ненавистное слово – «простить».

— Меня предал муж. С детьми постоянно трения. Деньги меня не любят. Что делать? – спросила она пожилого психолога.

Он внимательно выслушал, много уточнял, почему-то все время просил ее рассказывать про детство. Она сердилась и переводила разговор в настоящее время, но он снова возвращал ее в детские годы. Ей казалось, что он бродит по закоулкам ее памяти, стараясь рассмотреть, вытащить на свет ту давнюю обиду. Она этого не хотела, а потому сопротивлялась. Но он все равно узрел, дотошный этот дядька.

— Чиститься вам нужно, — подвел итог он. – Ваши обиды разрослись. На них налипли более поздние обиды, как полипы на коралловый риф. Этот риф стал препятствием на пути потоков жизненной энергии. От этого у вас и в личной жизни проблемы, и с финансами не ладится. У этого рифа острые края, они ранят вашу нежную душу. Внутри рифа поселились и запутались разные эмоции, они отравляют вашу кровь своими отходами жизнедеятельности, и этим привлекают все новых и новых поселенцев.

— Да, я тоже что-то такое чувствую, — кивнула женщина. – Время от времени нервная становлюсь, порой депрессия давит, а иногда всех просто убить хочется. Ладно, надо чиститься. А как?

— Простите ту первую, самую главную обиду, — посоветовал психолог. – Не будет фундамента – и риф рассыплется.

— Ни за что! – вскинулась женщина. – Это справедливая обида, ведь так оно все и было! Я имею право обижаться!

— Вы хотите быть правой или счастливой? – спросил психолог. Но женщина не стала отвечать, она просто встала и ушла, унося с собой свой коралловый риф.

Прошло еще сколько-то лет. Женщина снова сидела на приеме, теперь уже у врача. Врач рассматривал снимки, листал анализы, хмурился и жевал губы.

— Доктор, что же вы молчите? – не выдержала она.

— У вас есть родственники? – спросил врач.

— Родители умерли, с мужем в разводе, а дети есть, и внуки тоже. А зачем вам мои родственники?

— Видите ли, у вас опухоль. Вот здесь, — и доктор показал на снимке черепа, где у нее опухоль. – Судя по анализам, опухоль нехорошая. Это объясняет и ваши постоянные головные боли, и бессонницу, и быструю утомляемость. Самое плохое, что у новообразования есть тенденция к быстрому росту. Оно увеличивается, вот что плохо.

— И что, меня теперь на операцию? – спросила она, холодея от ужасных предчувствий.

— Да нет, — и доктор нахмурился еще больше. – Вот ваши кардиограммы за последний год. У вас очень слабое сердце. Такое впечатление, что оно зажато со всех сторон и не способно работать в полную мощь. Оно может не перенести операции. Поэтому сначала нужно подлечить сердце, а уж потом…

Он не договорил, а женщина поняла, что «потом» может не наступить никогда. Или сердце не выдержит, или опухоль задавит.

— Кстати, анализ крови у вас тоже не очень. Гемоглобин низкий, лейкоциты высокие… Я пропишу вам лекарства, — сказал доктор. – Но и вы должны себе помочь. Вам нужно привести организм в относительный порядок и заодно морально подготовиться к операции.

— А как?

— Положительные эмоции, теплые отношения, общение с родными. Влюбитесь, в конце концов. Полистайте альбом с фотографиями, вспомните счастливое детство.


 
ВероничкаДата: Четверг, 30.04.2015, 08:50 | Сообщение # 120
Мастер Рейки
Группа: Житель сайта Рейки
Сообщений: 10283
Статус: в медитации
продолжение

Женщина только криво усмехнулась.

— Попробуйте всех простить, особенно родителей, — неожиданно посоветовал доктор. – Это очень облегчает душу. В моей практике были случаи, когда прощение творило чудеса.

— Да неужели? – иронически спросила женщина.

— Представьте себе. В медицине есть много вспомогательных инструментов. Качественный уход, например… Забота. Прощение тоже может стать лекарством, причем бесплатно и без рецепта.

Простить. Или умереть. Простить или умереть? Умереть, но не простить? Когда выбор становиться вопросом жизни и смерти, нужно только решить, в какую сторону ты смотришь.

Болела голова. Ныло сердце. «Где ты будешь хранить свою обиду?». «Здесь и здесь». Теперь там болело. Пожалуй, обида слишком разрослась, и ей захотелось большего. Ей вздумалось вытеснить свою хозяйку, завладеть всем телом. Глупая обида не понимала, что тело не выдержит, умрет.

Она вспомнила своих главных обидчиков – тех, из детства. Отца и мать, которые все время или работали, или ругались. Они не любили ее так, как она этого хотела. Не помогало ничего: ни пятерки и похвальные грамоты, ни выполнение их требований, ни протест и бунт. А потом они разошлись, и каждый завел новую семью, где ей места не оказалось. В шестнадцать лет ее отправили в техникум, в другой город, всучив ей билет, чемодан с вещами и три тысячи рублей на первое время, и все – с этого момента она стала самостоятельной и решила: «Не прощу!». Она носила эту обиду в себе всю жизнь, она поклялась, что обида вместе с ней и умрет, и похоже, что так оно и сбывается.

Но у нее были дети, были внуки, и вдовец Сергей Степаныч с работы, который пытался неумело за ней ухаживать, и умирать не хотелось. Ну правда вот – рано ей было умирать! «Надо простить, — решила она. – Хотя бы попробовать».

— Родители, я вас за все прощаю, — неуверенно сказала она. Слова прозвучали жалко и неубедительно. Тогда она взяла бумагу и карандаш и написала: Уважаемые родители!Дорогие родители! Я больше не сержусь. Я вас за все прощаю.

Во рту стало горько, сердце сжалось, а голова заболела еще больше. Но она, покрепче сжав ручку, упрямо, раз за разом, писала: «Я вас прощаю. Я вас прощаю». Никакого облегчения, только раздражение поднялось.

— Не так, — шепнул Ангел. – Река всегда течет в одну сторону. Они старшие, ты младшая. Они были прежде, ты потом. Не ты их породила, а они тебя. Они подарили тебе возможность появиться в этом мире. Будь же благодарной!

— Я благодарна, — произнесла женщина. – И я правда очень хочу их простить.

— Дети не имеют права судить своих родителей. Родителей не прощают. У них просят прощения.

— За что? – спросила она. – Разве я им сделала что-то плохое?

— Ты себе сделала что-то плохое. Зачем ты оставила в себе ту обиду? О чем у тебя болит голова? Какой камень ты носишь в груди? Что отравляет твою кровь? Почему твоя жизнь не течет полноводной рекой, а струится хилыми ручейками? Ты хочешь быть правой или здоровой?

— Неужели это все из-за обиды на родителей? Это она, что ли, так меня разрушила?

— Я предупреждал, — напомнил Ангел. – Ангелы всегда предупреждают: не копите, не носите, не травите себя обидами. Они гниют, смердят и отравляют все живое вокруг. Мы предупреждаем! Если человек делает выбор в пользу обиды, мы не вправе мешать. А если в пользу прощения – мы должны помочь.

— А я еще смогу сломать этот коралловый риф? Или уже поздно?

— Никогда не поздно попробовать, — мягко сказал Ангел.

— Но они ведь давно умерли! Не у кого теперь просить прощения, и как же быть?

— Ты проси. Они услышат. А может, не услышат. В конце концов, ты делаешь это не для них, а для себя.

— Дорогие родители, — начала она. – Простите меня, пожалуйста, если что не так… И вообще за все простите.

Она какое-то время говорила, потом замолчала и прислушалась к себе. Никаких чудес – сердце ноет, голова болит, и чувств особых нет, все как всегда.

— Я сама себе не верю, — призналась она. – Столько лет прошло…

— Попробуй по-другому, — посоветовал Ангел. – Стань снова ребенком.

— Как?

— Опустись на колени и обратись к ним, как в детстве: мама, папа.

Женщина чуть помедлила и опустилась на колени. Она сложила руки лодочкой, посмотрела вверх и произнесла: «Мама. Папа». А потом еще раз: «Мама, папа…». Глаза ее широко раскрылись и стали наполняться слезами. «Мама, папа… это я, ваша дочка… простите меня… простите меня!». Грудь ее сотрясли подступающие рыдания, а потом слезы хлынули бурным потоком. А она все повторяла и повторяла: «Простите меня. Пожалуйста, простите меня. Я не имела права вас судить. Мама, папа…».

Понадобилось немало времени, прежде чем потоки слез иссякли. Обессиленная, она сидела прямо на полу, привалившись к дивану.

— Как ты? – спросил Ангел.

— Не знаю. Не пойму. Кажется, я пустая, — ответила она.

— Повторяй это ежедневно сорок дней, — сказал Ангел. – Как курс лечения. Как химиотерапию. Или, если хочешь, вместо химиотерапии.

— Да. Да. Сорок дней. Я буду.

В груди что-то пульсировало, покалывало и перекатывалось горячими волнами. Может быть, это были обломки рифа. И впервые за долгое время совершенно, ну просто ни о чем, не болела голова.

Эльфика


 
Форум » Зал нашего досуга » Сказки от Эльфики » ОТНОШЕНИЯ
Страница 8 из 9«126789»
Поиск:

Мини чат

Вам здесь всегда рады!!!